ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Александр Веревкин: «Гласности боятся даже больше, чем уголовного преследования»

Posted by operkor на Сентябрь 6, 2010

 О перспективах разгосударствления СМИ, цензуре, протекающих крышах и о том, почему газете «Запорозька Січ» сократили финансирование вдвое — в разговоре с главным редактором коммунального издания Александром Веревкиным.

***

— Александр, скажите, новая власть как-то отразилась на работе коммунальной газеты

— Для нас смена власти всегда связана с местными выборами, так как наши учредители — местный совет. Последняя смена власти была в 2006 году. Новая планируется в этом году осенью. Власть в лице Януковича, понятно, влияет на нас, но опосредованно. Да и учредители, депутаты городского совета, непосредственно не влияют на содержание газеты.

По нашему уставу избирается редколлегия, куда входят представители газеты и депутаты. Редколлегия собирается раз в квартал и рассматривает какие-то концептуальные вещи. Например, перед предвыборной кампанией мы приняли решение о нейтральной позиции в отношении всех кандидатов и отказе от любых публикаций, которые можно причислить к черному пиару. Мы размещали только материалы, которые оплачивались исключительно через предвыборные фонды. Чтобы нам по конкретному материалу давали указания, как писать — такого нет. Иногда, конечно, материалы, которые появились на страницах издания, редколлегия критикует постфактум — как не вписывающиеся в избранную концепцию, но не более того.

— По какому принципу отбирается редколлегия? Бытует мнение, что газета «Запорозька Січ» и ее приложение «Перекур» — все-таки издание мэра. Или депутатов?

— Она и тех, и тех. Потому что и мэра, и депутатов избирала громада. И они имеют равные права, представительские функции. Да, есть определенная ревность. Например, нас иногда упрекают, мол, мы мэру больше уделяем внимания, чем депутатам. Но сейчас мы представителям горсовета выделяем максимальное количество места. Редколлегия состоит из 12 человек. Причем, из них депутатов — семь. Хотя по уставу в редакционной коллегии должно быть девять человек, но в последней, по инициативе фракции Партии регионов, составляющей большинство в горсовете, дополнительно ввели их депутатов. Нынешний состав: четыре представителя ПР, по одному — от коммунистов, БЮТ и фракции «Запорожье — наш город».

— Но, насколько известно, последние решения сессии горсовета о сокращении вам финансирования лоббировали именно депутаты от лагеря нынешнего большинства, в частности фракция «Запорожье — наш город» в лице вашего коллеги Валерия Фоменко?

— Нам сейчас говорят, что речь идет не о сокращении финансирования, а о «придерживании» средств. Ближе к сентябрю финансирование собираются восстановить.

— То есть, на вас пытаются воздействовать финансовым образом, чтобы вы были еще на более коротком поводке ближе к выборам?

— Я не готов это комментировать. Действительно существует серьезный дефицит бюджетных средств. Многие программы урезаны. Тех же денег, которые нам сейчас выделили, хватит лишь на выпуск газеты до сентября, то есть на оплату услуг типографии. Все началось еще на майской сессии, когда утверждался бюджет. В частности, депутат Фоменко предлагал сократить объем газеты, чтобы уменьшить финансирование. В итоге сессия приняла решение пока профинансировать газету на 50 процентов: не на 510, а 255 тысяч гривен в год.

Мы же столкнулись с серьезной проблемой: здание, в котором мы располагаемся, — памятник архитектуры, который находится в плачевном состоянии. Во время дождей у нас просто заливает кабинеты, уже сгорала техника. И мы надеялись на средства из бюджета, которые выделят на ремонт. Но так как этих денег не дали, мы пока не можем этого сделать. Перед последней сессией (23 июня) фракция Партии регионов на своем заседании предложила нам обратиться в горисполком, в управление по ликвидации последствий ЧС, с просьбой выделить деньги на ремонт. Чем я сейчас и занимаюсь.

— Еще одна из претензий к вам — в том, что не всем депутатам дают попасть на страницы издания. Якобы это был еще один повод, чтобы вам сократили бюджет.

— Это неправда. Правило, которое мы вырабатывали годами: ни одному депутату не может быть отказано в публикации. И таких случаев не было. Разве что по каким-то техпричинам мы могли ее не разместить. Но это исключительные случаи. Смысловой правки или сокращений мы тоже не допускаем. Поэтому такие разговоры — спекуляции.

— Вы поддерживаете идею равных возможностей игроков на медиарынке, что предполагает и разгосударствления СМИ?

— В принципе, да. Если закон будет принят, мы будем к этому готовы. Пройдет определенная реорганизация, и мы сможем действовать в новых условиях. В обсуждении законопроектов о разгосударствлении СМИ я участвую с 2003 года. Причем не просто в разговорах, а именно в обсуждении законопроектов. Были проекты от Украинской ассоциации издателей периодической прессы, альтернативный — от Союза журналистов. Есть проект, подготовленный Кабмином. И уже даже принят подготовительный Закон о моратории на отчуждение имущества таких СМИ, как наша газета. По этому закону, нам нельзя продавать движимое и недвижимое имущество. Я считаю, что от такого закона пока только вред. Например, у нас есть автомобиль, который надо продавать, но мы сделать этого не можем из-за закона. Хотя даже наш учредитель нам тоже рекомендовал это сделать.

— Так есть шанс все-таки забыть о коммунальных СМИ?

— Я не уверен, что доживу до принятия этого закона. Потому что каждой власти все равно нужен свой орган. Депутаты заинтересованы в существовании таких изданий. Кроме того, по нашему законодательству, любой орган власти, чтобы быть дееспособным, должен публиковать огромную массу документов. Ведь ни одно решение, допустим, Запорожского горсовета, не вступит в силу, пока оно не опубликовано в газете «Запорозька Січ». К тому же эти решения бывают очень объемными. Например, бюджет Запорожья. Чтобы его разместить, мы сделали спецвыпуск на 24 страницах. Потом мы будем публиковать отчеты о выполнении решений примерно такого же объема, массу регуляторных актов, информацию обо всех проводимых конкурсах и тендерах. Объем официоза огромный. И если бы горсовету пришлось платить за эти публикации в коммерческих СМИ, пусть даже через конкурс, то им пришлось бы тратить намного больше, чем то, что сегодня выделяется на содержание газеты.

— Тогда в чем, по-вашему, смысл инициировать подобные законопроекты?

 

— Нам надо делать вид, что мы стремимся к демократическому обществу. Ведь действительно, в европейских странах и США таких, как у нас — коммунальных газет — нет. Есть ТВ или радио, оплачиваемые из бюджета, но не газеты. Тема разгосударствления наших СМИ — один из пунктов условий по вступлению Украины в разные европейские структуры. Хотя демократических преобразований в том, что не будет коммунальных СМИ, я не вижу. Ведь удельный вес таких газет, как наша, на рынке печатных СМИ не превышает 3-4 процентов.

— То есть тема про неравные условия на рынке — спекуляция?

— Ну, смотрите: мы публикуем много официоза, причем на украинском языке. И нас читают только те, кому это нужно. Коммерческие СМИ печатаются на русском языке, ведь Запорожье — русскоязычный город. Мы многое делаем не как все. И поэтому, возможно, проигрываем в конкурентной борьбе. Если мы публикуем на 24 страницах бюджет мелким шрифтом вместо того, чтобы дать какое-то интересное чтиво, то о конкурентной борьбе говорить не приходится.

— Частые упреки в сторону коммунальных СМИ — раздутые штаты и нерациональное использование бюджетных ресурсов. Вот сколько у вас работает журналистов?

— С заместителем редактора и редактором — 10 человек. И я не считаю, что это много. Газета выходит трижды в неделю. Когда, например, в горсовете депутатский день, я отправляю туда сразу четверых журналистов, потому что мы обязаны там быть.

— Стоит ли поднимать тему цензуры в отношении коммунальной газеты? Или эти два понятия и так неразделимы?

— Я бы не сказал, что у нас цензура в том понятии, как ее принято считать. Нам никто не указывает, что мы должны писать, а что не должны. Мы устанавливаем коллегиальные правила, которых потом и придерживаемся. Скорее, речь идет о внутренней цензуре, о редакционных правилах игры. Ми их принимаем и доводим до журналистов.

— Вы как-то развиваете газету? Инициируете новые проекты? Набираете молодых журналистов?

— Конечно, наш коллектив по большому счету зрелый. Хотя к нам приходит много молодых. Но они опериваются, получают свой опыт и уходят туда, где больше платят. К тому же к нам часто идут, чтобы получить социальные гарантии. Не секрет, что в коммерческих изданиях зарплата может быть больше нашей в полтора-два раза, но 80 процентов от нее платится в конверте. У нас же вся зарплата официальная. И отпуск 36 дней. И пенсия, как у госслужащего. И я могу утверждать, что мы, пожалуй, единственное СМИ, которое полностью обеспечивает социальные гарантии журналистам. Разве что зарплата у нас низкая.

— Чему вы учите молодых журналистов?

— Я думаю, что учу их тому же, чему учат более опытные журналисты во всем мире: непредвзятой журналистике, отделению информации от пропаганды и журналистской этике. У нас при газете уже давно работает «Школа молодого журналиста». В сентябре мы набираем старшеклассников и в мае их выпускаем. Конечно, даем им возможность публиковаться. Многие после обучения становятся нашими авторами.

— Вы в журналистике — без малого 25 лет. Как бы вы оценили нынешний уровень запорожской журналистики?

— Я, наверное, приверженец старой школы. Те журналисты были более грамотны, факты перепроверялись, ответственность за опубликованное была очень высокой. Под понятием «грамотность» я имею в виду и банальное умение писать. Молодежь у нас читает все меньше, у них просто нет чувства слова. Часто грамотность журналиста можно определить просто: «ужас». Бывает, что в одном слове допускается три ошибки. Но у нынешнего поколения журналистов есть, безусловно, плюсы. Они умеют работать оперативно, но у них не хватает ответственности, грамотности, присущей старой школе.

— Насколько может быть эффективным развитие движения «Стоп цензуре!» на региональном уровне, в частности в Запорожье?

— Может. Я слышал о фактах ущемления свободы слова, в том числе и в Запорожье. Об этих фактах нужно говорить, если они есть. Если президент стремится, чтобы его принимали в Европе, чтобы нам МВФ давал кредиты, ему выгодно, чтобы наше государство было демократическим. И поэтому, если где-то на местах кто-то из вертикали власти решил зарваться или сделать так, чтобы картинка выглядела лучше, чем есть на самом деле, нужно выступать, нужно, чтобы президент об этом слышал. Для всех СМИ нет другого пути борьбы за свои права, кроме гласности. Гласности боятся даже больше, чем уголовного преследования или наказания. И журналисты должны и могут бороться за свои права только с помощью гласности.

— А если президент сам заинтересован в цензуре?

— Ему это невыгодно. Я практически уверен, что Януковичу нужно, чтобы у нас, по крайней мере, создалась картина демократического общества.

Справка:

Газета «Запорозька Сич» выходит с 1 января 1991 года. Годом позже появилось четверговое приложение — «Перекур». Газета выходит трижды в неделю: по вторникам, четвергам и субботам. Общий еженедельный тираж — около 24 тысяч экземпляров. Коллектив газеты: 28 человек, из них 10 — журналисты. Газета входит в Союз правдивых тиражей. Сайт — http://www.sich.zp.ua/.

Источник:  «Телекритика»

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: