ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«ДЕЛО БАНКИРОВ» ЗАПОРОЖСКОГО ФИЛИАЛА «ГРАДОБАНКА. Часть 1.

Posted by operkor на Январь 20, 2010

Громкие дела прошлых лет.  Часть 1.  В «эпопею» оказалась вовлечена вся элита филиала«Градобанка»… Вначале со вклада Елены N. (паспорт для открытия вклада принес муж, работающий в банке) зам. директора филиала Ю. Головин получал проценты, а позже и сам вклад. Всего Ю. Головин и сотоварищи, как считает следствие, похитили государственные и коллективные средства на сумму более 2 миллиардов карбованцев…». На фото: Ю. Головин (в центре) с главой облсовета А. Нефедовым (справа)…

 Вместо эпилога.  

 «ДОСЬЕ А.В.» разместило анонс под названием: «Ба, знакомые все лица! Это же  Головин, ранее судимый по делу «Градобанка»?!». Житель Запорожья Р. Добровольский прислал фото со своим комментарием:  «На днях просматривал официальный сайт Запорожского областного совета, интересовался, как слуги народа выполняют свои предвыборные обещания, которые они давали на выборах в 2006 году, и наткнулся вот на это  фото. Смотрю: слева первый шагает заместитель председателя областного совета Светлицкий, возле него – какой-то незнакомый человек,  третий – председатель областного совета Нефедов. Присмотрелся к незнакомому. Так это же Головин, которого суд присудил к лишению свободы за его мутные дела в «Градобанке»!? А теперь он кто, если вышагивает с первыми лицами области?! Высылаю фото  интернет-газете «ДОСЬЕ А.В.», так как оно идеально подходит  для вашей рубрики «Громкие дела прошлых лет». Расскажите о тех темных делах Головина, за что его судили и чем он сейчас занимается? Думаю, что это будет весьма занимательное чтиво». Сегодня мы выполняем просьбу Р. Добровольского, публикуя материал «ДЕЛО  БАНКИРОВ», часть 1.

 «ДЕЛО БАНКИРОВ». Часть 1. Почему запорожские банкиры сели на скамью подсудимых?

Об этом деле, попавшем в суд в 1997 году, писали многие средства массовой информации. Одну из таких публикаций под названием «Почему запорожские банкиры сели на скамью подсудимых?», которую подготовил обозреватель запорожской газеты «МИГ»,  мы и предлагаем читателю  в качестве первого материала на эту тему.

                                                    

                                        Почему запорожские банкиры сели на скамью подсудимых?

                 Предваряя повествование, следует пояснить, что, во–первых, оно построено на материалах уголовного дела и не носит окончательного вывода в отношении степени виновности или невиновности тех или иных участников дела – вину (или ее отсутствие) установит суд; во – вторых, автор намеренно опускает многие детали, в особенности – сноски на номера документов, числа, нормативные акты, вычленяя суть. В противном случае для изложения ситуации не хватило бы и всей газеты, ведь только обвинительное заключение состоит из более чем 300 страниц…

Все началось три года назад с того, что Никопольский прядильно-ниточный комбинат захотел приобрести мазут. Об этом прослышала некая якобы московская фирма «Дженсер» и предложила прядильщикам свои услуги. Те, просчитав различные варианты, согласились, попросив у коммерсантов расчетный счет — куда перечислять деньги?

И здесь начинается первая серия «великой эпопеи». В Запорожском филиале «Градобанка» некто от некой организации открывает депозитный счет. Почему такая туманность? Да потому, что при открытии счета фактически не было представлено никаких документов. Неизвестно, кому был открыт счет, — есть лишь название фирмы («Дженсер»), печать и подпись неустановленного лица.

Работники банка указали на некого Тюхтия, который якобы подписал договор с банком, на основании которого был открыт счет. Но эксперт пришел к выводу, что подпись под договором Тюхтию не принадлежит. По уверениям следователей, это видно и неопытным глазом, а уж тем более удивительно, что сего не приметили банковские «зубры».

Но это еще что – Тюхтий, оказывается, совсем не Тюхтий – он представился как некий Сушко, директор фирмы. И вот от этого лже-Сушко банкиры не потребовали никаких документов – есть ли такая фирма в Москве и т.д. Когда следователи выезжали в «белокаменную», то никакого «Дженсера» не нашли. Юридический адрес липовый, расчетного счета в банке, где якобы обслуживалась данная фирма, тоже нет.

Тем не менее, доверчивые(?) «градобанковцы» счет открывают и на него из Никополя поступают деньги. И здесь – вторая серия «непоняток»: Никопольский комбинат дает аккредитивное поручение банку, в котором он обслуживается, — Никопольскому отделению Укрсоцбанка – перевести 1 млрд. 725 миллионов карбованцев, что соответствует 100.000 долларов по курсу Нацбанка  на счет фирмы «Дженсер», с которой заключил договор на поставку мазута.

Но никопольские укрсоцбанковцы допускают ряд оплошностей. Так, бухгалтер не замечает (?), что аккредитивное поручение направляется на депозитный счет, хотя первые три цифры ясно указывают на назначения счета. Дальше – оператор этого банка не указывает вверху документа два слова – «аккредитивное поручение», и в результате деньги перечисляются из Укрсоцбанка в «Градобанк» обычной «платежкой».

Для профи уже понятна суть ошибок, для непосвященных же следует дать пояснение. Если делается аккредитивное поручение, то со счета плательщика на счет поставщика перечисляются деньги, которые поставщик может снять, только предоставив документы от плательщика, что договор выполнен.

          Кроме того, на депозитный счет могут перечисляться деньги только с расчетного счета того же предприятия, то есть, на депозитный счет фирмы «Дженсер» можно перевести деньги с расчетного счета фирмы «Дженсер». Но деньги на депозит «Дженсера» пришли с кредитного счета Укрсоцбанка. Не знатоки скажут – какая разница? Особенность в том, что депозитные счета облагаются налогом. Перевести деньги, минуя расчетный счет, сразу на депозит, мечта предпринимателей. Но в таком случае в казну не попадают деньги, а, значит, не будет их на зарплату учителям, на выплату пенсий.

Итак, средства, вопреки инструкций и правил, попали на депозитный счет фирмы «Дженсер». Что дальше? Дальше — третья серия. Деньги выдаются «наличкой» тому же Тюхтию – Сушко, и вновь тот не представляет никаких «ксив», подтверждающих, что он может распоряжаться деньгами «Дженсера», не подает и образцы подписей. Короче, пришел «дядя с улицы», ударил себя в грудь: «Это я» — и ему враз дали деньги. Это ж какое доверие клиенту!

Все это происходит 17 мая 1994 гола, Тюхтий – Сушко получает 1.466 млн. карбованцев, а 258 млн. забирает себе в доход  «Градобанк» — «за кассовое обслуживание». То есть «отщипывает» 15% от всей суммы. Тоже, понимаете, беспредел. Плюс к этому, с депозитного счета банкиры не имели права выдавать деньги – могли лишь вернуть на расчетный счет фирмы. Но так как такового у фирмы «Дженсер» не существовало вообще, то «семь бед – один ответ» — градобанковцы сумму выдавали. Во всяком случае, так заявили. Следователи же доказывают, что банкиры соврали. В тот день, 17 мая, когда якобы выдавались 1 млрд. 466 млн. карбованцев Тюхтию – Сушко, в кассе банка таких денег просто не было. Вся касса 17 мая составляла чуть более миллиарда…

Но в тот же день открывается депозитный счет на имя Елены N. – на него зачисляется 1.410 млн. крб. Если бы Елена N. тогда внесла деньги на счет, то выплатить их Тюхтию можно было бы, но в том то и дело, что и она не приносила никаких денег. Более того, Елена N. вообще не знала об этом счете…

Отдельная «катавасия» у банкиров с приходно–расходными квитанциями. Следствие говорит, что для перевода денег со счета фирмы «Дженсер» на депозитный счет Елены N. было проведено несколько безденежных операций по купле – продаже валюты – для создания видимости законности сделали. Но о том, что все они – для отвода глаз, говорят квитанции, подписанные кассиром сразу за себя и «за того парня». Именно кассирами заканчивается, по версии следствия, круг организованной группы, лидером которой, опять же по версии следствия, выступает упоминавшийся зам. директора Ю. Головин.

Вообще, в «эпопею» оказалась вовлечена вся административная элита филиала «Градобанка» вкупе с подчиненными – директор, его заместитель, гл. бухгалтер, начальник валютно–кредитного отдела, начальник кассового отдела, зав. кассой, кассиры, экономисты. Все ли оторвали по кусочку от никопольского «пирога» — неизвестно. Вначале со вклада Елены N. (паспорт для открытия вклада принес муж, работающий в банке) Ю. Головин получал проценты, а позже и сам вклад. Всего за «великую эпопею» Ю. Головин и сотоварищи, как считает следствие, похитили государственные и коллективные средства на сумму более 2 миллиардов карбованцев.

Не успев отдышаться после успешной операции по переброске денег со счета фирмы «Дженсер» на счет Елены N., в «Градобанке» пытаются скрыть следы преступления, уничтожая первоначальные бухгалтерские, расчетно–денежные и другие документы. Вместо них подшиваются новые, по которым Тюхтию – Сушко деньги выдаются уже в кредит. При этом в документе вносятся настолько липовые данные, что создается впечатление, будто банкиры пошли ва-банк. К примеру, по новым бумагам выходит, что в один и тот же день одному и тому же человеку (Тюхтию – Сушко) деньги выдавались по одному паспорту, а кредитный договор оформляется по другому. Позже следствие установило, что один паспорт принадлежит… старушке, которая никогда не теряла свое удостоверение личности, другой – неизвестному лицу, получившему свой документ в МИДе СССР. То есть данные паспортов, надо полагать, взяты из «справочника Стеля» то бишь – «с потолка».

Помимо этого, проверяющие столкнулись с массой несуразностей, нестыковок. Чтобы докопаться до истины, сыщикам пришлось вникнуть в тонкости бухгалтерской и банковской профессии, обращаться за помощью в облуправление Нацбанка. Вы думаете, профи из Нацбанка дружно кинулись помогать следствию? Щас!

По поводу устных консультаций вообще речи не вели. «Если что нужно подавайте в письменном виде», — заявили коллеги «дядюшки Скруджа». Пинкертонам приходилось консультироваться неофициально у работников других банков, после чего составлялись письма и отправлялись в Нацбанк. Однако на конкретные вопросы порой вместо четких ответов приходили, скажем так, рассуждения на совсем другие темы. Но это еще что – в 1996 году главбух облуправления НБУ со своим замом поставили под сомнение выводы экспертов по данному делу, составив своего рода заключение, которое оказалось в Генпрокуратуре. У авторов позднее спросили – вы видите официальные результаты экспертизы? Нет. Так откуда «сыр – бор»?

Короче, чуточку странновато вели себя некоторые специалисты Нацбанка. И почему так? Неведомо. Ах да, один штрих: бывший главбух «Градобанка», которая ныне работает на аналогичной должности в банке «Элита», — дочь заместителя главного бухгалтера облуправления Нацбанка. Но это так, к слову, читатель же не думает, что родственные отношения выше служебных?..

Напротив, при таком родстве можно ожидать наличия суперпорядка в коммерческом банке, ведь информацию о документах можно получать чуть ли не из «первоисточника». Однако, когда следователи окунулись в работу «Градобанка», они были шокированы. Такого бедлама, да еще в банковском деле, увидеть не ожидали. А потому впоследствии составили «Представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления». Дабы читатели могли оценить существовавший в «Градобанке» порядок, приводим самые дивные выдержки из документа.

«… Ни у кого из работников филиала не имелось должностных инструкций…Не велись карточки лицевых счетов, образцы подписей вкладчиков не отбирались. При выдаче процентов по депозитному вкладу и самого вклада работникам банка не проверялась идентичность подписи получателя денежных средств с подписью вкладчика… Не организовано хранение бухгалтерских документов… При невыясненных обстоятельствах из филиала пропали балансы за первый квартал 1994 года, ежедневные сводные сальдовые балансы за апрель и за отдельные дни мая 1994г. и другие документы.

В ходе предварительного расследования по уголовному делу было также установлено, что одной из причин, способствовавших совершению преступления, явилась необеспеченность Запорожского филиала АКБ «Градобанк» квалифицированными кадрами. В своем большинстве работники филиала не имели экономического образования и опыта работы в банковской системе, в том числе и сами руководители.

В частности, на тот период директор филиала И. Сергиенко и его первый заместитель директора филиала – инженер-системотехник, главный бухгалтер – инженер-металлург, а начальник кассового отдела окончила культпросветучилище по специальности – режиссер самодеятельных и театральных коллективов.

Несмотря на отсутствие стажа работы в банковской системе и экономического образования, И Сергиенко в феврале 1994г. был принят на должность заместителя директора ЗФ АКБ «Градобанка» и уже через 4 месяца его назначили на директора филиала. Не имея опыта учетно-операционной работы и экономического образования, Л. Черных в ноябре 1993г. была принята на должность заместителя главного бухгалтера, а через 4 месяца переведена на должность главного бухгалтера.

…Вместе с тем, изложенные обстоятельства не помешали в 1995 году перейти работать в созданный АКБ «Элита» И. Сергиенко – председателем правления, а Л. Черных – главным бухгалтером, Т. Андрияновой – заместителем председателя правления, М. Вахрамовой – начальником управления денежно-кассовых операций. В этом же банке работал (до ареста) Ю. Головин – заместителем председателя правления.

Кто-то может возразить: не боги горшки обжигают. Действительно, все мы вышли «из Октября», масса нынешних банкиров — в прошлом были комсомольскими и партийными работниками. Но сейчас они поднаторели в банковском деле. Правда, «Градобанк» в этом плане все ж выделяется, даже с оглядкой на якобы незнание профессиональных обязанностей в связи с возможной уголовной ответственностью…

          Из показаний директора филиала:  «…Как начальник валютного отдела Андриянова занималась валютными операциями, но чем конкретно она занималась, мне неизвестно, в чем заключались ее обязанности как начальника валютного отдела, мне неизвестно… В нашем филиале деньги при поступлении сразу зачислялись на конкретный депозитный счет. Откуда поступали деньги, с какого предприятия или счета, нас не интересовало. Такой порядок зачисления денег на депозитные счета клиентов – юридических лиц существовал всегда. … Я считаю, что если деньги положила в банк жена, а распорядиться ими желает муж, то он полностью имеет на это право, — «муж и жена – одна сатана».

               Из показания заместителя директора филиала банка Т. Андрияновой: «…Я подписала это объявление по собственной инициативе, не зная, должна ли я это делать, подписала в графе «бухгалтер» случайно, так как ставила свою подпись куда попало. … Я не знаю, каким образом открывались депозитные счета юридическим и физическим лицам, я этим не занималась. Кто занимался открытием депозитных счетов юридическим и физическим лицам в моем отделе в тот период, я не знаю…»

               Из показаний главного бухгалтера Л. Черных: «… Я просто халатно отнеслась к исполнению своих должностных обязанностей как главный бухгалтер и поэтому не разработала должностных инструкций, как того требуют Правила №7. … Распределения и перераспределения счетов между сотрудниками учетно-операционного отдела производились по моему устному указанию. По какой причине я не вела книгу, предусмотренную Правилами №7, я объяснить не могу». 

Когда проводилось следствие и заместителя директора Ю. Головина арестовали, то на сыщиков посыпались просьбы – жалобы, чтобы задержанного выпустили на свободу, изменив меру пресечения. За него ходатайствовали адвокат, а также члены местного отделения «Союз «Чернобыль» и… два народных депутата ВР левого толка – Понедилко и Таран.   Что касается адвоката – здесь все понятно, его нанимали, и он должен отрабатывать деньги (хотя порой адвокаты подозреваемых настолько рьяно отрабатывали гонорары, так наводили «тень на плетень», что следователи начинали сомневаться в интеллектуальных способностях защитников).

Признаться, долгое время я был в неведении относительно источников доходов банкиров, и не только их. Пока не проник в тайну депозита. Технология проста – вы приходите в банк, заявляете, что хотели бы положить деньги на депозит. Пожалуйста – отвечают вам, принимают «кровные» и вы вкладчик. Ограничений на эту операцию нет, деньги примут у любого.

Но! Далеко не каждый сможет получить повышенные проценты по вкладу – и здесь вся соль. Обычная, рядовая «процентовка» сейчас – до 40% годовых, то есть, положив 100 гривен, через год вы получите 140. Есть повыше процент, к примеру — 120, но это уже не рядовые вкладчики. А что вы скажите, когда узнаете о существовании лиц, у которых деньги лежат на депозите под 270, 360, 720 процентов?.. При этом вклад, ну 10.000 гривен. А теперь возьмите калькулятор и подсчитайте – сколько дивидендов получит вкладчик? Учтите, налоги с депозита не берутся. Неплохо, да? Я тоже так думаю.

Кому эти вклады принадлежат? Ценным людям, в число которых входят и банкиры. Это внутреннее дело руководства банка – определять элитных вкладчиков. При этом узнать «белых людей» вы не можете, так как тайна вкладов гарантируется законом. Ваш слуга как-то заглянул в список счастливцев одного из банков – ба, да здесь все знакомые лица – от директоров предприятий до представителей власти. Полицезрел и фамилию одного начальника, который постоянно плачется, что у него нет денег, что его организация на карточке, что вместе с подчиненными питается «хлебом да водой». Может, его работники и недоедают, но насчет начальника вряд ли.  А потому – совет: если кто – то из боссов чуть не кричит о безденежье, тычет вам платежку с начислением своей зарплаты, не спешите принимать его слова на веру.

В чем опасность депозитов для простого люда? Не только в том, что у вашего начальника может развиться шизофрения – раздвоение личности, когда при вербальной бедности он будет уминать у себя дома красную икру, подобно солдатскому жлобу, поглощая деликатесы под простыней. Главная проблема – высокие проценты не даются «за красивые глаза». Возможно, чиновник протолкнет нужную бумагу и в благодарность получит банковскую «премию». Возможно, директор для своего предприятия возьмет не совсем оправданный кредит, а за проценты расплатятся работники. То есть, налицо коррупция, вот только доказать ее ох как сложно.

И еще один возможный вариант облагодетельствования банком нужного человека – ему могут выдать кредит под малый процент. Или симбиоз: выдать кредит под малые проценты, который будет помещен на депозит под высокие проценты – и вся арифметика. Как читатель мог заметить, и данное дело напоминает тот же сценарий: взяли деньги, положили под большие проценты – чтобы деньги делали деньги.

На имущество обвиняемых наложен арест, в том числе и на вклады. У многих из них депозит под 700 «с хвостиком» процентов. Одна деталь – двухэтажный строящийся дом руководителя банка, имущество которого тоже арестовано, имеет общую площадь 459 кв. метров и оценен экспертами в 180 миллиардов(!!!) карбованцев. А, говорят, в Украине люди живут бедно.

Объективности ради, следует отметить, что не на все вопросы ответило следствие. Так, из картины, нарисованной сыщиками, вытекает, что фирму «Дженсер» должны были создать банкиры. Но как раз на этот, по сути, главный вопрос, следствие, на наш взгляд ответ дать не может. А раз так, то и обвинение в создании организованной группы с целью хищения в особо крупных размерах несколько повисает в воздухе.

Юрий Гулый, обозреватель.

 Материал подготовлен на основании обвинительного заключения, отражает официальную точку зрения следственной группы и не претендует на «истину в последней инстанции». Отдельные обтекаемые формулировки вызваны желанием редакции соблюсти «статус кво» и принцип презумпции невиновности в отношении лиц, которые упоминаются в статье. Все точки над «і» расставит Жовтневый нарсуд, где неделю назад началось слушание дела.

Но на один момент редакция хотела бы все же поставить ударение. Когда материал готовился к печати, на самих журналистов было оказано давление, выражавшиеся в полупрозрачных намеках-угрозах якобы от  от имени некоторых власть предержащих. Мы далеки от мысли, что это так. Но в случае их осуществления, «случайных» или «неслучайных» совпадений, влияющих на работу редакции, готовы предоставить не вошедшие в материал факты оперативным сотрудникам Службы безопасности Украины. Ведь так хочется верить, что мы живем в действительно правовом государстве.

Следователей ведущих это дело, известное многим как «дело банкиров», неоднократно пытались «утихомирить». На них постоянно сыпались жалобы и обвинения в различного рода нарушениях. За подследственных ходатайствовали депутаты Верховной Рады. Как заинтересованность в торможении расследования или увод его в сторону можно оценить и действия некоторых специалистов облуправления Нацбанка Украины.

Генеральная прокуратура периодически вызывала сыщиков «на ковер». Однажды чуть даже не дошло до перестрелки между работниками «шестерки» и охранниками банка. Был момент, когда уже думали – пропали папки с документами дела во время проверки в одной из высоких инстанций. И прочее, прочее, прочее…  Но, несмотря на все препоны, следователи все же довели расследование до конца, передав материалы в суд.

Продолжение следует

Глеб Жеглов

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: