ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета. Расследования. Громкие дела. Мир и человек

УЗБЕКИСТАН: ЖЕНЩИН СТЕРИЛИЗУЮТ, хирургические инструменты — нет. В стране тайно проводится принудительная стерилизация женщин с риском для жизни

Posted by operkor на Апрель 20, 2012

 В Узбекистане продолжается кампания по принудительной стерилизации женщин. По данным IWPR, эта кампания уже прошла два этапа. Первый закончился весной, второй — 15 августа. Выявлять женщин, которых можно склонить к стерилизации, помогают прокуратура, местные администрации и махаллинские (квартальные) комитеты.

 «Фергана.Ру» получила от своих корреспондентов очередные подтверждения того, что политика стерилизации продолжается — мало того, операции проводятся без соблюдения врачебных норм и с большим риском для жизни и здоровья женщин.

Официальные и секретные документы по стерилизации

 Первым официальным документом, положившим начало сегодняшней кампании по стерилизации женщин, можно считать постановление президента Узбекистана Ислама Каримова от 13 апреля 2009 года под номером ПП-1096 «О дополнительных мерах по охране здоровья матери и ребенка, формирование здорового поколения».

 Почему именно профилактическо-разъяснительная работа признана задачей государственного масштаба и что именно под этой «профилактическо-разъяснительной работой» подразумевается, можно понять из «Краткого руководства по охране здоровья матери и ребенка» от 8 июня 2009 года, в котором упоминается добровольная стерилизация как метод контрацепции. В этом документе говорится, что в республике работают выездные бригады, состоящие из акушера-гинеколога, педиатра, врача общего профиля или терапевта и привлеченных узких специалистов (гематолога, эндокринолога, нефролога, кардиолога и т.д.).

Среди задач, поставленных перед бригадами — консультирование по методам контрацепции (введение внутриматочных спиралей, оральные и инъекционные контрацептивы и «добровольная хирургическая контрацепция» — или, иначе, стерилизация). Отдельными пунктами оговаривается, что женщинам необходимо рассказывать «о предупреждении беременности у женщин до 19 и старше 35 лет», о выявлении во время осмотров «относительных и абсолютных противопоказаний к беременности». Женщин фертильного (детородного) возраста, у которых выявлены относительные и абсолютные противопоказания к беременности «с учетом медицинских критериев приемлемости ВОЗ», необходимо «охватывать контрацептивными средствами» (тоже вплоть до стерилизации).

 На сайте Минздрава можно найти и образец для отчета «о выполненной работе по оздоровлению женщин фертильного возраста». Это интересная таблица, в которой указывается, сколько женщин осмотрено, сколько из них — с ЭГЗ (экстрагенитальными заболеваниями), сколько оздоровлено (видимо, вылечено). Отдельная графа — «охват контрацептивными средствами». Интересно, что графа об ЭГЗ не предполагает никакого конкретизирования (хотя ЭГЗ — это такие распространенные в Узбекистане и опасные для жизни заболевания, как анемия, болезни органов мочевыводящей системы, болезни системы кровообращения и проч.). Но эта статистика, видимо, мало интересует Минздрав. Им важнее подробные данные из графы о контрацептивах, которая разбита на четыре уточняющих колонки: сколько вставлено внутриматочных спиралей, скольким женщинам предложены оральные (ОК) или инъекционные (ИК) контрацептивы и, наконец, скольким проведена «добровольная хирургическая контрацепция» (ДХК).

 На реализацию программы, получившей название «Здоровая мать — здоровый ребенок», нацелен и приказ №130 Министерства здравоохранения «О мерах по кардинальному улучшению деятельности учреждений первичного звена здравоохранения». В этом приказе, собственно, нет ничего, что могло бы насторожить человека, исследующего вопрос добровольно-принудительной стерилизации, однако сам приказ дополняется семью приложениями, которые регламентируют деятельность рабочих групп по укреплению репродуктивного здоровья населения. Работа этих групп, согласно приказу, должна контролироваться региональными штабами, а те, в свою очередь, должны отчитываться перед Центральным штабом Минздрава.

 Приказ №130 и его приложения делают государственный «охват женщин контрацептивами» глобальным и неминуемым.  Согласно приказу №130, на постоянно действующие комиссии всех уровней возлагается «обеспечение контроля по рациональному распределению, использованию и учету контрацептивных средств», комиссии должны «ежедекадно представлять отчет о проделанной работе… по формам, утвержденным приказом Министерства здравоохранения от 16 апреля 2009 года №115». Форма отчетности — это та самая таблица, которую мы показали.

 Но основной шум в СМИ о том, что в Узбекистане принудительно стерилизуют женщин, поднялся после того, как «Экспертная рабочая группа» (ЭРГ) опубликовала релиз, в котором говорилось о приказе №40 Минздрава республики, изданном 15 февраля 2010 года. ЭРГ утверждала, что «с 1999 по 2003 г.г. ДХС (добровольная хирургическая стерилизация) широко применялась по всему Узбекистану для так называемого регулирования рождаемости в стране. После появления критических замечаний… в независимых СМИ данная практика была приостановлена в 2003 г. По получаемым из многих областей Узбекистана данным, в настоящее время ДХС снова применяется в качестве основного инструмента государственного контролирования уровня рождаемости в Узбекистане.

 После издания вышеназванного приказа Министра Здравоохранения Республики Узбекистан, Управление здравоохранения г. Ташкента, Министерство Здравоохранения Республики Каракалпакстан и управления здравоохранения областей издали свои соответствующие приказы, предусматривающие выполнение положений приказа Министра Здравоохранения. Согласно этим приказам, на местах разработаны планы с нормативами по осуществлению ДХС среди женщин репродуктивного возраста.

Каждый участковый врач, наблюдающий за здоровьем женщин репродуктивного возраста в данной местности, обязан в течение месяца уговорить двух женщин согласиться на ДХС, и так чтобы муж и свекровь желательно не узнали про это, так как они, возможно, будут всячески против подобной процедуры. В случае невыполнения возложенных на врача обязательств, у врача могут возникать серьезные проблемы в виде выговора или штрафа. В условиях массовой безработицы можно предположить, врачи почти полностью выполнят установленный план, боясь потерять свое рабочее место».

 Мы разыскали этот приказ №40, ставший одиозным благодаря кампании, развернутой в СМИ после публикации ЭРГ. На сайте Минздрава этот приказ опубликован на узбекском языке. Переводчики «Ферганы.Ру» внимательно прочли текст приказа — в нем нет ни слова о нормативах по ДХС, штрафах и проч. Там говорится лишь, что добровольная хирургическая стерилизация делается на добровольной основе, бесплатно и с письменного согласия женщины.

 Естественно, чиновники отрицали всю информацию о нормативах по стерилизации. Так, в интервью ВВС руководитель Туйтегинского районного отдела здравоохранения Ташкентской области Улугбек Дадабаев заявил, что стерилизация — совершенно добровольный метод контрацепции и норм для ее проведения не существует. «Сообщения о том, что есть определенные нормы на стерилизацию, не соответствуют действительности, — сказал он. — Каждый специалист по планированию семьи беседует с каждой отдельной женщиной, чтобы определить необходимость и желаемость стерилизации».

 Кроме того, Минздрав Узбекистана отказался предоставить EurasiaNet статистику о количестве операций по стерилизации, проводимых ежегодно в Узбекистане.   Документально подтвердить существование письменных приказов и постановлений, выпущенных областными управлениями по здравоохранению и определивших скандальные нормативы по стерилизации, пока не удалось.

 Однако источники «Ферганы.Ру» подтверждают не только реальность этих — уточняющих приказ №40 указаний, — но и сообщают, что есть некий скрытый приказ с грифом «документ специального назначения» (ДСН). Этот документ и регламентирует проведение операций по «добровольной стерилизации». Там же оговариваются премии или прибавки к окладам врачей, которые выполняют операции сверхурочно либо сверхпланово. Если же нормы по стерилизации не выполняются, то руководители штабов по репродуктивному здоровью получают выговора, а они уже наказывают врачей и тех, кто неправильно или неэффективно ведет разъяснительную работу. Документ требует в максимально сжатые сроки увеличить количество проведенных операций по стерилизации женщин.

Служебное рвение врачей

 Источник «Ферганы.Ру» сообщает, что в день стерилизуют от одной до восьми женщин на район — в зависимости от количества врачебных пунктов. Каждой поликлинике предписано иметь оборудованное хирургическое отделение, где можно провести стерилизацию. Стерилизуют женщин и в родильных отделениях — иногда сразу после проведения кесарева сечения.

 По данным IWPR, часто врачам из центра приходится выезжать в отдельные районы и проводить по сорок операций по стерилизации в неделю. По другим данным, ташкентских врачей направляли в регионы и заставляли проводить до 12 операций лапароскопической гистерэктомии (удаления матки) в день.

 Самих врачей такие темпы мало смущают. По мнению многих узбекских медиков, кампания по стерилизации женщин оправдана, так как в бюджете нет средств для выплаты пособий матерям. К тому же в Узбекистане высокий уровень материнской и детской смертности.

 «Каждый день во время утренних собраний врачей спрашивают о проделанной работе по стерилизации. Тех, кто не выполняет поручения, отчитывают»,— цитирует одного медработника IWPR. «Увеличение показателей хирургической стерилизации среди женщин репродуктивного возраста, по словам наших источников, стало основным вопросом во время еженедельных собраний-пятиминуток медицинского персонала во всех медицинских учреждениях Хорезмской области», — подтверждает Eurasianet.org.

Разъяснительная работа: “Не стерилизуешься — на работу не возьмем”

 Азаттык цитирует слова женщины, чьей сестре сделали стерилизацию. «В Хорезме 35-летним женщинам и старше после родов принудительно вводят внутриматочное приспособление. Иногда врачи удаляют матку во избежание беременности. Врачи ездят по окрестностям и подвергают женщин принудительному скринингу, заявляя, что могут бесплатно закрыть матку».

 Не только врачи, но и многие медработники более низкой квалификации, вплоть до санитарок, ходят по махаллям и проводят «разъяснительную работу». Тут в ход идут все средства: и угрозы, и шантаж. К делу привлечены и сотрудники правоохранительных органов, которые «работают» с мужьями. В случае отказа от стерилизации угрожают лишить выплаты детских пособий, закрыть бизнес мелким коммерсантам, лишить возможности торговать на базаре, уволить с работы — или не взять на работу, и так далее. У каждой семьи находится слабое место — и на это и делают упор те, кому минздравом предписано вести «разъяснительно-профилактические беседы».

 Саодат (имя изменено) к 32 годам имела троих дочерей. Муж ее уехал на заработки, и женщина решила устроиться нянькой в детский сад. Заведующая детским садом поставила условие: примем на работу при наличии справки о проведенной стерилизации. Саодат долго думала, но потом решилась: работу найти тяжело, а детей кормить надо. Сделала стерилизацию в роддоме, принесла справку, добавила взятку — и поступила на работу. Приехал муж. Узнал о стерилизации — и развелся. Как оказалось, он всю жизнь мечтал о сыне…

 По данным источника IWPR, те женщины, которые отказываются от стерилизации, «лишаются государственного пособия, выдаваемого им на малолетних детей. Для получения денег женщине необходимо взять у врача справку, а врач не даст справку, пока женщину не стерилизуют».

Обман

 Бывает, женщин просто обманывают, заманивая на операцию. Как утверждает руководитель правозащитной группы «Нажот» Хайитбой Якубов, «врачи обманывают женщин, заявляя им, что у них обнаружена серьезная болезнь, которая делает хирургическую стерилизацию просто необходимой».

 IWPR рассказывает о 23-летней Наргизе из Коканда, которая не могла забеременеть после рождения второго ребенка. Пройдя обследование в Ташкенте, женщина выяснила, что третьего ребенка она родить не сможет, так как сразу после вторых родов (Наргизе делали кесарево сечение) ей были перевязаны фаллопиевы трубы «в целях контрацепции». Наргиза и ее муж хотели обратиться по этому поводу в суд, но тогда кокандские врачи предъявили ей письмо-согласие на стерилизацию. «Когда перед родами я подписывала эту бумагу, врачи мне сказали, что это просто письмо благодарности», — недоумевает Наргиза.

 Источники «Ферганы.Ру» подтверждают, что женщину часто не предупреждают о стерилизации заранее, проводя операцию сразу после кесарева сечения или другого оперативного вмешательства в брюшной полости. Мужа тоже заставляют подписать согласие уже после того, как операция сделана.

Стерилизация как вершина контрацепции

 В Узбекистане не сразу пришли к стерилизации как способу административно влиять на численность населения. Заставить всех женщин принимать противозачаточные препараты или вынудить мужчин регулярно использовать презервативы, — задача нереальная, и поэтому у узбекских медицинских чиновников возникла идея «оснастить» большинство женщин, уже имеющих детей, внутриматочными спиралями, причем за государственный счет. ВМС считаются более надежным средством, чем оральные или другие контрацептивы.

 Так, в 1997-99 годах, по информации источников «Ферганы.Ру», на поля выезжали машины, внутри которых был оборудован «полевой кабинет» врача-гинеколога. Женщин в обязательном порядке приглашали на осмотр — и во время осмотра большинству ставили спирали.

 Причем работали врачи без предварительных анализов и обследований, без УЗИ и прочих «излишеств». Без соблюдения стерильности. Кроме того, некоторые врачи «забывали» рассказать пациенткам, как себя вести после введения ВМС.  Немудрено, что подобные медицинские вмешательства довольно часто заканчивались обильными кровотечениями, воспалениями и даже прободениями. Количество женщин, страдающих гинекологическими заболеваниями, резко увеличилось.

 И тогда чиновники придумали иной способ контроля над рождаемостью — стерилизацию. По информации источников «Ферганы.Ру», с 2000 по 2005 год Минздрав «рекомендовал» гистерэктомию (удаление матки) как способ устранения широкого списка гинекологических проблем и заболеваний. Именно к этому периоду относятся участившиеся случаи гистерэктомий, проведенных не по жизненным показаниям. Участились случаи гистерэктомий, проведенных после родов, — но доказать, что эти операции были вызваны указанием Минздрава, а не, к примеру, неостановимым послеродовым кровотечением, сегодня уже невозможно.

 Однако гистерэктомия плохо действует на здоровье женщин детородного возраста, у них могут начаться различные, в том числе и психические, заболевания. И в Минздраве решили, что стерилизация путем перевязки труб — операция гораздо менее травматичная.  Что, действительно, так и есть.

Стерилизация без стерильности

 По принятым медицинским стандартам, стерилизацию проводят женщинам старше 35 лет, которые уже имеют детей и не намерены больше рожать. Стерилизация проводится только по добровольному согласию пациентки.

 В Узбекистане стерилизацию (перевязку труб) делают и тем, кто моложе 35 лет. Предоперационное обследование, как правило, не проводится, врачи не обращают внимания, есть ли у женщины противопоказания для такой операции, в том числе заболевания сердечнососудистой системы, анемия или перенесенные меньше чем за шесть недель до операции инфекционные или простудные заболевания. Клинический анализ крови тоже не делают — по информации источников «Ферганы.Ру», у пациентки лишь во время операции проверяют кровь методом экстренного анализа.

 По данным «Ферганы.Ру», перед операцией не проверяют пациенток на ВИЧ. Зная о катастрофическом несоблюдении требований стерильности в узбекских больницах, можно лишь предполагать, что количество заражений ВИЧ/СПИДом в Узбекистане возрастает вместе с расширением кампании по стерилизации.

 Как рассказывали «Фергане.Ру» врачи, работающие в разных областных больницах Узбекистана, проблема стерилизации инструментов и съемных частей аппаратуры, используемой во время операций, стоит очень остро. По их словам, для стерилизации необходим формалин. «Формалин у нас дефицит, — жалуется один врач. — Начальник областного управления здравоохранения не перечисляет денег, хотя прекрасно знает, что формалин можно приобрести в Ташкенте через «Химреактив». «Да о чем говорить, если не хватает обыкновенного медицинского спирта? — пожимает плечами другой врач. — Больные сами покупают и приносят в больницу».

 «Формалин?! — изумился московский врач-реаниматолог, которого мы попросили подробней объяснить, зачем формалин для стерилизации инструментов. — Формалин уже в восьмидесятых годах не использовался, ну, может, при мытье полов, и то вопрос…  Формалин нужен… Вот, например, аппендикс удалили — в формалин его… Для стерилизации инструментов уже давно используют другие препараты, другую аппаратуру… Если ваши «врачи» говорят о формалине — значит, у них каменный век».

 Стерилизация, проведенная лапароскопическим методом (через небольшие надрезы), сегодня практически не приводит к осложнениям, если ее делают профессиональные хирурги на современной аппаратуре. В Узбекистане же уровень подготовки врачей и аппаратуры, особенно в районных и областных больницах, чрезвычайно низок — в любом случае, с медициной такого уровня принудительная массовая стерилизация может привести к столь же массовому уродованию женского населения. У многих женщин после операции начинаются проблемы со здоровьем, нарушается цикл, бывает, что кровотечение не останавливается в течение одного-двух месяцев.

 Насиба (имя изменено), 28 лет. Двое детей, работает учительницей, у мужа мелкий бизнес, работает на базаре. Насибу вынудили согласиться на перевязку труб: напугали, что уволят с работы, а мужу перекроют дорогу на базар. Женщина согласилась — и из-за ошибки врачей, которые неловко обращались с коагулятором, получила обширный ожог спины. Насиба лечилась полгода, на это ушли все деньги, отложенные на черный день. Муж хотел написать заявление на врачей, что жене изуродовали спину, но ему пригрозили, что арестуют, если он вообще придаст этот случай огласке. Однако в качестве компенсации выдали мужу небольшую сумму денег.

 Слухи о том, что после кесарева сечения женщине могут сделать стерилизацию, даже не поставив ее в известность, приводят к тому, что женщины предпочитают рожать дома. Люди перестали доверять врачам — и если не протестуют, то только потому что боятся. Риск, которому подвергаются женщины в Узбекистане, оказавшись в больнице или оставаясь рожать дома, растет.

 Манзура (имя изменено), 30-летняя женщина с тремя детьми, держала небольшой магазинчик, «дукон» (ларек). К ней пришла акушерка из местного врачебного пункта и представитель махаллинского комитета. Начали уговаривать сделать стерилизацию — говорили даже, что сейчас ее могут прооперировать бесплатно, за государственный счет, а скоро такие операции будут платными, и ей придется раскошелиться, потому что стерилизоваться все равно заставят.

Женщина колебалась, но акушерка и представитель местной власти настаивали, даже угрожали. В результате Манзура согласилась. Женщину тут же привезли в районную больницу, никакого предоперационного обследования не проводилась. Манзура скончалась во время операции, предположительно от эмболии (как одного из осложнений, возникающих после «накачивания» брюшной полости углекислым газом во время операции).

 Мужу Манзуры врачи сказали, что у женщины была опухоль, и от нее она и умерла. Ему строго объяснили, что если он вздумает предъявлять претензии, тело жены вскроют «от губы до пупка», а могут и потом эксгумировать, во время расследования. Муж сразу отказался от идеи протестовать и решил поверить врачам. Даже жалел, что раньше не заставил жену лечиться.

***

 Добровольно-принудительная стерилизация женщин в Узбекистане проходит довольно варварскими методами. Но видимо, чиновники не знают другого способа регулировать рождаемость. За просветительские разговоры о контрацепции в Узбекистане можно получить реальный тюремный срок — как получил семь лет Максим Попов, распространявший книжку о здоровом образе жизни для учителей. Что говорить, если сами чиновники — как они объясняют — «стесняются» говорить на эти темы с людьми. Мол, ментальность не позволяет.

 На ту же ментальность кивали, когда выносили приговор фотографу и кинодокументалисту Умиде Ахмедовой, осмелившейся вслух заговорить о том, как традиция вывешивать кровавые простыни после первой брачной ночи калечит женские судьбы.

 В Узбекистане запретили частную медицинскую практику — и теперь круговая порука врачей стала непреодолимой. При этом уровень медпомощи, которую можно получить в областной узбекской больнице (не говоря о районных поликлиниках), очень низкий — там даже не всегда стерилизуют инструменты.

 Узбекистан становится закрытой страной, где скорей умрут со стыда, чем спокойно прочтут — и спокойно выслушают, что не менее важно — грамотную лекцию о современных способах контрацепции. И пока это так — в Узбекистане будет продолжаться принудительная и тайная стерилизация, и никакие заявления правозащитников не смогут изменить ситуацию.

 Потому что дешевле стерилизовать женщин, чем возиться с их просвещением, искать деньги на детские пособия, налаживать работу педиатрических служб или строить современные роддома.

источник: via Фергана.Ру

About these ads

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: