ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«ЗАПАС СКОРОСТИ» АВТОИСПЫТАТЕЛЯ ИВАНА КОШКИНА. Часть 1: «Запорожец» с двумя двигателями

Posted by operkor на 5 мая, 2010

Иван Павлович Кошкин — человек легендарный. Мастер спорта СССР по ралли. Трижды чемпион Украины. Единственный среди автоиспытателей,  удостоенный звания лауреата Государственной премии СССР. Заслуженный автомобилист Украины. За 38 лет работы на «АвтоЗАЗе», испытывая «Запорожец» и «Таврию», «намотал» столько километров, сколько не наездят за свою трудовую деятельность сотни  водителей. И ни одной аварии! Хотя в переделках испытателю приходилось бывать не раз. Сегодня Иван Павлович Кошкин – наш собеседник.

 Из аэропорта «Жуляны» — на  автозавод в Запорожье

— История «АвтоЗАЗа»  творилась  при вашем непосредственном участии.  Как вы стали испытателем?  Обучались этому где-нибудь?

— Специальных учебных заведений, где бы обучали этому делу, не существует. Испытателями становятся те, у кого есть большое желание к этому и воля. Я стал испытателем, можно сказать, случайно. Работал в Киевском аэропорту «Жуляны» технарем. До этого с отличием окончил училище гражданской авиации, пять лет прослужил в ракетных войсках.

В 58-м, после службы, вернулся в Киев. Но чтобы работать в аэропорту, надо было переучиваться. Приехал в гости к сестре в Запорожье. А в это время как раз  создавался «АвтоЗАЗ». Решил обратиться туда. Отдел кадров направил к начальнику экспериментального цеха Колесникову. Он почитал характеристику из воинской части и предложил прокатить его на машине в город, потом за город. И взял меня в цех.

— У вас уже были права водителя?

— У меня уже был 1-й класс. Я же в армии участвовал в соревнованиях. И на мотоциклах, и на авто. Спортом занимался – шоссейно-кольцевые гонки.

— Понятно, почему Колесников взял вас в свой цех. А вообще-то отбор туда был строгим?

— Текучесть была большая. Уходили те, кто видел в этом только романтику. А испытатель – это тяжелый повседневный труд. У меня вообще дурацкая натура. Если поставил  какую-то цель, то я должен докопаться до самого-самого.

— Не понимаю, какой смысл гонять машину по дорогам, когда есть для этого испытательные стенды?

— Это сейчас имеются прекрасные стенды, где можно сымитировать любой вид дороги. Вибростенд такое вытворяет! Любую частоту и любой профиль. Машина стоит на стенде. Не надо убиваться, не надо горбатиться. А тогда все только на дороге. Наш начальник лаборатории Колесников говорил так: «То, что мы сейчас успели выкатать и вскрыть, и будет определять конечный результат. То есть, от этого зависит — будет новая машина или нет. Ни на кого не надейтесь. Только дорога! Она все покажет, все оценит».

— Сегодня на «АвтоЗАЗе» испытания проходят?

— Сегодня никаких испытательных работ там нет. Входной контроль – не испытание. Испытание – это что? Это совершенно новое изделие, сделанное с нуля, с первого листа. Все полностью сделано. А какие это испытания, когда машину сделали где-то, разобрали ее: подвески сняли, двигатель сняли. Потом привезли все это сюда, собрали.

А мы приучали машину к дороге, изучали ее во время испытаний. Бюллетень и информация – каждый день. Протоколы ежедневные и сообщения конструкторам: тот узел ведет себя так, а тот – так.

Куры на лобовом стекле

— Как долго надо было гонять новую машину по дорогам, чтобы убедиться в ее пригодности?

— Ресурс – 125 тысяч километров. Именно столько должен наработать опытный образец. Но они столько не выхаживали, потому что не было необходимости. А потом, когда все характеристики уже сняты, выпускают машину на «убой».

— Это как?

— Это довольно жесткие испытания. Был у нас так называемый «Бермудский треугольник» – Николаевка-Гайчур-Любецкое. Это в районе города Орехова. Там мы и гоняли новую машину.

— Почему  маршрут  назвали «Бермудским треугольником»? Неожиданности  таились?

— Там получается 96 километров. Асфальт чередуется с булыжником, со щебеночным покрытием,  ямы по колено. Классический естественный полигон. Однажды останавливает меня знакомый инспектор ГАИ. Местный. Письмо, говорит, вот получил, жалуются автохозяйства, что водители не хотят выезжать на эту дорогу. Потому что там, говорят, идут испытания. Идут в лоб, не знаем, куда деваться. Дорога узкая.

— Ну а вы что?

— Ну, что? Говорю, куры иногда попадаются в лобовое стекло, а больше никаких эксцессов с участниками движения не было. Я деликатно их обхожу. На том и кончили разговор.

— Опытный образец новой машины был в одном экземпляре или в нескольких?

— Вообще-то их делалось два. Один запасной. Иногда три. Третий для показухи высокому начальству. Если машина в работе, на испытаниях, ей цены нет. В аварию попадет – снимаешься с испытаний. И все надо начинать сначала. Поэтому чем больше пробег у машины, тем она ценнее. Это дисциплинирует испытателя. Потерять машину – непозволительная роскошь.

— У вас такого не случалось?

— За 38 лет моей работы – ни одного дорожно-транспортного происшествия. У испытателя, у водителя вообще, всегда должен быть большой запас скорости. Я всегда придерживался этого принципа. И всегда в сложных ситуациях это помогало мне найти нужное решение.

— То есть, реакция водителя должна быть мгновенной в таких ситуациях?

— Реакция водителя должна быть адекватной скорости. Чем выше скорость, тем собраннее должен быть водитель. Ну и прогнозирование ситуации дорожной должно быть. На два хода вперед ты должен прогнозировать дорожную ситуацию. Просчитывать возможные варианты.

— Испытания проводились на знакомых маршрутах? То есть, местность была знакомой для водителя?

— Смотря, какие темы отрабатывались. Есть испытание доводочное. Есть ресурсное. Есть испытания заводские. А есть еще государственные, приемочные. Поэтому разные люди на разных темах работают.

— У вас какая тема была?

— Я занимался перспективой – переднеприводным автомобилем. Стояла задача, как получить автомобиль не просто с ведущими передними колесами, а со всеми преимуществами переднего привода. С карданами – шарнирами разных угловых скоростей. Тогда же этого еще не было. Поэтому делали свои какие-то. Даже с закруткой полуоси на 720 градусов. Чего только не было. И все это нужно было проверить в работе. Все это мы на носителях испытывали.

«Запорожец» с двумя двигателями

— Носитель – машина такая?

— Автомобиль неопределенной марки. Своего рода лаборатория на колесах. «Запорожец» 968-1 был  с двумя двигателями. Впереди – водяной, «Таврический», а сзади – серийный, воздушный. Цепляется на носитель куча аппаратуры. Чтобы объективную оценку делать.

— И где вы испытывали это «чудовище»?

— На полигоне под Москвой. Совместно с кафедрой Научно-исследовательского института – НАМИ.  Был такой казус, что, я думаю, его долго будут еще вспоминать очевидцы. Ехали мы в Москву. Перед Мценском передний двигатель заглох. Я его отключил, включил задний. Приехали, пошли обедать. Выходим – толпа собралась у машины. Ну, видят, что какая-то необычная машина и собрались возле нее.

А мелитополец с моторного завода говорит: «Гляну, что там с мотором случилось». Вскрывает крышку, а там все перемолото, переломано. И пружины, и рокера – все насыпом. Я подхожу, спрашиваю, что он собирается делать. Да вот, говорит, может хоть два цилиндра можно будет сделать. Я говорю: «Никаких два, все четыре сейчас заработают. Вот это все бери, высыпай, закрывай, я заведу и все само собой станет на свои места». Он улыбнулся, понял меня. Я говорю: «Закрывай капот. Завожу».

— А все собравшиеся наблюдают за вашими действиями?

— Ну да! Все смотрят. Я – на стартер, включаю ход. Немая сцена! Смотрю в зеркало, а они рты от удивления раскрыли. Не поймут! А все ж водители.

—  Они же не знали, что машина с двумя двигателями?

— Конечно. К тому же сама форма машины была необычной. Легковая машина, но необычная. И не «68-й», и не «Москвич». Что-то неопределенное. А слесарь хохочет, говорит: «Ты посмотри, какая сцена!». Каких только не было случаев…

— Путь создания новой машины – трудный и долгий…

— Безусловно. Дело в том, что наш завод был единственным в Союзе, который перелопатил опытных образцов  больше всех. Очень сильные были конструкторский и экспериментальный отделы. Ни на «ВАЗе», ни на «ГАЗе», ни на «ЗЛК» столько образцов не делали.

— Первая модель «Запорожца»  «горбатого» — это работа запорожских конструкторов?

— Это разработка Московского научно-исследовательского института. Они первую модель сделали. Такое было «блюдо», что не дай Бог! Предварительные испытания показали, что она неработоспособна. А завод строится, надо запускать уже производство. Собрались мы тогда, Колесников говорит: «Все силы надо приложить к тому, чтобы довести эту модель и предложить ее на изготовление». Ну,  она вообще негодная была! Макет надуманных решений. Тогда  начали предлагать свои. Но никто ничего не слушает. И все отвергают. Потому что им за «внедриловку» надо  деньги получить. И вот эта доводка шла день и ночь. Там столько труда было положено!

— Директором завода тогда кто был?

— Сначала был Габелка. Потом он ушел в Киев, в Совнархоз. Его заменил Сериков. А до этого Сериков был главным инженером. И вот кое-как мы довели эту машину. Уже начали работать. А документация на заказ оборудования  старая. И пошло, и поехало.

— Почему  старая?

— Потому что ее готовили по первому макету, который нам дала Москва. А мы через год ездили уже на совершенно другой машине. А оборудование-то заказано! Такая же история и с «Таврией» была. Разработали машину, начали испытания проводить, столько труда было вложено, а документация на заказ оборудования пошла старая. Начали выпускать эту машину и тут обнаружились дефекты.

Это было уже при Кравчуне Степане Ивановиче, когда он был директором. Степан Иванович говорит: «Ну, что я могу сделать? Чтобы изменить все это, поставить другое оборудование, надо платить еще столько же. А где деньги?». Имеются в виду штампы, отливки. Это же сложнейшее оборудование.  В общем, решено было внедрить новое оборудование во время плановых ремонтов. И так внедряли 10 лет…

Николай Зубашенко, для «ХРОНИК»

Продолжение следует

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: