ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Криминальный фельетон: заповедь, которую нарушает весь мир

Posted by operkor на Август 17, 2010

 Когда-то Эркюль Пуаро, популярнейший герой детективных романов Агаты Кристи, произнес гениальную по емкости фразу: «Я не одобряю убийство». В сущности, в ней собрано тысячелетнее неприятие лучшей частью человечества нарушения заповеди «не убий!». Прошу заметить, библейский первоисточник не уточняет кого и зачем. А значит, большая часть деяний властителей — что ветхозаветных, прямых как стрела в своем стремлении добиться цели любой ценой, что нынешних, прикрывающихся «общечеловеческими ценностями», есть ни что иное, как убийство! И вопросы, которые возникают в связи с ним, по идее, должны носить чисто криминалистический характер: кому это выгодно и кто это совершил.

 Однако двойная мораль появилась куда раньше современной цивилизации, и наиболее удачливые серийные убийцы, число жертв коих вызвало бы зависть и Джека Потрошителя, и Андрея Чикатило, числятся в списках великих полководцев и политиков… От Иисуса Навина до Наполеона Бонапарта и их нынешних не столь блестящих, но не менее кровожадных последователей, все они — образцы «славных деятелей», а не мега-убийц. Редчайшие исключения в стиле Нюрнбергского процесса подтверждают правило: «победителей не судят». Впрочем, сегодня и побежденные убийцы могут безнаказанно благоденствовать…

Хит-парад кровопийц

В нем, на мой взгляд, не может быть первых и последних мест, ибо инициатор одного убийства и инициатор тысяч – грешны одинаково. Разнятся только мотивы и методы…Чем, в сущности, отличается битый Михо Саакашвили, пытавшийся подлым и жестоким нападением задавить стремление осетин (а за ними – и абхазцев в случае удачи первой части преступления) сохранить свою национальную идентичность от любого «мокрушника» или осужденных военных преступников?! Одним. Тем, что он – свой для «цивилизованного мира». «Это сукин сын, но – он наш сукин сын», как говаривал еще президент Рузвельт по поводу не менее кровавого диктатора Сомосы-старшего…

Что, как не перманентное убийство, творят американцы и их с каждым днем редеющие союзники в Афганистане, где число мирных жертв возросло за последнее время на треть, достигнув 1200 человек (только в этом году!). Расстрелянные свадьбы и похороны – и все это под лозунгами «борьбы с терроризмом». Реально же – желание взять под контроль любой ценой богатейшую природными ископаемыми страну, народ коей никогда не покорялся ни одному завоевателю – от Александра Македонского до советских «интернационалистов»…

Чем может стать постоянный дамоклов меч над Ираном, нападение на который Штаты готовят не первый год? «Наведением порядка» в мире, на которое никто им не давал права, или очередной глобальной эпидемией убийств на радость Израилю? Той самой стране, которая уже не первый десяток лет абсолютно незаконно владеет мощным арсеналом ядерных ракет, способных долететь до Москвы! И привести ко всемирной бойне с абсолютно непредсказуемыми последствиями…

Таинственный пономарь

Украинский опыт, увы, не слишком отличается от мирового. Недавняя оранжевая власть героизировала убийц Шухевича и Бандеру. Нынешняя, развенчав ложные и кровавые кумиры, стремится «умиротворить общество», позволяя наследникам людоедов поджидать своего «часа Х». Вот и резонансное, странное дело о взрыве в Запорожье – быстренько свернуто. Найден «крайний» — полуслепой юнец-пономарь, уже признавшийся в преступлении. Правда, его адекватность вызывает сомнения даже у следователей, равно как и способность сотворить бомбу…

А «признание как царица доказательств» — недаром любимый аргумент что инквизиторов, что приснопамятного сталинского прокурора Вышинского. Как добиваются порой подобных показаний наши блюстители порядка – известно всем! Да и то, что к «злодею» не допускают адвоката говорит о многом. Но… «следствие закончено, забудьте!». Министр отрапортовал президенту в срок, формальности соблюдены (или – подтасованы?). Главное же – первый опыт террористического акта в стране четко показал: власть не осмеливается искать корни зла, норовя спрятать зреющий нарыв поглубже. Где и как он может прорваться – жутко и подумать.

Тринадцать лет лжи

В эти дни в Одессе снова вспоминают Бориса Федоровича Деревянко. Его убийство в 1997 всколыхнуло весь город. Популярнейший журналист, собиравшийся выдвигаться на пост мэра, мешал всем… И Гурвицу, чьим противником он был много лет, и его политическим недругам. К тому же, проявлял интерес к весьма опасным темам криминального передела в городе. Появление «третьей силы» нарушало планы и могло серьезно изменить настроения избирателей. Его же смерть давала возможность обеим сторонам обвинять друг друга. И – устраняла не в меру любознательного и профессионального журналиста…

Но результаты расследования, поразительного по своей «небрежности», когда менялся калибр оружия, исчезали вещественные доказательства и видеозаписи следственного эксперимента, ошеломили всех. В итоге – на основании того же «признания» был осужден человек, имевший алиби! Посредники исчезли, имена заказчиков доселе неизвестны. Осужденный сидит в тюрьме второй десяток лет… Признан чисто политический характер дела, хотя имевшиеся изначально данные об иной, неожиданной подоплеке преступления, могли дать делу новый поворот, но развиты не были… Однако «политическая целесообразность» требовала оставить огромные «знаки вопроса» — их ведь можно использовать в любой момент!

Жизнь человека, стремившегося служить своему городу, стала разменной картой в игрищах властолюбцев и политиканов. Смертный грех человекоубийства по существу, органично влился в лживую имитацию, заменяющую нам правдивую картину. Так и живем мы в мире, где убийцы безнаказанно вершат свои дела, и более того – считают их нормой. Нормой, которая делает нас заложниками в системе, без зазрения совести жертвующей жизнями. Хоть одного, хоть миллионов. Этика давно вытеснена статистикой и лицемерием… А новые выборы в нашей стране и нашем городе – не за горами. Продолжение следует!

Игорь Плисюк, ТАЙМЕР

 ДОСЬЕ  «Хроник».  Борис Федорович Деревянко

Создатель и первый редактор «Вечерней Одессы» Борис Федорович Деревянко родился 6 октября 1938 в селе Яновка (ныне Ивановка) Ивановского района Одесской области. В 1955 году окончил Ивановскую среднюю школу. На филологический факультет Одесского госуниверситета им. И.И. Мечникова поступил не сразу — работал сначала в райисполкоме, затем в районной газете. В университет поступил в 1957 году и закончил его в 1964-м, там же был литработником в студенческой многотиражке.

Он рано стал семейным человеком: женился на однокласснице Алле и у них родилась дочь, названная тоже Аллой. Борис Федорович был любящим мужем и отцом, а затем и молодым дедом двух внучек.

В 1961 году был зачислен в штат областной молодежной газеты «Комсомольське плем”я», где редакторам был «неистовый Ервант» — Ервант Григорянц, создавший на волне «оттепели» шестидесятых одну из немногих провинциальных газет, проникнутых новым духом — гуманизма, внимания к человеку, искреннего стремления исправить советскую систему посредством «конструктивной критики». Газеты (и журналы) с такой идеологией могли себе тогда позволить, в основном, только знаменитые московские редакторы «Известия», «Комсомольская правда»…) Григорянц собрал в редакции увлеченную молодежь, тщательно отбирая из нештатных членов редколлегии и авторов странички «Студенческие вести».

Под григорянцовым крылом — требовательного редактора-режиссера и талантливого журналиста — росли молодые кадры быстро. Борис Деревянко в 1962 году уже член Союза журналистов, в 1963 году заведующий отделом газеты, которая стала межобластной (Одесская, Николаевская, Херсонская области и Крым) и именовалась теперь «Комосомольська іскра» (кстати, при этом у нее был отменен дубляж на русский язык — наступили годы «украинизации» под руководством первого секретаря ЦК КПУ Шелеста).

Из «Комсомольской искры» Борис Деревянко ушел в 1966 году, можно сказать, не сработавшись с ее новым редактором, с которым впоследствии поддерживал дружеские отношения. И вернулся в мае 1970-го, поработав за эти годы на областном радио, в газете «Чорноморська комуна». Пришел заместителем редактора, и в октябре того же года стал редактором «Комсомольской искры».

За неполных три года он сумел вернуть газету к ее свободолюбивым традициям, к установке журналистов на работу с полной самоотдачей, под его руководством молодежная газета, выходящая на украинском языке в русскоязычном регионе достигла стотысячного тиража — успех небывалый!

В 1973 году было принято решение о выходе в Одессе вечерней газеты (а она изначально и много лет потом выходила именно вечерним выпуском, и по канонам партийного руководства печатью имели право на такие газеты только города, чье население достигло миллиона). Редактором создаваемой газеты был утвержден Борис Деревянко. Он привел в новую редакцию многих из тех, кто работал с ним в молодежной газете, и они составили цвет и славу одесской «Вечерки»…

Он был пишущим редактором — и о чем бы ни писал, его публикации были заметными, читаемыми, вызывавшими споры и слишком часто раздражавшие «вышестоящих товарищей».

Он создал свой жанр футбольных отчетов и обозрений — нечто наподобие существовавшей тогда театральной публицистики. Это когда талантливые критики писали не просто о том, что происходило на сцене, но и о том, чем живет современное общество, чем оно страдает, о чем нельзя было говорить прямо в публицистических статьях. Да, существовал он — жанр театральной публицистики. А Деревянко — со школьных лет игравший в футбол и долгое время выходивший на поле в составе журналистских команд, создал жанр публицистики футбольной, и его статьями на эту тему зачитывались отнюдь не только футбольные болельщики…

Но в девяностые годы ему уже было не до футбола. Темы, которые он вел в своих «колонках редактора», были не просто острыми, они были чрезвычайно опасными. Чего стоит одна только серия статей о развале Черноморского пароходства! А защита конкретных людей, растоптанных, уничтоженных режимом, таких как капитан Никитин, ректор Владыченко…

Он стал надеждой всех униженных и оскорбленных. В приемные дни депутата первого и единственного демократически избранного Верховного Совета СССР Бориса Деревянко редакционные коридоры не вмещали толпы посетителей, и до позднего вечера не гасли огни на восьмом этаже издательства — сотрудники тоже не расходились, могли понадобиться, да и в то время уже висела в воздухе какая-то тревога за бесстрашного редактора. Уже были пережиты первые выборы в центральные и местные советы с применением «административного ресурса», с зачатками грязных технологий и попытками силового давления. Но тогда еще не было понятно, что наступит время, когда попавшие во власть и рвущиеся к ней не остановятся ни перед чем…

Ранним утром 11 августа 1997 года по дороге на работу, в двухстах метрах от издательства в Бориса Федоровича Деревянко выпустил четыре пули наемный убийца. Он скончался на месте.

Его хоронила «вся Одесса». Подозреваемого в его убийстве нашли, задержали, судили и осудили. Вины своей он так и не признал (сообщали те, кто общался с ним в местах заключения), все обращения редакции в высшие судебные и государственные инстанции, указывающие на прорехи в следствии и суде, последствий не имели. Ни заказчики, ни посредники не найдены…

Заместитель редактора «Вечерней Одессы» Людмила Гипфрих

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: