ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ЛЕОНИД КУЧМА: «Юрий Федорович провел свои последние месяцы в невыносимых условиях… «

Posted by operkor на Март 7, 2010

Второй Президент Украины рассказал авторам книги «Юрий Кравченко. Утраченный шанс Украины» о своих отношениях с бывшим министром внутренних дел. 4 марта 2005 года погиб от двух выстрелов в голову Юрий Кравченко. Официальная версия смерти Кравченко — в разные годы бывшего министром внутренних дел, главой Таможенного комитета Украины, Государственной налоговой администрации — самоубийство. В тот день Юрий Кравченко был приглашен в Генеральную прокуратуру для дачи показаний по делу Гонгадзе. Объявляя об этом по телевизору, генпрокурор Святослав Пискун не сообщил статус приглашенного, и все гадали: бывший министр — подозреваемый или уже обвиняемый? А вдруг его в тот же день «закроют»? Потом уже выяснилось, что Юрий Федорович вызывался как свидетель. Но он об этом так и не узнал…Как любую неординарную личность его каждый помнит по-своему. Кто-то — как энергичного министра-реформатора, который не только «разбирал полеты», но и заставлял своих подчиненных, поддерживая физическую форму, худеть, пыхтеть в спортзалах и, готовясь к участию в торжественных мероприятиях, даже носить смокинги. Кто-то — как подающего большие надежды политика, друга, отца, мужа. А еще он ушел из жизни фигурантом дела Гонгадзе. Узнаем ли мы когда-нибудь его истинный статус в этом деле — одному лишь Богу известно.

Накануне пятой годовщины гибели Юрия Кравченко увидела свет книга Михаила Корниенко, бывшего заместителя Кравченко, позже исполнявшего обязанности министра внутренних дел, и журналиста Ивана Бессмертного «Юрий Кравченко. Утраченный шанс Украины». Авторы книги, общаясь с людьми, лично знавшими генерала, пытаются разгадать загадки нашей недавней истории, очертить контуры личности самого яркого в истории независимой Украины министра внутренних дел.

С согласия авторов книги и Леонида Кучмы «ФАКТЫ» с небольшими сокращениями печатают интервью второго Президента Украины, которое полностью можно прочитать в вышедшей книге.

 «Я б его никогда не снял, несмотря на любое давление. Просто он сам написал заявление»

— Леонид Данилович, когда вы впервые услышали о молодом, энергичном генерале Юрии Кравченко? Как и когда состоялось ваше с ним знакомство?

— Услышал о нем после того, как меня избрали президентом УСПП (Украинский союз промышленников и предпринимателей. — Ред.). Кто-то его привел, представили как толкового сильного милиционера. Тогда уже было известно, что я буду баллотироваться в президенты, и ко мне приходило очень много людей, готовых стать членами команды, идти со мной в огонь и в воду. Вот так с ним и познакомились.

— Какое первое впечатление он произвел на вас?

— Молодой, красивый, стройный, спортивный. Чувствовались в нем ум, сила и воля. И одновременно сдержанный, что тоже очень важно. Я не люблю говорливых. Знаете, иногда суждения по первой встрече оказываются абсолютно правильными. Так оказалось по жизни с Юрием Федоровичем.

 — Вскоре вы назначили генерала Кравченко председателем Таможенного комитета Украины, а потом министром внутренних дел. Леонид Данилович, могли бы вы вспомнить, с какими мыслями и с какими надеждами вы делали эти важнейшие кадровые назначения?

 — С надеждой, так это точно. Что тогда творилось в стране, надеюсь, все помнят. Беспредел везде и всюду, люди боялись выйти на улицу, бал правили всевозможные бандитские формирования. А в регионах, где власть была слаба, там они особенно разнузданно себя вели. Достаточно только Крым вспомнить. Там же практически хозяйничали организованные преступные группировки «Сейлем» и «Башмаки». В Украину слетались криминальные авторитеты отовсюду, включая Россию. Поэтому тогда понимали: во главе Министерства внутренних дел должен стоять действительно жесткий человек, для которого авторитетом должно быть только государство и его интересы.

 Практически МВД как структуры для выполнения таких функций на тот момент не существовало. Немало было прекрасных квалифицированных людей, но многие из них смотрели на проблему не с точки зрения, как ее решить, а с точки зрения — «оно мне надо». Или — «мне что, больше всех надо». Но вот появился Кравченко. Могу на сто процентов сказать: его заслуга в том, что Украина через какое-то время избавилась от всего этого, бесспорна. Помню, кто-то из Москвы приехал, говорит, мол, мы дома боимся по улицам ходить, а у вас сейчас ходим, гуляем свободно, безопасно.

 — Будучи министром внутренних дел, Юрий Кравченко стал проводником по реформированию МВД, выводу его на европейский, цивилизованный уровень, исполнителем вашей политики по подавлению бандитского беспредела середины девяностых. Известно, что высокопоставленные бандитские «крыши» прилагали немало усилий к тому, чтобы дискредитировать Юрия Кравченко в ваших глазах, и в конечном итоге добились его устранения с должности. Могли бы вы рассказать об этих закулисных атаках на Юрия Кравченко? Вам, наверное, нелегко было устоять перед этим напором?

 — Я б его никогда не снял, несмотря на любое давление. Просто он сам написал заявление. Написал и с упорством, каждый день просил освободить его от должности. Известно, с чем это связано, — с делом Гонгадзе. Юрий Федорович мне тогда четко сказал: «Не имею морального права быть во главе ведомства, которое обвиняют во всех грехах — праведных и неправедных, в исчезновении Гонгадзе». Думаю, таких нравственных людей, как Юрий Кравченко, очень мало. Практически и не припомню, чтобы хоть кто-то пришел и так сказал: сам хочу уйти.

«Очень любил приготовленный Татьяной Кравченко борщ с грибами»

 — В интервью «Комсомольской правде в Украине» вы впервые открыто сказали, что Юрий Кравченко был вашим другом, что вы иногда вместе отдыхали семьями. Могли бы вы приоткрыть завесу над вашими личными с ним взаимоотношениями? Чувствовали ли вы, что Юрию Кравченко некоторые люди завидуют из-за того, что он был вашим другом?

 — О том, что нас связывали не только служебные, но и человеческие отношения, я никогда особо не скрывал. А что до зависти… Никто ведь публично зависть не высказывал, но то, что подобное у нас существует, очевидно. Что же касается дружеских отношений — в этом не было ничего удивительного. Мы ведь жили в Конче-Заспе, ходили друг к другу в гости. У него прекрасная семья, обаятельная жена Татьяна — мастерица по части кухни. Я, например, очень любил приготовленные ею борщ с грибами или суп с грибами. Знаете, как говорится: ложку вставишь — она в нем стоит.

А как они вместе с Юрой великолепно пели! У Кравченко ведь был прекрасный голос, он играл на гитаре. И вообще, прекрасная семья, две чудесные дочери. Это была счастливая семья, и мы друг к другу относились с большим уважением. Да и в Крыму отдыхали вместе. Ездили на рыбалку, на экскурсии. Я никогда не жил по принципу: «Я — начальник, ты — дурак». Юрий Кравченко был неординарной личностью, человеком интересным. Наше общение, похоже, обогащало нас обоих. Он сам ни с кем не был запанибрата и к себе такого отношения никогда не допускал, что мне тоже в нем импонировало.

 — Леонид Данилович, согласны ли вы с мнением о том, что дело Гонгадзе — это спецоперация одной из мощнейших зарубежных спецслужб (естественно, с привлечением наших доморощенных «умельцев»), направленная против вас и против Юрия Кравченко?

 — О том, что это спецоперация не только против меня, но и против Украины, по-моему, сегодня ни у кого сомнений нет. Но и поныне нет ответа на главный вопрос: кому это было выгодно? Точно так же можно, продолжив тему, задать и другой вопрос: а кому было выгодно отравление Ющенко? Наверное, организаторы не могли не отдавать себе отчет: а что после? Так и в деле Гонгадзе — надо было поднять шум на весь мир.

А вспомните, что творилось тогда в западных средствах массовой информации? Наверное, это косвенно и Кравченко касалось. Ведь у нас в стране министр внутренних дел — мощная фигура. Поэтому желающих «порулить» было более чем достаточно. А многие рассматривали эту должность и как путь к обогащению. Боролись с «пророссийским» Президентом, а тень косвенно падала на Кравченко, который не только считался сильной личностью, но и человеком этого Президента. Можно так сказать: я ему отдал всю полноту власти в правоохранительном ведомстве и никогда не вмешивался во внутреннюю «кухню» Министерства внутренних дел.

Я верил этому человеку, был уверен: он глупостей не наделает. Никогда не навязывал ему кандидатур заместителей, начальников областных управлений. Наоборот, всегда поддерживал его кадровые предложения. Конечно, кандидатуры на посты руководителей согласовывались в Совете национальной безопасности. Но не припомню, чтобы кандидатуры, предлагавшиеся Кравченко, отвергались. И посмотрите, за эти годы никто из его бывших подчиненных никаких гадостей о Кравченко не наговорил. Более того, все о нем очень уважительно отзываются. Повторюсь, несмотря на то, что он был очень жестким руководителем, неудобным человеком. Он сумел навести дисциплину и поддерживать ее в МВД в течение многих лет.

 — Леонид Данилович, соответствует ли действительности распространенное мнение, что вы хотели назначить Юрия Федоровича премьер-министром страны, но в результате интриг в высших эшелонах власти карта легла по-иному и вы назначили его главой Налоговой администрации Украины?

 — Не секрет, что Кравченко всегда был «в обойме», и убежден, что Юрий Федорович стал бы прекрасным премьер-министром. Правильно сформулировали вопрос — карта не легла. Тот, кто считает, что Президент в то время кого куда хотел, того туда и назначал, глубоко ошибается. Я должен был считаться с расстановкой сил, прежде всего, в парламенте. И если бы не шел с депутатами на определенные компромиссы, не смог был провести через Верховную Раду ни одного законодательного акта, необходимого стране. Это сейчас есть какая-никакая коалиция, а тогда уровень безответственности зашкаливал, часть парламентариев числилась в «серой массе», от которой в любой момент можно было ожидать чего угодно. Они работали только на себя и где угодно выступали против президента.

Вот с этим фактором при кадровых назначениях людей на высокие должности приходилось считаться. Хотя не отходил от главного — профессиональных качеств претендентов на государственные посты. И никто не упрекнет, что кого-то я назначил по блату, кумовству или чему-то подобному. Это не значит, что наверху все были необходимой компетентности, но мы ведь все тогда учились на ходу. Прежде всего имею в виду экономическую сферу. В Советском Союзе ведь никто не готовил министров, председателей госкомитетов, руководителей областей для независимой Украины.

 — Леонид Данилович, имели ли вы планы в отношении будущего Юрия Федоровича после его отставки с должности руководителя Налоговой администрации Украины?

 — Он ведь был для политики молодым человеком. И при этом уже обладал колоссальным опытом государственного управления. Такие люди не у дел не остаются. Такие люди «из обоймы» не выпадают.

 — Самые близкие друзья Юрия Федоровича знали о том, что, уйдя из налоговой, он, используя весь свой жизненный опыт, в том числе и оперативно-розыскной, занялся собственным расследованием того, кто организовал прослушивание кабинета Президента, кто спланировал и реализовал дело Гонгадзе, подорвавшее политическую стабильность в стране. Леонид Данилович, доложил ли он вам результаты своего личного расследования?

 — О том, что он занимался этим делом, я в принципе знал. В этом плане можно снова сказать о действенности наших спецслужб. Главным для них, похоже, оставалось преследование инакомыслящих. Так до сих пор и не сказано, кто же стоял за всем этим. Кто главный? Хотя догадок есть достаточное количество, в том числе звучащие из уст самого Мельниченко.

 — Виделись ли вы с Юрием Кравченко в последние месяцы его жизни?

 — Когда случилась трагедия, я отдыхал за границей, в Карловых Варах. В последние месяцы его жизни мы, к сожалению, встречались редко.

 — Леонид Данилович, вы были среди тех, кто проводил Юрия Федоровича в последний путь. Вы не поверили той записке, которую якобы нашли в одежде покойного авторы версии о самоубийстве двумя выстрелами в голову?

 — Нет, конечно, не поверил я той записке. Да и сейчас не хочу верить. Такие сильные личности, как Кравченко, так жизнь не кончают. Но какое сильнейшее психологическое давление на него оказывалось! Хотя, вспомните, тогдашний генпрокурор Святослав Пискун дословно заявил: «Нигде в материалах, которыми располагает Генеральная прокуратура, не было данных, которые бы хоть как-то указывали на причастность к убийству Гонгадзе бывшего министра МВД Юрия Кравченко».

Юрий Федорович в невыносимых условиях провел свои последние месяцы. В любой другой стране занимались бы и версией о доведении до самоубийства, а у нас она даже не рассматривалась. Вот и возникает вопрос: если говорят о самоубийстве, то почему никто не рассматривал проблему доведения его до самоубийства? А причин для этого было более чем достаточно. Я не просто понимаю ситуацию, а сам прошел через эту атмосферу. Вспомните, что творилось тогда и продолжает твориться сейчас вокруг меня и моих близких!

 — Поддерживаете ли вы отношения с семьей Юрия Федоровича сегодня?

 — Да. Общаемся с Татьяной Кравченко. Она была у меня на 70-летнем юбилее. Наверное, это говорит и о моем отношении к этой семье. И об их отношении ко мне.

 — Леонид Данилович, как бы вы оценили роль Юрия Кравченко в новейшей истории Украины? Какова, на ваш взгляд, была бы сегодняшняя Украина, если бы третьим президентом Украины стал Юрий Кравченко?

 — Ну, точно не такой, какой она есть сегодня! Сто процентов была бы стабильной и в политической сфере, и в экономической, и в правовой.

Факты

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: