ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Краевед Владимир Шовкун: «Украина не добилась независимости и не скоро еще будет независимой…»

Posted by operkor на Август 23, 2010

 Известный  запорожский  краевед  и  архивариус  Владимир  Шовкун  не  имеет  ученых  степеней  и  званий, но  его  с  полным  основанием  называют  ходячей  энциклопедией.   Его  память  хранит  массу  интересных  фактов.  Особенно,  что  касается  истории  и  литературы.   А  еще – он  удивительный  собеседник.  С    неординарными,  категоричными  и  бескомпромиссными высказываниями. Сегодня  наш  разговор  с Владимиром  Николаевичем  о  независимости  Украины  и  о  тех  проблемах,  которые  волнуют  наше  общество…

*** 

Владимир  Николаевич,  Украина  отмечает  День  независимости.  Что  лично  для  Вас  значит  это   неординарное  событие?

 -Мне   лично  оно  ничего  не  дало.  При  Советах  я  имел  подвальное  помещение  для  своей  большой  библиотеки,  которое  мне  предоставляли  завод  и  профсоюз.  А  при  независимой  Украине   у  меня  это  забрали,  заставляют  платить  такие  деньги,  какие  я  не  зарабатываю.  Да  и  вообще  Украина  не  добилась  независимости   и  не  скоро  еще  она  будет  независимой. Хотя День независимости празднуем…

  — Тогда,  может  быть,  назовете  тех,  кто,  на  ваш  взгляд,  сделал  немало  для  приближения  независимости   Украины,  начиная  с  давних  времен?

  — Я  назову  тех,  кого  никто  не  вспоминает.  Тех  троих  людей,  которые  погибли  в  Москве  во  время  ГКЧП.  Это  еврей,   белорус  и  украинец.  Эта  тройка  дала  нам  самостоятельность.  Нам  Россия  дала  самостоятельность.

 —  Ну,  я  думаю,  что  Вы  неправы.  На  протяжении  веков  велась  борьба  за  независимость  Украины.  И  Вы,  как  историк,  знаете,  кто  возглавлял  эту  борьбу.  Кто  из  них  сделал  наибольший  вклад  в  это  дело?

 —  Это  уже  жевано – пережевано.  Никто  ничего  не  сделал.   Хотели  сделать  —  это  да. Хотели,  чтобы  Украина  стала  вольной,  независимой,  Шевченко,  Котляревский,  Костомаров,  Кулиш.  Многие  хотели   этого,  но  никто  ничего  не  сделал.  Многие  из  тех,  кто  пытался  это  сделать,  были  уничтожены.  Система  их  уничтожила.

 —  Вот  президенты  Украины.  Что  из  них  каждый  сделал   для    становления  и  укрепления независимости Украины?   Грушевский.  Он  же  считается  первым  Президентом   Украины?

     —  Да,  но  он был  президентом  всего  один  час.  Он  ничего  не  сделал.  Он  сделал  только  вред,  какого  и  свет  не  видел.  Он  собрал  всю  литературу,  какая  была,  рукописи  и  т.д.  Собрал  все  к  себе.   А  когда  этот  дом  загорелся,  стали  его  тушить,  он  запретил  это  делать.  — Пусть  горит,  — сказал  он,-  но  теперь  история  будет  такой,  какой  я  ее  вижу.  Вот  и  вся  его  деятельность.

    —  А Кравчук?

    —  Кто  хотел  сделать  и  сделал,  так  это  Кравчук.  Он  хоть  что – то  сделал.  А  потом  его  затерли.  Он с соратниками  развалил  Союз,  в  результате  чего  образовались    самостоятельные  державы.  В  этом  его  заслуга.  Но  самостоятельности  Украина  при  этом  не  достигла.

  — Что,  по – вашему,  сделал  для  страны  Кучма?

  —  Абсолютно  ничего. Он  и  не  мог  ничего  сделать.  Во – первых,  как  школьник  изучал  украинскую  мову.  А  его  жена  так  и  не  научилась  говорить  нашей  мовой.  Окружение  его  было  российское,  оккупационное.  Он  до  этого  был  парторгом,  директором  завода.  Что  он  мог  внести?

   —  Чем    Ющенко  Вам  запомнился?

   —  Ющенко  вообще  развалил  даже  то,  что  сделал  Кучма.  Его  руки  не  крали,  но  при  нем  больше  всего  крали .  У  него  пять  детей   и  все  учились  за  границей. Сыну   19  лет,  а  он  уже  какой–то  ассоциацией  руководил,  ездил  на  самом  крутом  автомобиле.  Вундеркинд,  одним  словом.

   — Зато  он  твердо  держал  курс  на  Европу,

    —  То,  что  он  курс  держал  на  Европу,  ладно.  Но  Европа  же  его  не  признала.  Его  же  никто  не  праздновал.  Он  ни  для  Европы,  ни  для  кого  —  никто.  Ему  никто  не  мешал  что–то   сделать  доброе,  но  он  ничего  не  сделал.  Он  как  был  колхозный  бухгалтер,  так  им  и  остался.

   — На  нового  президента   Януковича    надежды  возлагаете?

   — А  что  новый  президент,  какие  могут  быть  надежды  на него?   Во-первых,  он  не  украинец,  он   белорус.  Если  меня  поставить  президентом  Китая,  то  что…  Вы  думаете,  я  смогу  сделать  для  этой  страны  что-то  хорошее?

    — А  почему  бы  и  нет? Допустим,  научите  китайцев  нашей  мове.

    — И  что  это  даст?  Ничего  не  даст.  Ну,  Янукович  неплохо  знает  украинский язык,  но  это  же  еще  не  все.   Известный  революционер,  сподвижник  Ленина,  по  этому  поводу  сказал  так:  самый  страшный  враг  тот,  который  нашим  языком  умеет  говорить  неправду.

    —   А  то,  что  ослабло  напряжение  между  Украиной  и  Россией,  разве  это  плохо?

    — Вряд  ли  это  так.  Все  директора  заводов  русские.  Это  что,  послабление  или  оккупация?    Ни  один  директор  не  знает  украинского языка.  У  нас  в  Запорожье  около  400  разных  фирм  и  все  их  руководители  говорят  российскою.   Как  это  называется?   Вы  газету  украинскую  не  найдете  у  нас  в  городе.  Нет  ни  газет,  ни  журналов.   При советской  власти  они  были.

      — Но  что  — то  хорошее  все  — таки  делается   при  нынешней   власти? 

      —  Ничего  не  делается.  Процветает  бандитизм,  появляются  новые  миллионеры  и  миллиардеры.

       — Миллионеры  появлялись  и  раньше,  это  явление  не  новое.

       —  При   Советах  насчет  этого  было  строго.  При  Сталине,  если  бы  кто-то  вздумал —   даже  только  подумал,  чтобы  добавить  что-то  в  мясо  или  в  консервы,  или  в  другие  продукты  питания,  то  этот  человек  сразу  оказался  бы  там,  где  золото  добывают.  Только  за  это  Сталина  можно  уважать,  хотя  я  ярый  антисталинист.

    —  Россия  и  Украина.  Какой  видится  Вам  перспектива  взаимоотношений  этих  стран?

      —  Тесное  сотрудничество,  но  не  объединение.  Только  сотрудничество  и  только  взаимовыгодное.  У  этих  стран  большой  экономический  и  культурный  потенциал  и  его  надо  использовать.  Я  Вам  скажу  так:  если  у  нас  сейчас  вздумает  кто-нибудь  столкнуть  Россию  с  Украиной,    будет  страшная  трагедия.  Они  просто – напросто   перебьют  друг  друга.   А  горбоносые  и  косоглазые  пройдут  по  России  и  Украине   маршем.  Кому  это  надо?

      — Некоторым  это,  видимо,  надо…

      — Вот  эти  некоторые   и  хотят  столкнуть  нас  лбами  с  Россией.  Это  катастрофа  для  всего  мира.  Нельзя  на  это  « клюнуть»  ни  в  коем  случае.

      — По-моему,  Россия  была  и  остается  великой  державой.  Она  относительно   быстро  поднимается  на  ноги.  Или  это  не  так?

     —  Ошибаетесь.  В  России  сегодня  уже  не  осталось  русских.  Их  споили – раз,  наркотиками  отравили – два,  идеологией  испортили – три.  Там  еще  не понимают  до  конца, что  если  Украина  будет  сильной,  независимой  державой,  то  и  Россия  от  этого  выиграет.   А  Россия,  к  сожалению,  продолжает  давить  нас  своей  мовой,  своей  культурой,  своей  матерщиной  и  пьянками.  Сама  умирает  и  нас  давит.  Вот  в  чем  дело.  Сегодня  русских  в  России  уже  не  осталось,  их  там  нет.  Там  уже  нет  ничего  русского,  все  косоглазые  и  желтолицые.

       — Ну,  это  Вы  уж  слишком  круто,  Владимир  Николаевич.  В  России,  насколько  мне  известно,  русские  пока  составляют  большинство.

      —   Сейчас  в  России  вообще  беда.  Вся  Сибирь  заселена  китайцами.  Китайцы  прут  полным  ходом,  без  боя  захватывают  Россию.  Но  выход  из  этой  ситуации  есть.

         —  Интересно,  какой?

        —   У  нас  есть  державы,  есть  границы.  Сделайте  полную  репатриацию.

        —   То  есть,  Вы  предлагаете  закрыть  границы?

       —  Примерно  так.  Россия  уже  сколько  времени  воюет  с  Чечней?  А  около  миллиона    чеченцев  живут  в  Москве.  Как  это  понимать?

       —   Но  они  же  не  воюют  с  россиянами.  Вы  думаете,  что  они  поддерживают  своих? 

       —  Конечно,    не  забудьте,  если  у  нас  брат  брату  морду  набил – черт  с  ним,  не  лезь.  А  у  них  морду  набил – надо  отомстить.  А  если  убил  человека  — тем  более.  Поэтому,  я  считаю,  Россия  должна  очистить  Москву.  Выселить  к  черту  всех  иностранцев,  включая  и  украинцев.  К  черту  всех.   У  нас  есть  своя  держава – Украина.  Марш  домой!  У  чеченцев  есть  Чечня,  у  евреев  есть  Израиль —  марш    домой.

 —  У  евреев  в  России  есть  автономная  область,  они  у  себя  дома.

 —  В  Биробиджане  всего  один  еврей  —  начальник  станции. У  них  есть  Израиль.  Создали  свою  территорию — пожалуйста,  живите  там.  Ну,  цыган  некуда  отправлять,  пусть  живут,  их  миллион  всего  наберется,  не  больше.  К  тому  же  они  никакой  беды  не  делают,  свой  язык  никому  не  навязывают.  Во  власть  не  лезут.

  — Владимир  Николаевич,    наша  государственность,  я  так  понимаю,  требует  совершенствования.  С  чего,  по-вашему,  надо  начинать  ?

  —  Прежде  всего  нашим  правителям  надо  заглянуть  в  Конституцию  1924 –го  года.  Там  четко  сказано:  кто  не  владеет    государственной   мовой,  не  имеет  права  работать  на  почте,  радио.   Это  была,  так  называемая,  украинизация.  Это  уже  после  смерти  Ленина.  Хотя  подписан  этот  документ  в  23-м  году  Лениным.  Так  было  до  30 — го  года.   Никто  из  чиновников  не  имел  права  занимать  государственные  посты,  не  зная  украинской  мовы.  Ленин  и  Сталин    очень  требовательно  подходили  к  этому  вопросу,  обязывали  власти  на  местах  строго  соблюдать  эту  установку.  Это  касалось  не  только  Украины,  но  и  других  национальных  республик.    

  —  Действительно  так  было  на  практике? Или  только  на  бумаге?

 —  Были  организованы  курсы  по  изучению  украинского  языка.  Прошел  курсы – допускали  к  работе. Так  было  до  30-го  года.  А  потом  у  нас  в  Украине  появились  среди  руководителей  такие  деятели,  которые  в  угоду  Сталину  и  Рыкову  стали  утверждать,  что  украинизация  не  нужна.  У  нас,  мол,  живут  представители  разных  национальностей,  и  это  не  нужно.  Потому  что  это  не  способствует  объединению  народов  и  прочее. 

  —  У  Вас  есть  работы   Сталина,  которые  могли  бы  подтвердить  то,  о  чем  Вы  говорите?   Я  имею  в  виду  украинизацию.

  — Есть,  сейчас  я  Вам  покажу  такую  работу (уходит  и  приносит   книгу  в  темно-коричневом  переплете)  Вот,  пожалуйста,   11-й  том  украинского  издательства  1949  года.  Вот,  читайте  речь  Сталина,  с  которой  он  выступал   18   марта   1929  года. (Читаю:  все  так,  как  сказал  Владимир  Николаевич.  Сталин  действительно говорил  о  необходимости  развития  национальных  культур  и  языков).

 —  До  какого  времени  украинский язык  чувствовал  себя  в  Украине  комфортно?

  —   Я  приехал  в  Запорожье  в  1959  году.  Я  не  слышал  здесь  российского  слова. 

 —  А  я  приехал  в  Запорожье  в  1990  году  и  был  удивлен,  что  украинский язык  здесь  можно  услышать  только  по  радио.   Было  такое  ощущение,  что  я  не  в  Украине,  а  в  России.   Что,  по-вашему,  надо  сделать,  чтобы  в  Украине  возрождались  национальные  традиции  и  мова?

 —  Я  уже  говорил,  что  нынешним   правителям  Украины надо  внимательно  перечитать  Конституцию   1924  года  и  сделать  для  себя  соответствующие  выводы.  Вот  премьер  Азаров  начал  говорить…  Пока  тяжело ему дается украинский язык,  но  он  старается.  Он  не  глупый  руководитель, хорошо  разбирается  в  экономике.  Надо,  чтобы  его  примеру  последовали  руководители  всех  рангов.

  —  Вы  часто  ссылаетесь  на  Сталина,  слишком  уж  правильным  он  у  вас  получается.  А  как  же  голодомор?

  —  Это   Сталин.  До  голодомора  1933-го  года  украинцев  было  больше,  чем  русских.  Я  Вам  показывал   книгу,  где  об  этом  сказано.   Но  нельзя  снимать  вину  за  голодомор  и  с  тех,  кто  возглавлял  тогда  ЦК  КПУ.  Я  имею  в  виду,  прежде  всего,  Косиора,  первого  секретаря  ЦК  Украины.  Сталин  не  все  знал,  что  творит  его  окружение.  Но  главный  виновник  за  голодомор,  конечно,  он

 —  За  годы  независимости  Украина  не  только  теряла,  но  и  приобретала  что-то.  Возьмем    свободу  слова,  о  которой  при  Сталине  и  мечтать  нельзя  было.  А  сегодня  говори,  сколько  хочешь  и  что  хочешь.

  —    И  что  это  дает?  Со  стороны  посмотрят  и  скажут:  сам    дурак.

   —  Но  в  Сибирь  уж  точно  не  отправят.

  —  Какая  Сибирь?  Кто  Вас  туда  пустит?  Туда  без  визы  сегодня  не  попадешь.  Свобода  слова, говорите…  У  нас  из  свободы  слова  сделали  вседозволенность.  А  это  далеко  не  одно  и  то же.   Вот  сейчас  у  нас  повсюду внедряется     матерщина:  иду  бля,  гляжу  бля  и  т.д.

    —   Разве  этого  не  было  раньше?

    — Не  было.  А  если  блякнул  — по  губам  получишь.  А  если  при  милиции  блякнешь,  то  15  суток  тебе  обеспечено.  А  сейчас  блякают  на  каждом  шагу,  даже  в  школе.  Мы  обгадили  язык  —  и  русский,  и  украинский.   До  чего  доходит:  Петросян  с  многомиллионной   трибуны  заявляет,  что  кибернетика   и  математика  — это  кибеноматика.  И  это  слушают  дети.  Разве  такое  можно  допускать?

 —  И  не  только  Петросян.  Сейчас  каждый  юморист  начинает  с  перлов… 

 —  Это  же  дуристика,  ребята!  Неужели  это  язык   Достоевского,  Пушкина,  Гоголя?  Это  не  свобода  слова,  это  дуристика.  Это  может  привести  к  тому,  что  мы    будем  скоро  говорить  на  жаргоне,  позабыв  классическую  мову  —  и  украинскую,  и  российскую.  Бандитский  жаргон.  У  нас  уже  нету  слова  «хорошо»,  а  есть  слово  «классно».    Раньше  в  школе  на  такие  вещи  педагоги  обращали  внимание.  Сейчас  это,  к сожалению,  не  делается.  Видимо,  кому-то  очень  выгодно  разложить  молодежь,  споить  ее  и  исколоть.

—   И  кому,  Вы  считаете,  это  может  быть  выгодно?

 —   Всем,  кому  нужна  наша  земля.  Кому  не  нужны  сильная  Украина    и  сильная Россия.  Слово  —  это  очень  важно.  Зачем  нам  засорять  свою  прекрасную  мову  чужими словами?    У  нас  же  есть  свои  слова    ничуть  не  хуже    иностранных.  Но  у  нас,  к  сожалению,  иноземная  мова  чувствует  себя  вольготно.  В  большинстве   —  российская,  пересыпанная   украинизмами.  Ею  пользуются  даже  многие  литераторы.  Такого  не  должно  быть,  к  слову  надо  относиться  ответственно.  Остап  Вишня  когда-то  сказал,  что  в  литературу  надо  входить  с  чистыми  ногами.  Очень  точно  сказано.

 —   Кто  в Украине  должен  прежде  всего  заботиться  о  чистоте    национального языка?

 —    Я  считаю,  что  чистота  нашей  мовы  зависит  прежде  всего  от  наших  филологов,  которые  совсем  не  работают  над  этим.  Я  как-то  обращаюсь  к  одному  филологу,  говорю:  как  понимать  слово  «сидячий»?   У  нас  есть  такое  слово?  Нет,   отвечает,  такого  слова  у  нас,  надо  говорить  — тот,  что  сидит.  Да   вы  что,  с  ума  сошли?    Сидячий  пень,  например.  Весь  народ  говорит,  а  литературно,  видите  ли,  нельзя.  Интересная  штука  у  наших  современных  писателей  и  поэтов.    Они  читают  только  самих  себя.  А  товарищ  Ленин  говорил,   что  коммунистом   можно  стать  лишь  тогда,  когда  обогатишь  свою  память  всеми  теми  достижениями,  которые  выработало  человечество.    Не  мешало  бы  это  иметь  в  виду   и  нашим  писателям. 

 —  Что  Вы  можете  сказать    о  «Свободе  слова»   Савика  Шустера?

 —  Если  у  нас  такие  Савики  Шустеры  будут  появляться  и  дальше,   у  нас  никогда  не  будет  ни  мира,  ни  перемирия.   Во-первых,  он  не  украинец, иностранный гражданин.     Ее  нет  — свободы  слова.  В  России  ее  вообще  нет.  У  нас  она   тоже  не  такая,  какой  должна  быть  на  самом  деле.  У  нас  в  Запорожье  всего  одна    телепрограмма  украинская  осталась.  Какая  же  это  свобода?   А  Савик  Шустер  — это    позор  для  Украины.

      —   Западная  и  Восточная   Украина.  Как,  по  — вашему,  можно  устранить  противостояние  между  ними?

       —    Я  считаю,  что  такого  противостояния  не  существует  в  природе.  По  крайней  мере,  между  простыми  людьми.  Оно,  наверное,  есть  между  политиками,  которые  его   искусственно   раздувают,  особенно  накануне  выборов.  А   в  народе  такого  противостояния  нет.  Расскажу  такой   эпизод. В  89-м   году,  когда    еще был Союз,  организовали    поездку  запорожских  школьников    на  празднование  Рождества   в  Западную  Украину.  Это  была  первая  такая  поездка.  Родители  неохотно  шли  на  это.  Мы  с  трудом  собирали  детей  для  поездки.  Но  все-таки  собрали  300  человек.  Хотели  взять  детей  из  Донецка  тоже,  но  донетчане  не  пустили  своих  ребят,  начали  запугивать,  что  их  там  поубивают,  что  там  одни  бандеровцы  и  т. д.  Мы  поехали  в  Тернополь.

 —  И  как  вас  там  встретили?

  —  Только  вышли  из  поезда,  нас  уже  встречают  представители    Руха.  Пришли  с  прапорами  сине-желтыми,  чего  не  было  еще  в  Запорожье.  При  отправке  нас  наставляли,  чтобы  мы  не  отпускали  от  себя  ребят,  чтобы  они  ночевали  все  вместе,  в  школе.  А  у  нас  задумка  была  другая.   Мы  хотели,  чтобы  они  ближе  пообщались  со  своими  сверстниками,  проживающими  там.    И   договорились  распределить  их  по квартирам.  Местные  женщины  охотно  в  этом  нам  помогали.  Они  с  удовольствием  согласились  принять  наших  детей  в  своих  семьях.  Так  мы  и  сделали.  Конечно,  строго-настрого  предупредили,  чтобы  к  8-ми   утра  они  все  собрались  в  назначенном  месте.  Собрались  они  утром,  спрашиваем – ну,  как?  Дети  были очень довольны.

 —  Что  показывали  там  детям?

 —    Там  же  верующий  народ.  На  пятый  день  повели  детей  в  церковь.  У  нас  же  в  Запорожье  еще  не было  церкви.   Школьники  наши  идут,  сигареты  в  зубах.  Никто  им  слова  не сказал.  Зашли  в  церковь.  Проповедь  украинскою  мовою.  И  вот  ни  с того,  ни  с  сего  наши  дети  стали  на  колени.  Глядя  на  своих  местных  товарищей.  Вышли  из  церкви  наши  дети  уже  другими.  Во-первых,  уже  никто  из  них  не  закуривал  в  городе  при  всех.  А  на  седьмой  день  мы  уже  не  слышали  от  ребят    ни  одного  слова  российского.  Они  говорили  только  украинскою.  Когда  уезжали,  прощались  как  друзья. 

  —  Такие  контакты  между  жителями  Запада  и  Востока  Украины  помогают   сближению,  Вы  хотите  сказать?

 —   Безусловно.  На  другой  год  мы  повезли  туда  уже  1200  ребят,  целый  поезд.  Мы  уже  не  боялись  за  детей.  Все  было  на  высшем  уровне.  Приезжали  потом  школьники  оттуда  к  нам.   Такие  контакты  должны  быть  обязательно.  Это  взаимно  обогащает  нас  всех.

 —  Некоторые  политические  силы  поднимают  вопрос  о  том,   чтобы  принять  новую  Конституцию,  потому  что  ныне  действующая,  по  их  мнению,  не  работает  как  следует.  А  Вы  как  думаете  по  этому  повод

 —   Я  Конституцию  не  читал,  не знаю,  стоит  ли  ее  менять.    

 —    Но согласны, что законы  у  нас  плохо  работают

—   Если  бы  у  нас  было  конституционное  государство,  тогда  бы  законы  работали.  А  у  нас  сейчас  процветает   дикий  капитализм.  У  нас  западные  цены  и  советские  зарплаты.  Поэтому  никакая  Конституция  работать  не будет.  У  кого-то  квартира  площадью  в  20  квадратных  метров  на  пять  человек,  а  у  кого-то  200  метров  на  одного,  не  считая  еще  особняков  в  престижном  месте… Раньше  была  такая  песня: «У  власти  орлиной  орлят  миллионы  и  ими  гордится  страна».  Сегодня  эти  слова  можно  переиначить  по-другому.  Как?  Подумайте  сами.  Нам  сегодня  периодически  сообщают,  насколько  увеличилось    в  Украине  число  миллионеров.    А  сколько  появилось  злыдней  — не  пишут. 

 —  Что  Вы  желаете    Украине?  Какой  она  Вам  видится  в  будущем?

  —   Я  хотел  бы  дожить  до  2017  года  и  посмотреть:  чем  этот  бардак  закончится.  Дело  в  том,  что  рано  или  поздно  терпение  у  людей  лопнет.  Народ  все  равно  поднимется.  Это  закон  диалектики.  Народ  же  наш  уничтожается,  погибает,  спивается.   Тридцать  восемь  процентов  жителей  Москвы  — наркоманы.  Люди  не  могут дальше  выдерживать  такое.

    —        В  Украине,  видимо,  наркоманов  не  меньше,  чем  в  России.  Да  и  алкашей  тоже  хватает.

    —     В  Украине  немного  по-другому.  У  нас  просто  народ  беднее  намного.   Он  не  в  состоянии  даже  наркотики  купить.  Они  же  дорого  стоят.

       —     Владимир  Николаевич,    знаю  Вас  как  большого  патриота  Украины.  В  то  же  время  у  Вас  богатейшая  библиотека  редких  изданий  русских классиков,  в  том  числе   Пушкина,  Толстого,  Достоевского.  Вы   не  отрицаете  их  мирового  значения?

        —     Как  можно!   Это  же  всемирные  гении.  Такие  личности,  как  Пушкин,  Шевченко  рождаются,  может  быть,  раз  в  тысячелетие.  Они —  культурное  достояние  всего  мира.

       —      С Днем независимости Вас.

       —  И Вас тоже.

 Николай  Зубашенко, журналист (специально для «Хроник»)

«ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ» https://operkor.wordpress.com.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: