ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«Мы тебя еще землей накормим!» — угрожал хозяин, а однажды навалился а меня и стал выдавливать пальцами глаза…»

Posted by operkor на Июль 21, 2010

 В Запорожской области арестованы фермеры, которые силой удерживали десятерых работников, избивали их и не выплачивали зарплату

 — С нами обращались, как с рабами. Держали взаперти, били, а когда мы пытались убежать, догоняли и возвращали назад, — рассказал один из потерпевших (на фото). — Слава Богу, что нас освободили, теперь я считаю день освобождения своим вторым днем рождения!

Сегодня десять мужчин, чей рабский труд использовали фермеры, проходят курс реабилитации в одном из закрытых медицинских учреждений Мелитополя, а 47-летний предприниматель, его 45-летняя супруга и их сыновья, которые насильно удерживали наемных работников, заставляя их трудиться в нечеловеческих условиях, задержаны сотрудниками мелитопольского отдела Запорожского областного управления по борьбе с организованной преступностью и находятся в изоляторах временного содержания в разных населенных пунктах. Впереди — следствие и суд…

«Оксана никогда никого не обидит, она всегда людей нормально кормила. Кусками сало, борщ горячий, суп…»

Село Новгородковка — из числа благополучных в Мелитопольском районе. 140 лет назад его основали чешские переселенцы, поэтому прежде оно называлось Чехоград. Этнических чехов здесь по-прежнему много, люди они трудолюбивые, общаются на чешском, следуют традициям предков, соблюдают национальные праздники и обряды. Улицы и дворы села опрятные, хозяйства крепкие, криминал случается редко. И вдруг — задержание семьи по обвинению в незаконном лишении свободы нескольких человек… В ответ на просьбу прокомментировать ситуацию селяне смущаются: то ли не определились, как следует относиться к позорному факту, то ли солидарны с хозяевами, использовавшими людей с неблагополучной судьбой в качестве дармовой рабочей силы.

— Да у них ведь там не плантации, а такой же огород, как и у других, — рассказывает Владимир, мужчина пенсионного возраста, озабоченно озираясь по сторонам: не видит ли кто, что он разговаривает с журналистом. — И не у них одних «батраки» трудятся. Но что там да как — неизвестно, ведь все огорожено высоким забором.

В ухоженном дворике на крыльце дома сидит благообразный дедушка и читает газету. На просьбу рассказать о том, что произошло с его сыном, невесткой и внуками, Вацлав Янович откликается без возражений. Но видно, как тяжело ему вспоминать неприятное событие — штурм бойцами милиции усадьбы его близких.

— Ой, я не знаю, что делать! — вздыхает пожилой мужчина. — Жена плохо себя чувствует, инсульт у нее был пару лет назад, и вдруг такой удар! Уже, наверное, лет восемь дети арендуют несколько гектаров земли, выращивают овощи. В этом году мы с женой отдали свои паи сыну Сергею и внукам. Нам уже обрабатывать не под силу… Они всю зиму выращивали рассаду. Теперь же у них на площади в 10 гектаров пропадают огурцы, кабачки, синенькие, перец, кукуруза, дыни, арбузы… Ни одной души на поле! А ведь все это надо поливать, потом урожай собирать, продавать… И внуки родителям помогали. Вацлав, которому 28 лет, выучился на агронома, а Денис на третьем курсе сейчас, специальность та же. Была семья — и нет семьи!

— Скажите, а каких работников нанимали ваши дети?

— Они все из города. На железнодорожном вокзале собираются. Один из таксистов говорил им: «Требуется человек на работу». Кто соглашался, садился в такси и приезжал к сыну. Шоферу платили 70 или 60 гривен за доставку. Селили их через дом отсюда: там есть комната, печка…

В доме, над входом которого висит криво подвешенная подкова, Вацлав Янович отодвигает занавеску, закрывающую спальню — небольшую комнату, где на топчанах лежат старые одеяла.

— В соседней комнате жили сын с невесткой и внуки, когда тут ночевали.

У плиты стоит женщина, печет аппетитные оладьи. Представляется Галиной Викторовной и объясняет, что уже 12 лет дружит с хозяйкой дома, потому Новак-старший и попросил ее присмотреть за хозяйством:

— Оксана никогда никого не обидит, она всегда людей нормально кормила. Кусками сало, борщ горячий, суп…

— Яйца, молоко им давали? — ищет поддержки у односельчанки Вацлав Янович.

— Все давали!

— А какой режим работы был у этой бригады?

— С семи до одиннадцати утра трудились, — продолжает Галина. — А потом отдыхали дома до четырех. Потом снова ехали на поле и работали до семи вечера. Когда закончили посадку, такой праздник устроили! Шашлык был, котлеты…

В эту благостную картину никак не вписываются рассказы потерпевших, которых доставили в одно из медучреждений Мелитополя в изможденном состоянии. К небогатому больничному меню сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью добавляют тушенку, картошку, сгущенку, колбасу. Все это покупают на свою зарплату. Передали и кое-что из одежды… Бывшие наемные работники уже немного отошли от шока.

 На фото: Иван Иванович, житель небольшого города Токмак

«Мы и не таких обламывали! Посидишь в подвале с решеткой и потом начнешь работать без завтрака, без обеда…»

— Раньше я работал бригадиром на заводе «Юждизельмаш», — вспоминает Иван Иванович, житель небольшого города Токмак . — А потом у меня случилось горе: жена с дочкой погибли. До этого мы собирали деньги на машину, уже девять тысяч гривен накопили. Когда была жива моя семья, я вообще не употреблял спиртного, а как только жены и дочки не стало, снял с книжки все деньги — и пошло-поехало, до сих пор не могу остановиться…

Девятого марта я шел вдоль симферопольской трассы: собирался наняться на работу к арендаторше, у которой здесь были поля. Остановилась возле меня машина, и ее пассажиры спросили, не хочу ли устроиться на работу. Лица мне их понравились, и я согласился. Так оказался в Новгородковке. Сразу налили 100 грамм «за приезд». Выпил. Меня предупредили, что берут на работу только тех, кто останется не менее чем на три месяца.

Условия, конечно, были жесточайшие! С такими еще не сталкивался. Спали десять человек в маленькой комнате. Я вольный человек, меня никто никогда не закрывал, а тут двери запирали, приходилось ночью ходить по малой нужде в ведро, такая вонь стояла! Когда двое работников сбежали, хозяева привезли собаку. Предупредили нас, что ротвейлер натренирован на людей, и стали его на ночь отвязывать.

Самая тяжелая работа началась во время высадки. У нас была норма — шесть рядков по 700 метров. Если кто не успевал, значит, лишался обеда — каши и сигарет. Кстати, завтрак наш состоял из кусочка хлеба с маргарином и кружки «сталинского» — самого дешевого — чая с двумя таблетками сахарина. Хозяева обещали после высадки устроить нам праздник и дать возможность отдохнуть, но отдыха мы так и не получили. Я три месяца у них работал, и единственный раз нам дали полдня отдохнуть на Пасху, после обеда. И все!

Когда в поле началась прополка, я решил сбежать. Помню, прошел дождь, и я подумал, что, может быть, они не станут преследовать меня на машине по мокрым дорогам. Ведь до этого, когда случались побеги, за людьми выезжали на автомобиле, чтобы найти и вернуть. Ушел я недалеко, меня догнал их старший сын, повалил на землю и стал избивать ногами. Кричу ему: «Я назад не пойду, можешь меня убивать, но так работать физически больше не могу!» «Нет, будешь делать то, что я скажу! — отвечает он. — Посидишь в подвале с решеткой и потом начнешь работать без завтрака, без обеда… Думаешь, что ты крутой? Мы и не таких обламывали!»

«У Павла ноги распухли и покрылись волдырями, но его все равно брали на поле и заставляли работать»

Житель соседнего, Акимовского, района Вячеслав в 2004-м освободился из тюрьмы и уже пять лет как расстался с женой, с которой детей не нажил. Специальность у него хорошая — работал на стройках сварщиком. Вот только летом все стройки в курортной зоне закрываются…

— Условия мне предложили такие: пачка сигарет ежедневно, 250 грамм водки вечером, ну и днем, если тяжелая работа, еще 100 грамм. Оплата — 500 гривен в месяц, — говорит Вячеслав. — Я хотел сказать, что зарплата меня не устраивает, но выбора не было.

Приехали мы на поле, там меня угостили водкой, и первым делом я услышал крики: бранилась хозяйка, подгоняла на работу отстающих. Вечером давали по 250 грамм разбавленного спирта. Все пили. Был пацаненок, Антон, который поначалу не пил, но затем тоже начал, не выдержал нагрузок. Готовили мы все вместе во дворе на костре. Один следил за костром, другой кидал в суп горох, картошку. Очень редко хозяева привозили какие-то кости или голову свиную. Мысли сбежать у меня не было, думал, что если уйду отсюда, придется опять идти на криминал.

На поливе у нас работал Павел, у него ноги от воды и удобрений распухли и покрылись волдырями. А хозяева просто издевались над ним! Какую-то мазь купили, когда Паша уже ходить не мог. Ноги начали темнеть! Мы боялись, как бы у него гангрены не было. Но все равно его возили на поле, дома не оставляли. Он посидит в посадке, потом, когда начинается сбор овощей, его ставят, и он, еле держась на ногах, перебирает, например, перец — крупный отдельно, мелкий отдельно. Однажды нас везли с поля в прицепе, пробило шину, и Павлу сказали: посиди в сторонке. А он взял да и спрятался. Хозяева мотались, искали его, но так и не нашли.

Больше всех от хозяев доставалось, пожалуй, 30-летнему россиянину. Андрей (на фото вверху) приехал в теплую хлебосольную Украину из Воркуты четыре года назад. Он грузчик, раньше работал в курортных городах за еду и скромную зарплату. Уверяет, что таких жутких условий не было нигде. Пользуясь добродушием и беззащитностью мужчины, семейство фермеров не раз срывало на нем злость, откровенно унижая человека.

— Они кричали, что все не так делаю, били, угрожали: «Мы тебя еще землей накормим!». Хозяину что-то не понравилось, так он пытался мне за это глаза пальцами выдавить! — говорит Андрей. — Я кричу: «Серега, ты в своем уме?!» А он: «Нет!» — и продолжает давить. Один раз я убежал — меня назад привезли, поколотили… На поле кетменями, тяпками били всех, кто им не подчинялся… Хочу по суду получить от хозяев какую-то компенсацию. И за моральный ущерб, и за переработку. Рассчитываю на 7200 гривен, так как работал 14 часов в день. А хозяевам должны дать срок, чтоб поняли: нельзя над людьми издеваться!

— О том, что в этом хозяйстве на протяжении нескольких лет работают люди, которых эксплуатируют, как рабов, рассказали жители села, — говорит начальник мелитопольского отдела Запорожского областного управления по борьбе с организованной преступностью Александр Науменко. — Информация подтвердилась, мы располагаем видеоматериалами и свидетельскими показаниями. Таксисты, привозившие людей из города, также задержаны по этому делу. Следствие продолжается.

P.S. Имена подозреваемых изменены, пока ведется следствие.

 Анна МАЗУРОВА специально для «ФАКТОВ» (Запорожье)

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: