ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Заметки о том, что было на войне и чего не было

Posted by operkor на Сентябрь 4, 2010

По телевидению был показан фильм о Буденном. Слов нет, Семен Михайлович Буденный оставил след в истории Советского государства и имеет право на фильм о себе. Его заслуги относятся главным образом к гражданской войне. Тем более удивительно слышать, что накануне войны Сталин совещался с ним и Тимошенко, предупредив их, что завтра нападут немцы и нужно подготовиться…

 Нельзя подвергнуть этот фильм обычной критике после привычного «однако», настолько чудовищны ошибки и трактовка событий. Это совещание, будто бы, состоялось поздно вечером в субботу 21 июня, т.е. за несколько часов до начала войны. Не говоря уже о том, что практически времени для какой-либо серьезной подготовки уже не было, само совещание в этом составе бессмысленно и все это чистый бред.

 Начнем с того, что Сталин, несмотря на предупреждения Черчилля и германского посла в Москве графа Шуленбурга, несмотря на донесения собственной разведки, в том числе Рихарда Зорге, и другие очевидные факты (состав германского посольства почти полностью выехал из Москвы, все германские корабли покинули советские порты), до последнего дня не верил в нападение Германии на нашу страну, считая все это инсинуацией.

 Более того, когда война уже началась, он считал, что «это провокация немецких военных» и запретил открывать ответный огонь, «чтобы не вызвать более широких военных действий». Лишь в 6 час. 30 мин. УТРОМ 22 июня, на совещании в Кремле руководства страны, когда боевые действия уже вовсю велись на нашей территории, он разрешил открыть ответный огонь. Но инициатива уже полностью перешла к нападавшим… Что касается С. М. Буденного, то он в это время был инспектором кавалерии Красной Армии и непосредственно частями не командовал. В начале войны Буденный некоторое время курировал Южное, а потом и другие направления, а под Москвой командовал Резервным фронтом.

 Приняв развалившийся Западный фронт, Жуков отстранил Буденного от командования Резервным фронтом. Видимо для этого были основания: положение под Москвой стало критическим, раздумывать было некогда.  Безусловно, Семен Михайлович активно участвовал в Отечественной войне, направлялся Ставкой на отдельные участки для выполнения каких-то задач, но трудно привязать к его имени какие-либо конкретные сражения или победы. Заметного следа он не оставил.

 Авторы фильма (не запомнил, да и не стоят упоминания их имена) не знают элементарных вещей, иначе они «пригласили» бы на это «совещание» Начальника Генерального Штаба — тогда это был Жуков. Но его на этом вымышленном совещании не было. (Он присутствовал на предутреннем совещании в Кремле 22 июня, когда война уже шла). Наркомат (Министерство) Обороны не руководит боевыми действиями. Он (оно) обеспечивает армию бронетехникой, артиллерией, оружием, боеприпасами, продовольствием, медицинским обслуживанием и, последнее по счету, но не по важности — резервами.

 Боевыми действиями руководит Генеральный Штаб. Как создателям фильма удалось провести «совещание» в отсутствие начальника Генштаба — уму непостижимо. В этом случае указание Сталина Наркому Обороны С.К. Тимошенко и инспектору кавалерии РККА СМ. Буденному подготовиться к войне было бы просто сотрясением воздуха.

 Хоть и не к месту, припоминаются отношения Буденного с евреями. Вот его приказ от 16 октября 1920 года: «Мы должны во что бы то ни стало взять Крым и мы возьмем его, чтобы потом начать мирную жизнь. Немецкий барон делает отчаянные усилия, чтобы удержаться в Крыму, но это ему не удастся. Ему помогают изменники революции — ЕВРЕИ и буржуазия. Но достаточно будет решительного удара славной конницы и предатели будут сметены. Командарм Буденный».

 Известно, что в гражданскую войну еврейские погромы совершали все: и белые, и красные, и зеленые, и махновцы (сам Махно был против погромов). Когда Буденному на это попеняли, он сказал: «Что уж вы не даете моим конникам повеселиться!..» Мир праху его.

 Еще большую досаду вызывает грубая ошибка Николая Сванидзе в телепередаче «Битва за Москву» (сериал «Исторические хроники»). В тяжелые октябрьские дни сорок первого года, когда под Москвой было окружено шесть советских армий (более шестисот тысяч человек) и Западный фронт практически перестал существовать, Сталин якобы вызвал к себе Конева.

 Состояние вождя повергло его в шок. Перед ним сидел растерянный старик, который дребезжащим голосом сказал: «Товарищ Сталин не предатель, — (в третьем лице!), — Товарищ Сталин слишком доверчив». Взяв себя в руки, Сталин якобы поручил Коневу выехать на фронт, разобраться в обстановке и восстановить положение. Здесь все правильно. Кроме одного. Это был не Конев, а Жуков! Отозванный 6 октября из Ленинграда телеграммой Сталина в Москву, на следующий день, 7 октября, прямо с аэродрома явился в Кремль. Он! А не Конев.

 Судьба Конева, командовавшего Западным фронтом, висела в эти дни на волоске. Выезжавшие по поручению Сталина на фронт Молотов и Ворошилов предлагали отдать Конева под суд Военного Трибунала и он, скорей всего, разделил бы судьбу несчастного Павлова. Спас его вновь назначенный командующий Западным фронтом Жуков, взяв к себе в заместители.

 Сталину и мысль такая не пришла бы в голову, он считал Конева виновником разгрома фронта и вызывать его для спасения положения… это надо додуматься. Виноват же был сам Сталин, не разрешивший отвод войск, когда создалась угроза их окружения. Он промедлил два дня, а когда разрешил — было уже поздно. Для Николая Сванидзе такая ошибка непростительна.

 Новому поколению трудно себе представить — Красную Армию любили. Любили не только в предвоенные годы, когда молодежь стремилась в военные училища, чтобы стать краскомами — красными командирами, любили во время войны. Как единственную, в отсутствие второго фронта, защитницу, любили после войны, как Армию-победительницу. Я еще помню время, сейчас в это трудно поверить, когда матери приходили в военкоматы и просили взять сына в армию: «Там он станет человеком».

 Любили Красную Армию и в странах Восточной Европы. Любили и ждали. Как Армию-Освободительницу. Достаточно посмотреть кинохронику, как встречали наши войска в освобождаемых от немецкой оккупации государствах. И любили бы до сих пор, если бы после Победы Армия вернулась на Родину. Мы остались — и превратились из освободителей в оккупантов.

 К сожалению, негативное отношение к Советской Армии странным образом перекинулось на Советский Союз, на Родину, и с помощью СМИ постепенно «завоевало» доминирующие позиции в обществе. Невозможно припомнить ни одного произведения, рассказа, очерка, статьи, в которых Армия имела бы положительный образ. Все негативно, все плохо. Многое и в самом деле плохо. Но не все. Так не бывает.

 Плюнуть в сторону Армии, как и вообще в прошлое, считается чуть ли не доблестью. Автор «Исторических хроник» Николай Сванидзе — человек послевоенного поколения, для него характерно негативное отношение практически ко всему, что связано с прошлым страны и ее Армии. Его заявление, что Прагу освободили власовцы, неверно по существу и является попыткой обелить предателей. Отношение народов Чехословакии к Красной Армии в 1945 году было восторженным. Ее ждали с надеждой и любовью. Совершенно невероятно, чтобы восставшие чехи обратились за помощью к власовцам. Все было с точностью до наоборот.

 Сами власовцы, надеясь на прощение или снисхождение, ДВАЖДЫ направляли своих представителей в Национальный Совет восстания с предложением помощи. И оба раза получили от ворот поворот! Им было заявлено, что поскольку они воевали против Красной Армии — их помощь принята быть не может. Вот что пишет генерал армии С. М. Штеменко в книге «Генеральный Штаб в годы Великой Отечественной войны»: «В ночь на 6 мая (1945 г.) Чехословацкая Народная Рада обратилась ко всем союзным армиям с просьбой о помощи. Той же ночью в 5 часов утра прозвучала просьба на русском языке: «Советскому Союзу, 4-й Украинский фронт. Срочно просим парашютную поддержку. Высадка в Праге. 12. Винограды — Олынанское кладбище».

 И далее: «Власовцы стремились уйти на запад. Они не собирались прекращать битвы против Советского Союза даже после капитуляции Германии. Они надеялись сохранить свои кадры в предгорьях Альп, чтобы отсидеться… до начала войны Англии и США против Советского Союза! Одни яростно отстреливались до последнего, другие покорно ждали своей судьбы. Отдельные группы, по своей инициативе, вступали в перестрелку с гитлеровцами (Подразделения дивизии С.К. Буняченко. Сам Власов был против — прим. авт.)». (Цитата дана в сокращении). И еще: «С полной уверенностью следует сказать, что если бы не решительные действия 1-го и 4-го Украинских фронтов — Прага разделила бы судьбу восставшей Варшавы».

 9 мая в 5 часов утра, после ночного марша, первой подошла к Праге 55-я гвардейская танковая бригада полковника Драгунского. Драгунский по карте нашел центр города и ворвался со своими танками на Вроцлавскую площадь. В Праге еще шли бои! Так что говорить, что Прагу освободили власовцы — значит не считаться с историческими фактами. А Давид Абрамович Драгунский был награжден второй золотой медалью Героя Советского Союза.

Ефим Гольбрайх, участник ВОВ

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: