ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ПЕРВЫЙ В ТРОЙКЕ. Рубен Варданян два года назад

Posted by operkor на 12 июня, 2010

Законодатель рынка ценных бумаг России и совладелец группы компаний «Тройка Диалог» Рубен Варданян укрепляет свои позиции в Украине.  Самый авторитетный российский фондовик.  О Рубене Варданяне много пишут и еще больше говорят. Его по праву считают одной из ключевых фигур, оказывающих влияние практически на все аспекты развития рынка ценных бумаг России. 

Будучи студентом экономического факультета Московского государственного университета им М. В. Ломоносова в период «перестройки» конца 80-х годов, Варданян одним из первых в СССР начал изучать фондовый рынок. «Я понял, что есть рынок ценных бумаг, который в этой стране никто не понимает. Я понял, что этот бизнес очень интеллектуальный и требует работы мозгами.

Что конкуренции на этом рынке практически не существует. И очень многое будет зависеть от того, как поведет себя страна в целом. Сейчас, по прошествии десяти лет, я понимаю, что это был очень правильный анализ, хотя я не знал многих базовых вещей. Я правильно оценил свои шансы», – вспоминает Варданян в интервью российским СМИ.

Рубен Варданян одним из первых получил лицензию на осуществление дилерско-брокерской деятельности (лицензия с номером 3) и в 1991 году создал с партнерами инвестиционную компанию с начальным капиталом $35 тыс. А уже в 2007 году стоимость компании превысила $1 млрд. История о «розданных» $20 млн. для сотрудников облетела все СМИ и сегодня является наглядным примером мотивационного менеджмента.

Достижение в 2012 году капитализации компании в $10 млрд., годового дохода – $3 млрд., прибыли $1,3 млрд. и средней рентабельности капитала 35% может сделать миллионерами десятки сотрудников «Тройки». Сегодня Варданян не только признанный авторитет, но и блестящий философ фондового рынка. Он до сих пор лично тестирует ключевых сотрудников компании «Тройка Диалог», считая их самым важным активом инвестиционного бизнеса.

Украинский офис «Тройка Диалог» открылся в 2005 году, и прошедшие три года не были обозначены агрессивным захватом украинского рынка крупнейшей инвестиционной компанией России. С чем связан столь сдержанный подход и какова дальнейшая судьба «Тройки» на рынке Украины, мы беседуем в первом интервью украинским СМИ с председателем совета директоров группы компаний «Тройка Диалог» Рубеном Варданяном.

— В конце мая вы презентовали свой первый паевой инвестиционный фонд в Украине. По вашему мнению, время выхода на рынок подобрано правильно? Вас не смущает наличие совокупности негативных факторов: замедление темпов роста украинского фондового рынка, существенный отток средств из ИСИ, «затянувшиеся» выборы и политические риски?

— Как человек, который начал свой бизнес в период, когда воспоминания о Советском Союзе были еще свежи, а коммунистические традиции все еще сильны, могу сказать лишь, что для нас не так важно, кто находится у власти. Наш бизнес отделен от политики, и она не влияет на то, что мы делаем. Это касается как России, так и Украины. Самое главное – это то, что Украина движется в сторону цивилизованного фондового рынка и рано или поздно построит его.

В контексте вопроса как инвестиционный банкир скажу также, что для нашего бизнеса важнее изменить ментальность населения. Ведь мы все выросли в системе недоверия, тотального «неверия» – ни власти, ни начальнику, ни коллеге, ни партнеру. В Украине это также имеет место. Вот над этим и надо работать.

— Какова цель крупнейшей российской инвестиционной компании на рынке Украины?

— По большому счету все, что мы с 1992 года делали в России, называется созданием фондового рынка. У «Тройки Диалог» есть достаточно большой опыт работы на российском рынке, и мы надеемся применить его и в Украине. Зарабатывание денег в данном случае для нас не является самоцелью, это будет лишь подтверждением того, что мы изначально поставили правильную цель и достигли ее.

Мы хотим не просто быть одним из игроков, а создавать здесь рыночную среду и задавать стандарты работы. Объяснение этому очень простое: Украина имеет большой потенциал развития, здесь еще не использованы все возможности роста, много высокообразованных людей, есть все возможности построить фондовый рынок по мировым стандартам и т. д. В результате мы надеемся очень скоро увидеть здесь цивилизованный рынок.

Безусловно, его объемы будут несопоставимы с российскими, но они будут достаточны для уровня развития страны. Укрепление наших позиций в Украине – один из ключевых элементов стратегии «Тройки Диалог», и наша задача – войти в первую тройку крупнейших инвестбанков по всем направлениям нашей деятельности. Уже до конца этого года мы хотим привлечь до $100 млн. под управление. По объемам брокерских операций, согласно статистике ПФТС, мы уверенно входим в первую десятку брокерских домов.

— Почему «Тройка Диалог» пока малозаметна на украинском рынке? Например, нет крупных сделок…

— Это не совсем так. У нас есть крупные проекты в Украине: например, мы выступили организатором крупного облигационного выпуска Ощадбанка на общую сумму около 500 млн. грн. Это уже третье по счету размещение, которое «Тройка Диалог» провела в Украине. В конце 2007 – начале 2008 года мы вывели на облигационный рынок еще двух эмитентов – Мегабанк и Имексбанк. По сути, все эти сделки мы провели, когда команда инвестиционно-банковского направления только начала формироваться. Ведь в инвестиционном бизнесе сильная команда – это залог успеха. Сейчас у нас готовится еще несколько сделок, о которых мы сможем рассказать после их завершения.

— Как вы оцениваете уровень конкуренции среди инвестиционных компаний на рынке Украины?

— Я с большим уважением отношусь к своим коллегам в Украине, в России и в других странах. Для нас конкуренция никогда не была критическим пунктом, поскольку украинский рынок пока еще очень мал и конкурировать, по сути, не за что.

— А что касается украинских инвестиционных компаний, стоит ли ожидать их покупок со стороны иностранцев? Есть ли планы у «Тройки» купить инвестбанк в Украине?

— Нет, таких планов у нас нет. Наша стратегия развития бизнеса в Украине осталась прежней – мы строим бизнес на базе собственной компании. Что касается украинского рынка в целом, то интерес к нему со стороны западных игроков будет возрастать. Есть уже конкретные примеры: Goldman Sachs купил 20% акций компании Dragon Capital. Эту сделку можно расценивать как знак того, что данный сегмент рынка становится все более интересен иностранным компаниям. Однако пока, как я уже сказал, украинский рынок еще не сильно развит и еще рано говорить о начале массового процесса слияний-поглощений местных инвесткомпаний.

— На какой стадии развития, по вашему мнению, сейчас находится украинский фондовый рынок? Каким вы видите его будущее? Как сделать так, чтобы украинские компании размещались внутри страны?

— Думаю, что есть два основных пути развития: создание благоприятных экономических условий и использование правового поля. Например, в России на законодательном уровне зафиксировано, что при выходе на IPO компания обязана разместить 30% акций на внутреннем рынке. Такие ограничения можно было бы ввести и для украинских компаний, но этот способ нельзя назвать действенным, поскольку компании могут создать холдинг в какой-нибудь другой стране и торговать акциями этого холдинга.

Более правильным мне представляется экономический путь. Он подразумевает создание таких условий, при которых компаниям было бы выгодно размещаться на внутреннем рынке. Это предполагает формирование института локальных инвесторов, завершение пенсионной реформы, создание негосударственных пенсионных фондов, выстраивание работы с резервами страховых компаний. Кроме того, экономический путь также подразумевает активное привлечение на рынок средств населения через такие инструменты, как паевые фонды, интернет-трейдинг. Однако для таких операций необходима соответствующая законодательная среда.

— Будет ли «Тройка Диалог» участвовать в создании «Украинской биржи», 49% акций которой принадлежат фондовой бирже «Российская торговая система» (РТС)?

В Украине должно быть не девять площадок, а одна целостная фондовая биржа. Мы выступаем за равные возможности доступа всех участников на фондовый рынок. Кроме того, мы действительно видим себя одними из совладельцев данной площадки.

Среди всех существующих площадок ПФТС имеет одно существенное преимущество: продолжительный срок работы на рынке. Однако у этой площадки есть и ряд недостатков: во-первых, это устаревшее оборудование; во-вторых – несовершенство структуры. ПФТС принадлежит ассоциации собственников, число которых превышает 200. Из них порядка 18-20 делают 90% от общего оборота торгов, однако при голосовании все участники имеют равные права.

 Конечно, на тот момент, когда ПФТС открылась, это была наиболее продвинутая система, но сейчас она несколько устарела. УМВБ сегодня заявляет, что приобрела новое техническое оборудование, но пока рано говорить о том, сможет ли эта площадка заменить ПФТС. В конечном итоге торги будут проводиться там, где будет самая удобная система и самые удобные способы расчетов.

— Каковы, по вашим оценкам, перспективы «Украинской биржи»?

— Один из самых важных моментов – это менеджмент. В чем преимущества РТС? У них есть работающая биржа с достаточно хорошими оборотами, есть команда, которая всем этим управляет. Поэтому логично ожидать, что и в другом месте у этой команды получится построить эффективную работу.

— Мировой кризис вызвал очень резкое падение котировок на мировых биржах. Почему рынки Украины и России так сильно реагировали на внешние факторы?

— Это является подтверждением того, что российский и украинский рынки уже являются частью глобальной экономической системы. Поэтому все процессы, которые происходят на мировых рынках, отражаются в той или иной степени и на рынках России и Украины. Если говорить о российском рынке, то соотношение между местными игроками и иностранными инвесторами составляет 50% на 50%. В Украине пока другой баланс сил – 80% на 20% соответственно. Поэтому и Россия, и Украина не в полной мере ощутили на себе влияние кризиса – они «падали» меньше, чем мировые рынки.

— Как изменились количество клиентов вашей компании в связи с кризисом ликвидности? Изменились ли лимиты на Украину?

— Сложно точно оценить эти изменения в цифрах. Многие иностранные инвесторы просто уходили с рынка, не желая больше ничего покупать.Однако количество наших клиентов не изменилось, а лимиты на Украину скорее даже увеличились.

— Планирует ли компания сотрудничать с украинским правительством и в каком качестве?

— А почему бы и нет? Если будут интересные проекты, такое сотрудничество вполне реально. Кроме того, наше сотрудничество не должно ограничиваться лишь приватизационными сделками. К примеру, одним из интересных направлений совместной работы может стать сфера образования, а именно повышение финансовой культуры населения.

— Какие активы наиболее привлекательны в Украине?

— В этом отношении Украина очень похожа на российский рынок: привлекательно все, что связано с потреблением и услугами населению. Эти отрасли будут расти огромными темпами. Кроме того, Украина привлекательна еще и своей сельскохозяйственной отраслью. Сейчас это стало особенно актуально в связи с кризисом на мировом продовольственном рынке.

— О компании «Тройка Диалог» существует много мифов. Один из последних – это возможная продажа компании. Какая сумма заставит вас задуматься об этом?

— Это бизнес, а любой бизнес можно купить или продать. Однако учитывая тот потенциал роста, который сегодня существует в Украине, России, Казахстане и других странах, решив продать компанию сейчас, мы просто не получим адекватную оценку ее стоимости, ведь полностью потенциал стран, в которых мы работаем, еще не реализован. Так что пока нет смысла продавать компанию, но это совсем не значит, что продажа никогда не состоится. В любой момент может возникнуть новая идея. Для бизнеса самое главное – иметь свободу выбора в принятии решения о дальнейших действиях – найти стратегического партнера, стать публичной компанией или продать ее.

— По разным оценкам, «Тройка Диалог» оценивается в $2-3 млрд. Вы согласны с такой оценкой? Сколько, по вашему мнению, сегодня стоит «Тройка Диалог»?

— «Тройка Диалог» частная компания и поэтому не имеет рыночной оценки. Однако стоит достаточно дорого.

— Вы начинали с $35 тыс. А сколько сегодня стоит создание компании, аналогичной «Тройке»?

— Чтобы создать компанию и зайти на рынок сегодня, стоит, на мой взгляд, говорить не менее чем о $50 млн.

— В «Тройке» действует опционная программа для топ-менеджеров. Украинский офис работает по аналогичной схеме и руководители имеют свои доли в компании?

— В этом плане нет деления на страны присутствия. В «Тройке Диалог» существует единственная на постсоветском пространстве система партнерства в инвестиционном бизнесе, когда компания полностью принадлежит менеджменту. На сегодняшний день собственниками «Тройки» являются 90 партнеров. Так что наша программа партнерства едина для всех независимо от страны присутствия.

— В России вы лично проводите интервью с новыми сотрудниками. Новичков украинского офиса вы также тестируете самостоятельно?

— С ключевыми сотрудниками и топ-менеждерами компании стараюсь проводить собеседование лично. В инвестиционном бизнесе самый важный актив – это люди. Я очень ценю людей, которые знают, чего хотят в этой жизни. Люблю людей думающих. Ведь любую работу – даже самую простую – можно выполнить по-разному. Я говорю о некой внутренней планке: когда ты делаешь что-то не для кого-то, не для того, чтобы получить деньги, а стремишься стать лучшим в своей области. Думаю, это главный принцип, который позволил «Тройке» стать одной из самых успешных компаний на рынке.

 Инвестгазета, 14.07.08

Фото: newtimes.ru

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: