Хроніки та Коментарі

Інтернет-портал

«Бог диверсий CCCР», взорвавший ДнепроГЭС, начав войну полковником, полковником ее и закончил…

Posted by operkor на 15 Лютого, 2010

 Его послужного списка и заслуг хватило бы на десятерых. С его именем связаны беспрецедентные диверсии в Испании, когда под Кордовой был уничтожен штаб испанской авиадивизии во главе с ее командиром, организация партизанских бригад, известная всему миру диверсионная акция по уничтожению командующего Харьковским гарнизоном и армией генерала Георга фон Брауна, родственника знаменитого изобретателя ракет ФАУ-1 и ФАУ-2, дистанционно управляемой миной по сигналу из Воронежа в ноябре 1941года… Современные специалисты в области диверсий до сих пор считают его непревзойденным в этом направлении.  Илья Григорьевич Старинов с первых дней принимал участие в подготовке и ведении партизанской войны – в качестве начальника специальной школы, командира 5-й отдельной инженерной бригады, начальника Высшей оперативной школы, помощника начальника Центрального штаба партизанского движения по диверсиям и заместителя начальника Украинского штаба партизанского движения по диверсиям…

Несмотря на большие заслуги, «Бог диверсий» так и не был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Начал он войну полковником и закончил ее в том же звании. Где ключ к разгадке?

В своих  мемуарах и беседах Илья Григорьевич обходил стороной эпизод подрыва ДнепроГЭСа. Суть ситуации сводилась к тому, что в период Киевской стратегической оборонительной операции в августе 1941 года возникла необходимость значительной перегруппировки сил и средств, чтобы наши части не попали в окружение.

В период отступления советских войск в полосе Юго-Западного фронта встала необходимость вывода из строя одного из флагманов первых пятилеток – Днепровской гидроэлектростанции. По понятным причинам такой объект никак не должен был достаться врагу исправным. Эта задача была поручена Старинову. Изучение имеющихся документов 157-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности, охранявшего и оборонявшего Днепрогэс до последней минуты, позволяет с точностью до часов установить время подрыва плотины: 20.00-20.30 18 августа 1941 года.

Она была взорвана после того, как личный состав первого батальона бутылками с зажигательной смесью поджег четыре танка врага в непосредственной близости от охраняемого объекта. К этому часу все подразделения 274-й стрелковой дивизии РККА по плотине благополучно переправились на левый берег. Полк отходил через потерну – инспекционные галереи, проходившие через всю плотину.

Следует полагать, что времени на основательные расчеты не было, тем более на какие-либо пробные или лабораторные исследования, да и подобной практики тоже. Прикинули на глазок, что двух грузовиков со взрывчаткой, загнанных в технологические галереи будет достаточно для подрыва двух турбин.

Никто не мог предположить последствия взрыва в замкнутом пространстве. Вместо двух турбин пострадало четыре, в теле плотины образовалась большая брешь, пошел активный сброс воды.

В результате возникла обширная зона затопления в нижнем течении Днепра, и как следствие, две общевойсковые армии и кавалерийский корпус, находившиеся в этом районе, были «отрезаны» при переправе, частью пополнили число группировки войск, попавших в окружение и плен, а частью сумели переправиться в неимоверно тяжелых условиях.

Вот как описывал данный эпизод командовавший тогда Южным фронтом генерал армии И.В.Тюленев в мемуарном издании «Через три войны»: «Мы находились в Запорожье, когда вдруг земля качнулась под ногами – взрыв огромной силы потряс воздух. 12-тонный заряд тола уничтожил Днепрогэс, гордость советского народа. Взрыв плотины резко поднял уровень воды в нижнем течении Днепра, где в это время началась переправа двух наших армий и кавалерийского корпуса».

Кто спас Старинова, отдавшего приказ о взрыве ДнепроГЭСа, от неминуемого тогда расстрела – загадка. Может быть Н. Хрущев, как член военного совета Юго-Западного фронта, может быть кто-то другой или что-то другое…

Что было с Ильей Григорьевичем в период с конца августа по конец октября 1941 года? Кому он давал объяснения по поводу неудачной попытки уничтожения Днепровской ГЭС, где эти документы? Возможно, ответ на этот вопрос позволит прояснить ситуацию относительно того, почему он не стал Героем Советского Союза и генералом…

Известно, что Илья Григорьевич неоднократно представлялся к званию Героя и генерал-майора. О некоторых причинах он дает ответ в своих мемуарах и личных рассказах, из которых следует, что по Центральному штабу партизанского движения его судьба была тесно связана с известным партийным функционером П.К. Пономаренко.

Как человек достаточно далекий от тонкостей партизанской борьбы он никак не мог терпеть инициативного профессионала-диверсанта, за плечами которого тогда была Испания, огромный опыт организаторской работы по партизанскому движению в стране, масса учеников в Союзе и за границей.

«Рельсовая война» сделала меня его недругом, и он уже нигде мое имя не упоминал, даже в послевоенное время», – так описывает он свои отношения с Пономаренко. Из личных воспоминаний Ильи Григорьевича следует, что его инициатива довольно часто выходила для него неприятностями, в лучшем случае оставалась «незамеченной».

В одной из бесед он поделился довольно интересной деталью: на вопрос где ему было лучше во время войны – в штабе на Большой земле или в тылу у немцев, в партизанских отрядах? Он без колебания назвал второе, подумав, добавил: «Там было все ясно и понятно, а в Москве – одни интриги, обман, фальшь».

В штабе он не находил взаимопонимания с руководством, которое хотело спокойной жизни, хороших отчетов и результатов от партизан. Липовые отчеты или нет, мало кого интересовало. Безусловно, с его мнением считались, но часто его активная позиция по централизованному руководству партизанским движением не находила поддержки даже у таких признанных военачальников, как маршал Г. Жуков и председатель ГКО И.Сталин.

Будучи в Центральном штабе партизанского движения, Старинов обращался с просьбой об организации партизанского движения. Однако его просьба выполнялась половинчато: задачи партизанам ставились, однако оружия и боеприпасы в тыл врага поставляли крайне мало.

В принятых тогда руководящих документах партизанам предлагалось оружие и боеприпасы добывать у врага. Старинов же доказывал, что не более пяти процентов оружия у партизан было трофейного, особенно необходимы были средства совершения диверсий. Крымским партизанам в горах легче было пустить под откос поезд или машину неприятеля, чем добыть булку хлеба. Их следовало обеспечивать продуктами питания в первую очередь. Это лишь ничтожная часть проблем организации партизанского движения.

Отдельным направлением стоит вопрос партизанской стратегии и тактики. Илья Григорьевич научно обосновал вредность «рельсовой войны» в том понимании, что сложилось к 1943 году. Он доказал, что в разгар Курской битвы немцы втрое против обычного увеличили грузоперевозки, и это несмотря на сложившийся стереотип об активности партизан на коммуникациях врага. Безусловно, рельсы рвали, но чаще это были стрелки на второстепенных направлениях и тупиках ради отчетов. По мнению же Старинова, объектами диверсий должны были становиться паровозы, сами воинские эшелоны, но не полотно, которое немцы научились довольно быстро чинить и не испытывали серьезных затруднений из-за подвоза.

За четыре года Старинов организовал подрыв 256 средних и малых мостов. Его мины пустили под откос более двенадцати тысяч воинских эшелонов. Особенно широко применялась ПМС – противопоездная мина Старинова (мгновенного и замедленного действия) – и АС – автомобильная мина Старинова.

Безусловно, то наследие, которое осталось после смерти выдающегося человека, очень велико. Выводы, которые делал Илья Григорьевич, не всегда воспринимались однозначно, даже может быть где-то с недоверием, но с течением лет очень многое подтвердилось.

Как известно, Илья Григорьевич не командовал крупными объединениями, соединениями, даже частями, но имел четко выраженные позиции по стратегии, партизанской стратегии, чего не торопятся признавать многие известные военачальники.

Возвращаясь к урокам Великой Отечественной войны, он сделал вывод о том, что ошибкой являлось стремление оказавшихся в окружении наших войск выйти на соединение с армией. В ходе чего они уничтожались и брались в плен превосходящими силами противника.

Надо было, по мнению Ильи Григорьевича, наоборот, уходить в тыл к противнику, где у него было мало войск, и вносить там дезорганизацию. Немцы, сразу ощутив острую нехватку вооружения, поубавили бы наступательный порыв. У Красной Армии появилось бы время для маневра и сосредоточения сил.

Это наглядно показали события 1941-1942 годов, когда в окружение попадали целые фронтовые группировки. Происходило это потому, что офицеры не проходили обучения тактике ведения партизанской войны. Сыграл свою роль, конечно, и политический мотив. В то время считалось: раз попал в плен – значит предатель.

До конца своих дней Илья Григорьевич сохранил ясный ум и прекрасную память. На вопрос о причинах своего долголетия (101 год) он всегда отвечал, что нужно быть полезным для общества и вести здоровый образ жизни.

Павел Смирнов, полковник

 ХРОНИКИ ЗАПОРОЖЬЯ» https://operkor.wordpress.com.

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: