ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета. Расследования. Громкие дела. Мир и человек

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ ГРИГОРИЯ НЕЛЮБОВА. Космонавт СССР №3 из гагаринской «шестерки».

Опубликовано operkor на Февраль 17, 2011

 В  этом  году мир  отмечает  50-летие  первого  полета  человека  в  космос. Имена  тех,  кто  первым  прокладывал  дорогу  к  звездам,  навеки  останутся  в  памяти  человечества.  Сегодня  их  знают  все.  Но  далеко  не  всем  известно,  что  на  космическом  пьедестале  почета  мог  оказаться  и  запорожец  Григорий  Нелюбов.  Мог  бы,   если  бы  не  досадная  случайность,  нелепая  ошибка  и  просто  несправедливость  судьбы. На  долгие  сорок  лет  его  имя  было  незаслуженно  вычеркнуто  из  истории  советской  космонавтики. 

Он  прожил  прекрасную,  но  вместе  с  тем  глубоко  трагическую  жизнь.  Высшей  точкой  его  жизненного  пути  было  назначение  вторым  дублером  первого  космонавта  планеты  Юрия  Гагарина. Его  уважали  академики  Сергей  Королев  и  Мстислав  Келдыш.  Академик  Борис  Раушенбах  предлагал  его  кандидатуру  на  первый  полет.  Как  прекрасным  летчиком  и  одаренным  человеком  им  восхищались  заслуженный   летчик-испытатель  СССР,  Герой  Советского  Союза  Марк  Галлай  и  первый  начальник  Центра  подготовки  Евгений  Карпов.  Его  называли  своим другом  Юрий  Гагарин,  Павел  Попович  и  Андриян  Николаев.

Очень  подробно  и  убедительно  о  жизни  и  деятельности  нашего  выдающегося  запорожца,  космонавта  №3  СССР рассказали  в  своей  книге  «Полшага  до  старта»  запорожские  авторы  кандидат  технических  наук  Александр  Лютый  и  кандидат  исторических  наук,  исследователь  пилотируемой  космонавтики  Олег  Варяник. Сегодня  один  из  авторов  этой  книги  Олег  Варяник –   собеседник «Хроник».

 Один  из  первых

 - Олег  Валерьевич,  совместно  с  вашим  соавтором Александром    Павловичем  Лютым  вы  написали,  на  мой  взгляд, очень  хорошую  книгу,  которая  дает достаточно  полное  представление    о  космонавтах-запорожцах  и   об  истории  советской  космонавтики. Скажите,  с  чего  началось  ваше  увлечение  космонавтом  №3  Григорием  Григорьевичем  Нелюбовым

 -  В  большей  степени  о  Нелюбове  знал  Александр  Павлович  Лютый.  Это  до  того,  как  мы  начали  писать  о  нем.  А  вообще  началось  с  того,  что  мы  вот  уже  много  лет  работаем  над  книгой,  посвященной  запорожским  некрополям.  И  случайно  для  себя  я  узнал,  что  на  Капустяном  кладбище  Запорожья находится   могила  Григория  Нелюбова.  И   мы  с  Александром  Павловичем  начали   работать. 

На фото: Дважды Герой Советского  Союза, космонавт Павел Попович, автор книги Олег Варяник,  космонавт, Герой России Александр Лазуткин

            - И  когда  примерно  вы  начали  заниматься исследованиями?

           -Не  так  давно,  скажем  так.  Мы  решили  в  нашей  книге  о  запорожских  некрополях  одну  главу  посвятить  Григорию   Григорьевичу  Нелюбову. Но  потом   увлеклись  этой  работой,  информации  о  космонавте  №3 СССР  набралось  достаточно  много,  она  уже  не  вмещалась  в  рамки  одной  главы,  и  мы  решили  сделать  отдельную  книгу  о  нем.  Писали    эту  книгу  и  в  Москве,  и  в  Звездном,  и  в  Сочи,  и  в  Киеве.

          -Я  знаю,  что  вы  знакомы  лично  со  многими  космонавтами.  Давно  у  вас  наладился  контакт  со  Звездным?

          — В  принципе,  плотный  контакт  поддерживается  уже  года  четыре.  У  нас  в  Москве  есть  друг,  можно  сказать,  наш  третий  соавтор,  который  тоже  занимается  Нелюбовым, — Виктор  Павлович  Таран.  Он собирает материалы  об  отечественной  космонавтике, он  был первым  консультантом  фильма  о Григории  Нелюбове.  Он  сам   москвич,  живет  в  Москве.  Знает  очень  многих  космонавтов.

         -Григорий  Нелюбов – космонавт,  который  по  злой  иронии  судьбы  не  слетал  в  космос.  Но  для  меня  лично   и  для  вас,  я  это  знаю,  Григорий  Григорьевич  — личность  выдающаяся.  В  своей  книге  вы  так  много  хорошего  о нем  рассказали.  Что  вас  в  нем  привлекает  прежде  всего?

           -Я  просто  не  мог  не  увлечься  им.  Человек  прожил  всего  32  года.  Это  вообще  уникальная  личность  сама  по  себе -  яркая,  известная  и  трагическая.  О  Грише  надо  писать,  писать  и  писать.  И  не  только  нам,  любителям,  но  и  писателям-профессионалам  не  грех  бы  заняться  этой  исключительно  яркой  личностью.  Его  судьба – уникальна.  И  сам  по  себе  он  человек  удивительный.

  -О  Нелюбове  не  только  пишут,  о  нем  вышло  уже  четыре  фильма.  В  чем,  по-вашему,  уникальность  его  личности  и  почему  к  нему  сегодня  такой  большой  интерес?

        -Гриша  был  первым  и  этим  все  сказано.  Это,  во-первых.  Во-вторых,  многие  космонавты  сегодня  обижаются: вот,  мол,  Нелюбов,  Нелюбов… У  них  за  плечами  по  два-три  полета  в  космос,  но  помнят  почему-то  люди  больше  Гришу,  а  не  их.  И  это  действительно  так.  Стоит  только  назвать его фамилию,    как  сразу  же  услышишь: « О!  Нелюбов – это  да!»  Я  неоднократно  убеждался  в  этом.

          — Где  это  было  и  при  каких  обстоятельствах?   Можете  припомнить

          -Как-то  меня  пригласил  к  себе  домой  Георгий  Михайлович  Гречко.  Вышел  я  из  метро  на  ВДНХ,  думаю,  куда  идти?  Дошел  до  музея  космонавтов,  спрашиваю  у  прохожих,  где  улица  Хованская. « А что Вас  там  интересует?» – в  свою  очередь  задают  они  вопрос. Говорю,  что  я  ищу  дом,  где  живут  космонавты.  Пожимают  плечами.  «Одного  космонавта  из  числа  первых  я  знаю – Маленченко,  — говорит  один  из  прохожих.   Я  поправляю  его,  говорю,  что  Маленченко  не  из  первого  отряда  космонавтов. Первыми,  говорю,  были  Гагарин,  Титов,  Нелюбов…

 «Ну,  кто  же  не  знает  Нелюбова,  -  соглашается  прохожий. – Нелюбов – это  да!»

       Я  решил  немножко  слукавить,  говорю,  что  я  родственник  Григория  Григорьевича.

  «Да что  вы  говорите!» – удивился  прохожий.  И  посмотрел  на  меня  теперь  уже  как-то  по-особому,  как  будто  перед  ним    стою  не  я, а  по  меньшей  мере  сама  Валентина  Ивановна  Гагарина.  До  такой  степени  он  был  заинтересован,  услышав  фамилию  Гриши. «Это  такой  человек!  Такой  человек» — повторял  он.

      —  И  кто  же  был  этот  прохожий?  Не  поинтересовались?

      - Как  же,  спросил.  Оказывается,  он  в  прошлом  подполковник  авиации.  Григорий  Нелюбов  на  слуху  у  многих.  И  это  неприятно  кое-кому  из  космонавтов.

    -Но  «грязь»  в  местной  прессе  о  Нелюбове,  я  знаю,  появлялась  и  позже.  И  опять  журналисты  делали  упор  на  то,  что  он,  мол,  был  склонен  к  употреблению  спиртных  напитков  и  т.п.

           — И  об  этом я  знаю.  Потому,  честно  сказать,  я  и  не  люблю  журналистов,  которые  то  ли  по  неопытности,  то  ли  по  своей  ограниченности  своими  грязными  мазками  умаляют  роль  своего  земляка,  космонавта  гагаринской  «шестерки».  Они  действуют  по  принципу  тяп-ляп. А  то,  что  своим  бредом  они  могут  нанести  родным  и  близким  космонавта  боль,  они  не  думают. 

        Я  все  время  ругался  с  «Комсомольской  правдой»,  которая  написала,  что  мы  с  Александром  Павловичем  Лютым  выбивали  у  властей  средства  на  установку  новой мемориальной доски Григорию Нелюбову на  Капустяном  кладбище.   Да  ни  у  кого  мы  не  выбивали  и  не  просили  средства  на  памятник.  Мы  все  сделали за  свой  счет.  Проект  и  все  остальное  было  сделано  за  наши  деньги.  

            — О  таком  человеке,  как    Григорий  Нелюбов,  писать  плохо,  я  считаю,  просто  неэтично  и  непатриотично.

           — К  публикациям  Ярослава  Голованова,  Юрия  Коваленко,  сослуживца  Григория  Григорьевича  по  Ейскому    военному  училищу  морской  авиации, и к  вашему  интервью  у  меня  претензий  нет.  Но  основной    массе  журналистов,  которые  брались  за  эту  тему,  было, видимо, все равно,  что  писать.  Вот  он  пил…  Да  откуда  вы  знаете?  Кто  это  вам  сказал?   Гриша  в  последний  раз  в  Запорожье  был  в  августе  1961  года.  После  полета  Германа  Титова.    Поэтому  говорить,  что  он  пил,  просто  неуместно  и  безосновательно.

            -Возможно,  авторы  таких   публикаций  имели  в  виду  тот  период,  когда  Григория  отчислили  из  отряда  космонавтов,  когда  он  служил  на  Дальнем  Востоке?  Может,  там  он  себе  позволял

          — Я  общался  с  теми  людьми,  которые  видели  его  последними.  По  их  словам,  и  тогда  это  был  вполне  адекватный  человек.  Да,  летчики  выпивали,  и  он  выпивал,  не  более  других.  У  него  же  были  постоянно  полеты.  Летчика  не  допустят  к  полетам,  если  он  выпивши.  Они  же  обязательно  проходят  медкомиссию.

         -Какие  еще  печатные  неточности  о  Нелюбове  вас  возмутили?

          — Самая  вопиющая  статья  о  Грише  Нелюбове – «Почему  покончил  с  собой   дублер  Гагарина?»,  которая  была  в  газете  «Комсомольская  правда»  в  1999 году.  Ее  автор – корреспондент  газеты  «Владивосток»  Владимир  Конопляцкий,  написавший  откровенную  ложь. 

          -   Что  в  ней, на ваш вгляд,   крамольного?

          — Все,  начиная  с  фотографии  в  статье.  В  ней  представлена  пострадавшая  от  времени   фотография  с  памятника  Грише   и  надпись,  что  других  его  снимков  не  сохранилось.  Мы  же  в  своей  книге  представили  около  ста  семидесяти  изображений  космонавта,  в  том  числе  и  это  фото  из  личного  дела  Григория  Григорьевича.  А  на  фотографии  первого  отряда  космонавтов,  сделанной  в  Сочи  в  мае  1961  года,  ощибочно  представлен  космонавт  Марс  Рафиков  как  Григорий  Нелюбов.  В  статье  жену  космонавта  называют  Лилией,  хотя  ее  зовут  Зинаида.  Кроме  того  было  сказано,  что  у  них  была  дочь.  К  огромному  сожалению,  детей  в  семье  Нелюбовых  не  было.  Ко  всему  прочему  приводится  совсем  непонятная  предсмертная  записка  Григория:  «Лиля,  я  больше  не  могу…»  И  так  все  остальное.

  — Вы  с  Александром  Павловичем  Лютым  в  своей  книге  очень  последовательно    и  доказательно   «очищаете»  биографию  Григория  Григорьевича  от  неточностей  и  искажений. 

          - В  публикациях  часто   пишут, что Гриша был  награжден  двумя  орденами  Красной  Звезды.  Это  неправда.  Он  был  удостоен  ордена  только  один  раз  в  качестве  второго  дублера  Юрия  Гагарина.  Он  также  не  был  дублером   у  Германа  Титова – им  официально  являлся  Андриян  Николаев,  хотя  к  этому  полету  Гриша  в  основном  составе  космонавтов  готовился  основательно. 

      Журналисты,  к  сожалению,  не  захотели  увидеть  всего  трагизма  человеческой  судьбы,  отнятой  профессией  у  талантливейшего  человека.  У  них  часто  фигурирует  фраза: «Он  мог  быть  космонавтом».  Да,  нет  же,  господа  журналисты,  он  был  космонавтом.  Вернее,  космонавтом-испытателем.  И  причем  одним  из  лучших.  Именно  Григорий  Нелюбов  получил  удостоверение  «Космонавт  ВВС» №3.  И  его  кандидатура  одно  время  рассматривалась  как  космонавт  №1.  На  здоровьи,  устремлениях,  терпении  и  трудолюбии  таких  молодых  советских  летчиков  и  создавался  первый  в  мире  пилотируемый  космос.

          — И  всеми  этими  качествами,  которые  вы  перечислили,  в  полной  мере  обладал Григорий Нелюбов.  Иначе  как  бы  он  оказался  в  гагаринской  «шестерке».

           — Да,  отбор  в  космонавты  первого  набора  был  долгим  и  жестким.  Почти  полгода  будущих  космонавтов  отбирали  из  разных  воинских  частей  истребительной  авиации  Московского,  Киевского,  Белорусского,  Одесского  военных  округов.  Не  забывали  и  о  тех  частях,  которые  базировались  в  группах  советских войск  в  Германии  и  в  Польше.  Были  опрошены  и  изучены  личные  дела  3461  летчика  истребительной  авиации.  347  из  них  были  отобраны  для  первичной  беседы. 

     И  только  206  из  них  пригласили  в  Москву,  в  центральный  военно-медицинский  госпиталь  в  Сокольниках,  для  окончательного  медицинского  обследования.  Из  них  отобрали  29  человек,  9  из  которых  забраковала  уже  мандатная  комиссия.  Ведь  наряду  с  железным  здоровьем  кандидат  в  космонавты  должен  был  иметь   еще  кристально  чистые  анкетные  данные.  Требования  к  первым  кандидатам  в  космонавты   предъявлялись  жесточайшие.  52  процента  кандидатов,  выдержав  лишь  половину  необходимых  проверок (испытаний),  приняли  решение  вернуться  в  свою  часть.

         — Кто  же  все-таки  вошел  в  результате  всех  этих  проверок  в  основную  стартовую  шестерку?

         -  Приказом  Главкома  ВВС  № 176  от  11  октября  1960  года  для  подготовки  к  первому  пилотируемому  полету  на  космических  кораблях  «Восток»  в  основную  стартовую  шестерку  вошли  Юрий  Гагарин,  Герман  Титов,  Григорий  Нелюбов,  Андриян  Николаев,  Павел  Попович  и  Валерий   Быковский.  Григорий  Нелюбов  и  Валерий  Быковский  были  приняты  в  «шестерку»  вместо  выбывших  по  состоянию  здоровья   кандидатов  в  космонавты  Анатолия  Карташова  и  Валентина  Варламова. 

        Все  шестеро  были  назначены  на  должность  космонавта  и  впоследствии  впервые  в  мире,  получили  квалификацию  «Космонавт  ВВС».  Капитану Григорию  Нелюбову  было  выдано  удостоверение  «Космонавт  ВВС  №3».  Удостоверения  «Космонавт  ВВС»  №1  и №2  принадлежали  Юрию  Гагарину  и  Герману  Титову.  В  таком  порядке  они  и  должны  были  лететь  в  космос. 

          — В  публикациях  о  Нелюбове  отмечается,  что  ему  очень  хотелось  стать  первым  и  что,  возможно,  в  какой-то  степени это  мешало ему им  стать.

         -  Первым  полететь  в  космос  мечтал   каждый  из  отобранных  шести  космонавтов.  И  это  вполне  нормально.  Нелюбов  же,  по  воспоминаниям  очевидцев,   был  просто  одержим  этой  идеей,   отдавал  ей  все  время  и  все  силы.

         — Это  не  мешало  его  нормальным  взаимоотношениям  с  товарищами  по  отряду?

           — По  воспоминаниям  Владимира  Григорьевича  Нелюбова,  который  в  1960-1962  годах  проводил  каникулы  в  Звездном  городке,  отношения  между  космонавтами  были  сердечными.  Они  были,  по  его  словам,  «слетанной  группой».

           Гришу многие  считали  человеком  незаурядным.  Хороший  летчик,  спортсмен,  он  выделялся  и  своим  общим  кругозором,  удивительной  живостью,  быстротой  реакций  и  природным  обаянием,  помогавшим  ему  очень  быстро  находить  общий  язык  с  людьми.  Больше  других  Гриша  поддерживал  отношения  с  Юрием  Гагариным,  Павлом  Поповичем,  Андрияном  Николаевым,  Георгием  Шониным   и  Борисом  Волыновым.

         По  словам  Георгия  Шонина,  это  был  «проходной»  парень.  Никто,  кроме  Григория,  не  умел  так  хорошо  «договариваться»  с  врачами,  преподавателями,  тренерами.  Это  был  шутник,  «анекдотчик»,  «душа  компании»,  любитель  шумных  застолий,  короче  «гусар».  Однако  психологи  отмечали  в  нем  постоянное  желание  быть  центром  всеобщего  внимания,  эгоцентризм,  который  мешал  ему  соотносить  личные  интересы  с  интересами  дела.

       -  Первым  попасть  в  космос   Григорию  Григорьевичу  не  удалось –   Госкомиссия  отобрала  для  этого  кандидатуру  Юрия  Гагарина.  Вторым  полетел  Титов.  А  почему  Нелюбов  не  полетел  после  Титова?   Он  же  был  «космонавт ВВС» №3.

         —  После  полета  в  августе  1961  года  Германа  Титова,  следующий  рекорд  должен  был  совершить  Григорий  Нелюбов.  Он  приступает  к  интенсивным  тренировкам.  Его  полет  должен  был  определить: как  долго  космонавт  может  находиться  на  орбите.  В  конце    1961  года  Григорий  должен  был  провести  в  космосе  более  трех  суток. И  с  30  сентября  по  2  ноября  он  проходит  специальную  подготовку  к  полету  на  космическом  корабле  «Восток – 3».  Весь  Центр  подготовки  работает  на  его  будущий  старт.

         Специальными  фотокорреспондентами  были  сделаны  домашние  снимки   супругов  Нелюбовых,  а  также  снимки  Григория  во  время  его  занятий  и  тренировок.  По  указанию  командования   для  него  была  подготовлена   парадная  форма  с  погонами  майора  ВВС.  Он  был  в  ожидании  своего  звездного  часа.

          —   И  что  же  помешало  ему  совершить  этот  полет?

          -  Неожиданно  космический  полет  Григория Нелюбова    отменяется.  17 февраля  1962  года  генералу  Каманину  позвонил  Сергей  Павлович  Королев  и  сообщил,  что  министр  оборонной  промышленности   Устинов  объявил  с  этого  дня  месячную  готовность  к  полету  двух  космических  кораблей.  С  этого  времени  к  полету  готовятся  семь  человек:  Григорий  Нелюбов,  Андриян   Николаев,  Павел  Попович,  Георгий  Шонин,  Борис  Волынов,  Валерий  Быковский  и  Владимир  Комаров.  Из  этой  семерки  необходимо  было  выбрать  двоих. 

 ЧП   на  Чкаловской

       - Можно  себе  представить  настроение  Григория  Григорьевича.  Мысленно  он  был  уже  на  орбите  и  вдруг  полет  снова  откладывается  на  неопределенное  время.  А  потом  этот  нелепый  случай  с  патрулем,  который  перечеркнул  все  его  надежды.  Как  это  получилось?

       - Это  произошло  на  станции  «Чкаловская»  27  марта  1963  года,  накануне  дня  рождения  Гриши.  И  это  было  жестоко,  несправедливо.  Да,  возможно,  он  нагрубил  патрулю.  Гриша  был  своеобразный  человек.  Со  сложным  характером.  У  каждого  человека  свой  характер.  Но  Гриша  же  был  в  гражданской  одежде  и  не  на  службе,  а  в  свое  личное  время.

       — Но  он  был  там  не  один,  а  с  двумя  своими  товарищами-сослуживцами,  тоже  космонавтами.  Что  там  конкретно  произошло?

        — Гриша  в  этот  день  отдыхал,  был  дома.  Вечером  они  договорились  с  Зинаидой  Ивановной   устроить  ужин  с  пивом.  Находясь  на  отдыхе,  он  мог  позволить  себе  небольшую  вольность.  Набросив  куртку  поверх  спортивного  костюма,  отправился  в  буфет  за  пивом.  Зашел  в  помещение  буфета  и  увидел  там  двоих  своих  сослуживцев – Ивана  Аникеева  и  Валентина  Филатьева.  В  буфете  было  тихо,  народу – никого,  кроме  космонавтов.

       — Аникеев  и  Филатьев  тоже  были  на  отдыхе  и  в  гражданской  одежде?

        — Нет, они  были  в  военной  форме.  А  зашли  в  буфет  после  плановых  занятий  в  Москве.  Ну,  а  по  пути  решили  заглянуть  в  пристанционный  буфет,  отметить  успешное  завершение  дня  и  снять  напряжение  от  тренировок.  Сели  за  стол,  немного  выпили,  закусили.  Завязалась  беседа. Говорили  тихо,  спокойно.   Ну,  от  нечего  делать  и  от  избытка  молодой  силы  начали  спорить,  у  кого  больше  силы  осталось  после  тренировок.  Затеяли  борьбу  на  руках – кто  кого  пережмет. По  неосторожности  кто-то  из  них  неловко  двинул  стоящую  на  столе  солонку.  Она  упала  на  пол  и  вдребезги  разбилась.  Тут  же  из-за  буфетной  стойки  выскочила  буфетчица  и  с  криком  набросилась  на  ребят.   И  тут  появляется  Гриша.

      — Равнодушным оставаться  в  такой  ситуации  он,  конечно,  не  мог,  не  в  его  характере.

      — Да,  увидев  такую  картину,  он  решил  заступиться  перед  буфетчицей  за  ребят.  Но  и  его  умение  ладить  с  людьми  не  помогло.  Хозяйка  заведения  все  больше  распалялась.  Неожиданно  и  явно  некстати  на  пороге  появляется  военный  патруль,  который,  заметив  космонавтов,  направился  в  их  сторону.  Грише  поневоле  пришлось  вступиться  за  сослуживцев,  теперь  уже  перед  патрулем.

        - Но  с  патрулем  спорить  бесполезно.    Я  служил  в  армии  примерно  в  те  годы   и  знаю,  что  солдафонов  там  больше,  чем  достаточно.  Потом  же  служба  патрулей  оценивается  по  количеству  ими  задержанных.  Если  нет  задержанных – патруль  плохо  службу  нес.  Говорю  это  с  полным  основанием,  потому  что  сам  ходил  на  патрулирование  и  не  раз. Разумеется,  не  старшим  патруля,  а  рядовым  срочной  службы.  

       —  Да,  старший  патруля,  офицер  из  состава  летчиков-испытателей  предложил  всем  троим – Нелюбову,  Аникееву  и  Филатьеву проследовать  в  комендатуру.  Причем,  Гриша  отправился  туда  в  качестве  свидетеля,  а  потом  непонятным  образом  превратился  в  соучастника.

   —   Слишком  громко,  видно,  защищал  своих  товарищей.

      -  На  следующий  день  последовал  рапорт  начальника  патруля  о  принятии  мер.  Из  рапорта  следовало,  что  во  время  задержания  Григорий  был  непозволительно  резок  с  дежурным  офицером.

       - С другой стороны,  все  же  не  мальчишки-новобранцы  там  были,  а  космонавты,  люди  прошедшие   исключительно  сложную  и  напряженную  подготовку,  готовые  к  полету  в  космос.  Почему  же  это  не  было  учтено?

          -  Начальник  патруля  соглашался  забрать  свой  рапорт,  но  с  условием,  что  капитан  Нелюбов  извинится  перед  ним.  Не  все  трое  должны  были  извиняться  перед  патрулем,  а  именно  Гриша,  вставший  на  защиту  своих  товарищей.  На  следующий  день  на  квартиру  к  Нелюбовым  приходил  замполит  отряда  космонавтов  майор  Николай  Федорович  Никерясов,  человек  очень  уважаемый  в  отряде.  Он  уже  был  осведомлен  об  инциденте,    из   рассказа  Гриши  ему  стало  ясно,  что  он  менее  всего  причастен  к  случаю  в  буфете  — был  трезв  и  одет  в  гражданскую  одежду. Он    не  отрицал,  что  сгоряча  мог  патрулю  наговорить  лишнего.  Замполит  стал  убеждать  Гришу,  чтобы  он  не  усложнял  ситуацию  и  принес  свои  извинения  старшему  патруля.  Тот   обещал  пойти  в  комендатуру  и  извиниться  перед   офицером.  Обещал,  но  не  извинился.

            В  тот  же  день,  28  марта  на  стол  начальника  Центра  подготовки  космонавтов  поступил  рапорт  с  подробностями  случившегося  вечером  27  марта.  В  нем  все  трое  фигурантов,  с  подачи  старшего  патруля,  проходили  как  нарушители  воинской  дисциплины,  устроившие  в  нетрезвом  виде  беспорядок  в  пристанционном  буфете.  Рапорту  был  дан  ход.

          — Неужели  начальство  Центра  подготовки  космонавтов  не  могло  обойтись  менее  строгим  взысканием   для  провинившихся,  чем  отчисление  их  из  отряда?

           — Тут  как  было?  В  январе  1963  года  на  место  бывшего  начальника  отряда    космонавтов  Евгения  Анатольевича  Карпова,  которого  очень  уважали  космонавты,  пришел  генерал-майор   Михаил  Петрович  Одинцов.  Генерал  Одинцов  был  человеком  амбициозным.  Ну,  так  скажем,  служакой,  солдафоном.   Он  даже  от  Гагарина  требовал,    чтобы  он  заходил  к  нему  по  всем  правилам  Устава.   В  общем,  он  взялся  «закручивать  гайки»  среди  космонавтов,  наводить  порядок.  Каманин  в  этом  его  поддерживал.  В  общем,  надо  было  найти  козлов  отпущения.  А  тут  этот  случай  с  Григорием  и  его  товарищами.  Нужна  была  показуха.  И  всех    троих  отчислили  из  отряда  космонавтов. 

         -  Ну,  а  как  товарищи-космонавты  реагировали  на  этот   случай?   Не  пытались  защищать  Нелюбова?

          — Парторгу  отряда  космонавтов  Павлу  Беляеву  было  поручено  провести  партийное  собрание,  на  котором  капитан  Нелюбов  должен  был  выслушать  все  замечания  в  свой  адрес,  повиниться  перед  товарищами  и  попросить  извинения  у  офицера  патруля.

          Но  только  за  что?  Возможно,  Гриша  и  был  чересчур  резок  с  патрулем.  Мы  не  собираемся  его  оправдывать.  Однако  же  никто  не  дал  характеристику  самого  патруля.  Информация,  насколько  корректно  вел  себя  патруль,  нигде  не  фигурирует.  Хотя  патруль  был  из  летчиков-испытателей.  А  между  летчиками-испытателями  и  космонавтами   еще  до  этого  отношения  были  испорчены.  Они  раньше  тоже  жили  на  «Чкаловской».  Получилось,  что  сдали  два  дома.  Космонавты  получают  в  них  шикарные  квартиры,  а  летчики-испытатели  жилье  ждали  годами,  стояли  в  очереди.  Конечно,  это  кого-то  задевало.  Ну,  а  тут  случай  показать,  что  космонавты  не  заслуживают  такого.  Это  тоже  могло  иметь  место.

          — То  есть,  на  партсобрании  Григорий  не  получил  поддержки.  В  результате – отчисление  из  отряда  космонавтов.  Так?  

          — На  партсобрании   Гриша  наотрез   отказался  от  извинения  перед  патрулем.  В  итоге  произошло  то,  чего  Нелюбов  ожидать  никак  не  мог.  Партийным  собранием  космонавт-испытатель  капитан  Нелюбов  Григорий  Григорьевич  был  выведен  из  отряда.   Отстаивая,  как  ему  казалось,  свою  правоту,  он  не  учел  самого  главного: космонавты,  особенно  из  числа  ни  разу  не   летавших,  находились  в  очень  жестких  условиях.  Тот  же,  кто  побывал  в  космосе,  автоматически  становился  неприкасаемым.  Здесь  Григорий  Григорьевич  себя  явно  переоценил.  И   что  интересно -  в его защиту    не  выступил  ни  один  из  космонавтов.

          - Не  посмели,  наверное,  идти  против  линии  своего  высокого  начальства.

           — Зинаида  Ивановна  вспоминала,  что  вскорости  после  партийного  собрания   она  встретила  в электричке   члена  второго  отряда  космонавтов,  слушателя-космонавта  Владислава  Гуляева,  который  с  возмущением  говорил: « Обидно  ведь.  Представляешь,  Зина,  за  Гришу  не  вступился  ни  один  человек  в  отряде.  Они  же  его  хорошо  знают!»

          - Начальник  Центра  подготовки  космонавтов   Каманин  мог  своей  властью  отстоять  Григория,    не  отчислять  его  из  отряда?

           —  Конечно,  мог,  но  он  этого  не  сделал.  Вот  что  о  Каманине  писал  Ярослав  Голованов  во  втором  издании  книги  «Королев.  Факты  и  мифы»:  «По  моим  личным  наблюдениям,  Каманин  не  любил  и  часто  презирал  космонавтов.  Думаю,  что  большинство  космонавтов  тоже  не  любили  его».  Как  я  уже  говорил,  по  мнению  многих, Гриша      безусловно   был  человеком  незаурядным  и  нестандартным.  И  это  очень  раздражало  Каманина.  В  нем  Николай  Петрович  чувствовал  какой-то  взрыв,  внутреннюю  независимость.

 Начальник  ПДС истребительного  авиаполка

 - Почему  Григорий  Григорьевич  после  отчисления    из  отряда  космонавтов  оказался   в  авиационно-истребительном  полку,  который  дислоцировался   в  деревне  Кремово    Михайловского  района  Приморского  края?  Что,  у  него  никакого  выбора  не  было?

       -  После  отчисления    из  отряда  Каманин  пригласил  Гришу  к  себе  для  беседы. «Где  бы  вы  хотели  служить? – спросил  у  него  Николай  Петрович. – Лично  я  предлагаю  вам  остаться  в  Центре  подготовки  космонавтов  в  отделе  космических  тренировок.  А  там  посмотрим.  Вы  согласны?»

        -  И  что  ответил  на  это  Григорий?  Отказался?

        — Гриша на  такое  предложение  Каманина  ответил  так: «Извините,  товарищ  генерал, — я  летчик  и  хотел  бы  продолжить  службу  в  частях  истребительной  авиации». Каманин  заметил: «Вот  послужишь  года  полтора,  и  мы  вернем  тебя  снова  в  отряд».

            Но  это  было  лукавство  со  стороны  Каманина.  Потому  что  уже  через  месяц  всех  троих  отчисленных  из  отряда  космонавтов  отчислили  и  из  академии  имени  Жуковского,  где  они  учились  на  втором  курсе.  Это  означало  одно – конец  карьеры.

          — Что  известно  о  службе  Нелюбова  в  224-м  авиационно-истребительном  полку  в  Приморском  крае?  Как  он  воспринял  это  назначение?

          — Такое  назначение  его  не  пугало.  Он  вел  себя  по-мужски: достойно  и  очень  спокойно.  Жене,  Зинаиде  Ивановне,  переживавшей  из-за  отчисления   мужа  из  отряда  и  назначения  его,  по  сути  дела,  на  край  света,  к  черту  на  кулички,  Гриша  сказал: «Ничего,  Зинок,  везде  служат  люди.  А  Приморье – это  хорошее  поле  для  настоящего  летчика».

          -  Но  вряд  ли  он  рад  был  такому  назначению.  Все-таки  деревня  Кремово  -  это  не  Москва.

           — Конечно,  он  очень  глубоко  переживал  свое  отчисление  из  отряда  космонавтов.  Полк,  в  который  он  получил  назначение,  хотя  и  был  в  техническом  и  материальном  смысле  одним  из  лучших  в  Военно-воздушных  силах,  но  находился  он  в  далекой  приморской  деревне,  в  50-ти  километрах  от  районного  центра.  Можно  было  представить  себе  состояние  Григория.

         — Зинаида  Ивановна  тоже  отправилась  вместе  с  мужем  в  Приморский  край?

          — Зинаида  Ивановна  до  октября  находилась  вместе   с  мужем  в  Кремово,  после  чего  уехала  в  Москву для  завершения  учебы  на  очередном  курсе  Московского  университета.    Полгода  Гриша  жил  в  Кремово  один.  Потом  Зинаида  Ивановна  перевелась  в  Хабаровский  университет  и  приехала  на  постоянное  местожительство  в  Кремово,  к  мужу.

         — Космонавт  — это  одно,  а  летчик-истребитель  — это  несколько  другое.  Каким  летчиком  был  Григорий  в  кремовском  авиаполку?

         — Нелюбов  всегда  и  во  всем  был  элитным  солдатом.  Попав  из  шумной  столицы  в  дальний  гарнизон  Советского  Союза,  Григорий  Григорьевич  и  здесь  старается  все  выполнять  только  на  «отлично».  Уже  через  месяц  он  быстро  восстановил  прекрасные  летные  навыки.  А  это  говорило  о  многом.  Ведь  для  летчика-испытателя   пауза  длинной  в  три  года  значит  очень  многое: теряются  летные  навыки,  восстановить  их  бывает  очень  трудно,  а  иногда  и  просто  невозможно.  Но  только  не  для  Гриши,  беззаветно  преданного  истребительной  авиации.  «Так,  как  летал  он,  не  летал  ни  один,  даже  самый  первоклассный  летчик   в  полку», — говорили  его  сослуживцы.  Они  его,  кстати,  просто  обожали.  С  приходом  опального  космонавта  жизнь  в  гарнизоне  заметно  изменилась  к  лучшему.

           - То  есть,  космонавт  Нелюбов  не  сломался,  продолжал  достойно выполнять  свой  служебный  долг.

          — Да,  он  участвует  в  регулярных  полетах,  к  тому  же  его  определили  в  управление полка  начальником  парашютно-десантной  службы.  С  приходом  капитана  Нелюбова  на  эту  должность  вся  служба  ПДС  стала  более  весомой,  более  значимой.  Он  спокойно  и  настойчиво  выполнял  свою  работу,  укреплял  дисциплину.  И  дело  это  было  не  простым.  Прыжки  с  парашютом  Григорий  любил.   При  их  организации  и  проведении   всегда  был деловым,  энергичным  и  требовательным.

             -В  вашей  с  Александром  Лютым  книге  «Полшага  до  старта»  есть  эпизоды,  свидетельствующие  о  том,  что  члены  первого  отряда  космонавтов  были  дружны  между  собой,  часто  вместе  проводили  свой  досуг,  общались  семьями.  И,  как  там  отмечается,  Григорий  Нелюбов  всегда  был  «душой»  компаний.  А  как  было  в  Кремово?

         — Там  было  то  же  самое.  По  воспоминаниям  друга  Гриши  военного  летчика  224-го  полка  Владимира  Даниловича  Упыря  «…Атмосфера  в  квартире  Нелюбовых  была  притягательной  и  гостеприимной.  Многие  друзья  их  квартиру  шутя  называли  «кошкин  дом».  Хозяева  и  гости  на  «Нелюбовских  огоньках» любили  петь  песни,  читать  стихи.  В  их  домашней  библиотеке,  на  переднем  плане,  стоял  пятитомник  Сергея  Есенина,  любимого  поэта  Гриши.  Он  с  упоением  часто  читал  Есенина  наизусть.  В  душе  он  всегда  был  лириком  и  романтиком.  Почти  на  всех  мероприятиях  и  семейных  посиделках  Гриша  был  тамадой.  Часто в  этом  ему  помогала  Зина.

          — О  лучших  человеческих  качествах    Григория  Григорьевича  мне  много  рассказывал  его  школьный  друг  Арик  Иванович  Печерица.  Из  рассказанного  им  вспоминается  такой  эпизод.  Григория  уже  зачислили  в  отряд  космонавтов.  Перед  поездкой  в  Москву  он  приехал  в  Запорожье  повидаться  с  родными  и  друзьями.  Зашел,  как  всегда,  к  Арику  Печерице.  Матери  Арика  дома  не  оказалось – была  на  работе.  Григорий  в  этой  семье  с  детства  был  близким  человеком.  Поэтому  не  повидаться  с  матерью  друга  он  просто  не  мог.  То  есть,  он  специально  отправился  на  завод,  где  она  работала,  чтобы  встретиться  с  нею.

        — Я  же  говорю,  что  это  вообще  был  уникальный  человек.  Он  с  уважением  относился  к  своим  товарищам  по  космосу.  Его,  человека  с  обостренным  самолюбием  и  амбициями,  в  отличие  от  Германа  Титова  не  задевало  то,  что  он  не  первый.  За  Юрия  Гагарина  он  был  искренне  рад  и  гордился  другом.  В  семейном  архиве  Нелюбовых  бережно  хранится  уникальная  фотография,  подаренная  Юрием  Гагариным  своему  другу  Григорию.  Гриша,  в  свою  очередь,  подарил  ее  младшему  брату  Владимиру,  написав  на  оборотной  стороне  следующее: «Володя!  Дарю  тебе  фотографию  первого  в мире  летчика-космонавта   Героя  Советского  Союза  майора  Гагарина  Юрия  Алексеевича.  Пусть  его  подвиг  будет  для  тебя  примером  твоих  старших  товарищей».   Гриша, г.  Москва. И  таких  примеров  можно  приводить  сколько  угодно.

         — Живя  в  Кремово,  Григорий  Нелюбов,  я  читал  об  этом,  все  время  в  душе  надеялся  на  возвращение  в  отряд  космонавтов.

         - Конечно,  это  так.  Но  своими  потаенными  мыслями   о  возвращении  в  отряд  с  товарищами  по  службе  не  делился.   И  в  глубине  души  очень  надеялся  на  обещание  Каманина    о  возвращении  его  к  предыдущей  работе,  по  которой  он  очень  тосковал.  Но  все  напрасно.  Чем  больше  проходило  времени,  тем  меньше  шансов  оставалось  на  возвращение.  И  он  это  отлично  понимал.

      — Хотя  надеялся  до  последнего.

      — Да.  И  поводы  были  для  этого.  На вооружение  224-го  авиационно-истребительного  полка  поступила  новейшая  техника – сверхзвуковой  реактивный    истребитель  МИГ-21. Капитана  Нелюбова  в  числе  лучших  летчиков  полка  посылают  на  теоретическую  переподготовку  в  Центральный  учебный  центр  Военно-воздушных  сил  в  Липецк.  И  здесь  он  оказался  лучшим.   Только  двое – Марина  Попович    и  Григорий  Нелюбов  из  25  летчиков,  проходивших  переподготовку,  окончили  обучение  с  оценкой  «отлично». 

    С  Павлом  и  Мариной  Поповичами  Нелюбовы  дружили  семьями.  Марина  предложила  Грише  перейти  на  летно–испытательную  работу.   Но  и  здесь  у  него  не  получилось.  Его  готовы  были  взять  испытателем,  о  чем  ему  было  сообщено.  Но  потом  позиция  руководства   летно-испытательного  ценра  в  отношении  него  поменялась.  Как  потом  стало  известно,  кто-то  из  его  бывших  товарищей  космонавтов  при  обсуждении  этого  вопроса  сказал  представителям  этого  центра:  мол,  если  хотите  иметь  неприятности,  то  берите  Нелюбова.  И  после  этого  ему  было  отказано  под  предлогом,  что  полк  расформировывается.

      — И  к  Григорию  пришло  четкое  понимание того,  что  надеяться  больше  не  на  что.  Как  он вел  себя  в  этой  ситуации?

       -  Конечно  же,  была  депрессия.  Но  и  здесь  он  еще  надеялся  на что-то.    Он  решает  обратиться  с  просьбой  к  человеку,  которого    никогда  ни  о чем  не  просил  и  который  относился  к нему  с  большим  уважением – к  Сергею  Павловичу  Королеву.    В  январе  1966 года  он  собирается  ехать  в  Москву  для  встречи  с  ним.  Это  была  уже  последняя  его  надежда.  Но  случилось  непоправимое.  14  января  1966  года  на  60 году  Сергей  Павлович  скончался.  С  его  смертью   у  Гриши  угасла  последняя  надежда.

       — Ну,  а  дальше,  как  известно,  18  февраля  1966  года  Григорий  Григорьевич  трагически  погиб.  Как  это  было?  По  этому  поводу  ходили  разные  кривотолки.  В  том  числе  была  версия,  что  он  погиб  при  испытании  нового  сверхзвукового   истребителя.

           — Об  этом  я  могу  сказать  однозначно: Григорий  Нелюбов  покончил  жизнь  самоубийством.  Его  смерть  не  была  роковой  случайностью.  Направляясь  к  железнодорожному  полотну,  Гриша  абсолютно  точно  рассчитал  место  своей  гибели.  Он  бросился  под  поезд.  От  сильного  удара  его  отбросило  на  несколько  десятков  метров.  Смертельный  удар  пришелся  на  голову    и  левую  сторону  лица.  Ну,  а  то,  что  была  версия  о  его  якобы  гибели  во  время  испытаний  нового  самолета,  так  это  потому,  что  руководство  полка  официально не  разглашало  истинную  причину  его  гибели, скрывало.

        — Как  сложилась  судьба  Зинаиды  Ивановны  после  смерти  мужа?

       — Она  вернулась  в  Москву.   Долгое  время  жила  у  подруги.  С  пропиской  и  с  работой  помог  Павел  Романович  Попович.  27  лет  проработала  в  Центре  подготовки  космонавтов  на  разных  должностях.  В  1967  году  Зинаида  Ивановна  получила  отдельную  комнату. В  настоящее  время  она  проживает  в  городе  Сочи.

       — Космонавта  ВВС  №3  капитана  Нелюбова  Григория  Григорьевича  похоронили  на  деревенском  кладбище  недалеко  от  кремовского  аэродрома.  Но,  как  мы  знаем,  у  него  есть  и  другая  могила – в  Запорожье,  на  Капустяном  кладбище.  Как  это  получилось?

       — После  похорон  в  Кремово  Зинаида  Ивановна   попросила  друзей-сослуживцев  Гриши   показать  ей  место  гибели  мужа.  Придя  на  место  трагедии,  она  стала  внимательно,  метр  за  метром,  изучать  это  место,  представляя,  как  это  происходило.  И  вдруг  обнаружила  на  совершенно  чистом  участке  дороги  запекшуюся кровь…Она  по  крупицам  бережно  собрала  останки. И  вот  эти  фрагменты,  а  также  земля  с  кремовской  могилы  и  части  одежды  Гриши  были  привезены  ею  в  Запорожье  и  похоронены    на  Аллее  Почетного  захоронения  Капустяного  кладбища.

          — Кто-нибудь  из  космонавтов  на  похоронах  Григория  Григорьевича  присутствовал?

           — К  сожалению,  никто  из  космонавтов  на  похороны  Нелюбова   ни  в  Кремово,  ни  в  Запорожье  не  приезжал.  Хотя  в  тот  трагический  день,  18  февраля,  Зинаида  Ивановна   отправила  телеграмму  в  Центр  подготовки космонавтов  с  известием  о  гибели  мужа.  Но  космонавты  все-таки  откликнулись  на  эту  трагедию.

        - Каким  образом?

        — Павел  Романович  Попович  собрал  значительную  сумму  материальной  помощи.  Одну  ее  половину  он  отослал  в  Кремово  вдове  бывшего  космонавта.  А  другую  половину  собранной  суммы  отправил  в  Запорожье.  Очень  скоро  после  этого  мать  Григория – Дарья  Лаврентьевна  на  собранные  космонавтами  деньги  установила  Григорию  памятник  и  благоустроила  могилу.

       — Фотовыставка,  которую  вы собираетесь открыть    с  Александром  Лютым,  посвящена,  я  так  понимаю,        космонавту  №3  Григорию  Григорьевичу  Нелюбову.   Но  я  вижу,  что  здесь  представлены  широко  и  другие  наши  земляки-космонавты -  Петр  Иванович Колодин  и  находящийся  сегодня  на  орбите   Олег  Иванович  Скрипочка.

           — Ну, а  как  же  иначе.  Ведь  это  наша  история,  наша  гордость.

   Николай  Зубашенко, журналист  

   ЖИЛ КАК ЛЕТАЛ. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ФОТО О ГРИГОРИИ НЕЛЮБОВЕ.  ** ****

***

 ***

 *** ***

*** 

 ***

 ***

 ***

 ***

*** 

***

***  

 ***

***  

 ****

 ***

***

Фото из книги Олега Варяника и Александра Лютого «Полшага до старта»

Постоянный адрес:  «ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ» http://operkor.wordpress.com.

About these ads

Комментариев: 2 to “ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ ГРИГОРИЯ НЕЛЮБОВА. Космонавт СССР №3 из гагаринской «шестерки».”

  1. [...] О Григории Нелюбове читать здесь –   operkor.wordpress.com [...]

  2. [...] О Григории Нелюбове читать здесь –   operkor.wordpress.com [...]

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: