ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Местные выборы. Кому отдадим власть? Неразборчивость голосующего соотечественника удручает.

Posted by operkor на Сентябрь 28, 2010

Предвыборная кампания набирает обороты. В силу места проживания приходится наблюдать сие завораживающее действо в Ирпене. Так вот, докладываю: мусор уже вывезли, нелепые горшки с цветами на обочинах выставили, улыбающиеся билборды г-на Бондаря — нынешнего, больше обитающего за границей, мэра — развесили, от митрополита всея Украины высокое и привселюдное благословение получили. “Пипл хавает”. К сожалению, не только в городке под Киевом. Везде. Один и тот же кандидатско-джентльменский набор, рассчитанный на 30% регулярно употребляющих лапшу украинцев… 

Социологами доказано. Политтехнологами проверено. И, знаете ли, без двух туров этих 30 процентов многим хватает. Ну, может, для закрепления позиций особо настойчивые претенденты еще Каменских с Потапом позовут или микроавтобус, груженный “гречкой”, направят по известному маршруту. От лица либо действующего мэра, готового “поработать на благо города” второй срок, либо его оппонента, обещающего построить новую, справедливую, сильную… — ну, какую там еще? — Украину.

Честно говоря, при таком раскладе собственные же призывы, обращенные к правящей партии выполнить свою предвыборную программу, провести реформу местного самоуправления и отдать власть на места, как-то странно начинают звучать… Кому отдать-то? Билборду? Горшку с цветами?

Неразборчивость голосующего соотечественника удручает. Если уж, простите, у себя под носом не можем (или не хотим) отличить правду от лжи, порядочного от проходимца, покрашенную трубу от новой, где уж там разобраться с достойным кандидатом в президенты или народные депутаты.

Не меньше задевает и лицемерие государства, за двадцать лет независимости не удосужившегося даже поискать ответы на вопросы: как, какими законами и механизмами сделать власть на местах эффективной? Не политически лояльной, чем сейчас активно занимается подминающая под себя кандидатов Банковая, а эффективной. Где и какие маяки расставить, чтобы снизить риски попадания на ответственные посты некомпетентных и корыстных людей?

На самом деле ответы на эти вопросы сотни больших и маленьких чиновников и политиков сто раз получили в дорогих загранкомандировках. По перениманию европейского опыта. Почему до сих пор не переняли?

О-о-о… Но вряд ли через двадцать лет независимости этот вопрос к ним. Скорее, к нам. Дисциплинированно эти командировки оплачивающим.

Вот с нас и начнем. Вообще-то человечество уже не первую сотню лет терзается вопросом, в силу каких причин и мотивов избиратель делает выбор в пользу того или иного кандидата или партии. В этом направлении активно копают психологи, социологи, политтехнологи, журналисты…

Так, социологи КМИС в ноябре 2009 года провели интересное исследование для американского Агентства международного развития. Накануне президентских выборов специалисты поинтересовались у избирателя, какие факторы наиболее влияют на их выбор. Респондент мог выбрать несколько возможных вариантов. И что вы думаете? Лидером в этом хит-параде доверия стала харизма — 53% опрошенных. Далее идут — прежнее место работы (52%), программа (38%), моральные качества (37%) и пр. При этом важно не забывать об известных выводах психологов, давно отметивших, что тех людей, которые нам просто нравятся, мы с радостью наделяем всеми мыслимыми и немыслимыми положительными качествами. А если нам еще в этом помогут?

В этой связи напрашивается еще один достаточно яркий пример. На днях забрела на сайт одного известного в столице социально-инжинирингового агентства “Гайдай.Ком”. На первой странице достижений и успешных проектов — ГАК (2006 год). Да, да, тот самый Гражданский актив Киева во главе с Александром Пабатом, который все свои годы депутатства в Киевраде подкрепляет свою умело организованную харизму циничными и беспринципными голосованиями в пользу разорения Киева.

К чему веду? Безусловно, против психологии не попрешь. И банальное “нравится —не нравится” не отменишь. Однако корректировки в сторону разумного возможны. При наличии гражданского самосознания. Как на Западе. О примерах писано-переписано. Но — внимание! — даже при наличии сильного института гражданского общества, при существовании системы его воспитания, начиная (во многих странах) с первого класса школы, в цивилизованных странах на большой интеллект избирателя не сильно надеются. Как бы недемократично это ни звучало.

Пока наука делает открытия, пиарщики зарабатывают, а гражданское общество зреет, всегда есть необходимость упреждать некие риски появления и деятельности на ответственных постах случайных людей. Дабы беречь собственное государство и уровень обслуживания им налогоплательщиков на всех уровнях. Вы чувствуете разницу в формулировках? Так вот, к людям этой бережливой государственной профессии, опять-таки в цивилизованных странах, относятся (только не смейтесь) депутаты, члены сейма, конгрессмены…

В общем все те, кто пишет законы, утверждает правила и контролирует их исполнение. Ведь, чем больше рисков избрания некомпетентного человека, в нашем случае мэром, тем больше должно быть инструментов влияния на этого человека со стороны совета или государства. У них это называется демократией. Теперь вспомните киевского мэра. Четыре должности в одном лице! И ни одного инструмента контроля.

Но идем дальше. Вряд ли стоит опускаться до мельчайших подробностей, однако в контексте происходящих событий и обозначенной проблемы заметим, что в мире в результате долгого исторического развития сложились три системы местного самоуправления: англосаксонская, континентальная и смешанная. Если совсем коротко, то в первом случае система самоуправления строилась снизу. Влияние государства при этом минимально. На страже законности действий местной власти в этой истории стоит суд. Строгий, но справедливый. Так сложилось в Канаде, Америке, странах Латинской Америки и некоторых государствах Европы.

Во втором случае система выстроена сверху вниз. И местное само­управление, помимо суда, контролирует “око государево”. То бишь представитель центральной государственной власти. Где-то он называется префектом, где-то главой администрации и т.д. Суть в том, что это должностное лицо может приостановить любой незаконный на его взгляд акт органа местного самоуправления. С последующим обращением в суд, конечно. Такая система прижилась в европейских странах — Германии, Франции, Италии…

 В некоторых странах действует смешанная система. Но важно, что во всех случаях власть действительно в руках у народа. Так как исполнительные органы подчинены исключительно советам. Теперь внимание: у нас исполкомы подчинены советам только на уровне городов. В Киеве же — гибрид всемогущий. На уровне областей вершат исполнительную власть назначенные президентом губернаторы. Совет же выступает в роли бесплатного приложения, точнее, затратного и не полномочного. В общем, чехарда полная. Но если подойти вплотную к интересующей нас фигуре мэра города и присмотреться к якобы всеобъемлющей тамошней демократии, то становится тошно от вседозволенности и безнаказанности, царящей под этой громкой вывеской.

Потому как, если в тех же зарубежных странах действует схема “сильный мэр” (прямые выборы, руководит исполкомом, но не имеет никакого отношения к совету) или “слабый мэр” (избирается советом, им руководит и не имеет никакого отношения к исполкому), то у нас закрепилась практика всесильного мэра. Который избирается народом, руководит исполкомом и… правильно! — председательствует в совете. Прибавьте сюда уровень коррупции, наш “самый справедливый суд в мире”, политическую заинтересованность центральной власти в карманных градоначальниках, и вам станет абсолютно ясно, почему мэр Ирпеня Бондарь баллотируется на второй срок и имеет наглость впаривать людям свой примитивный джентльменско-кандидатский набор.

Итак, с всесильными украинскими мэрами понятно. К “сильным” европейским, когда население сразу выбирает менеджера-главу исполкома, полностью подотчетного совету, вернемся ниже. А вот на схеме “слабый мэр”, в центре которой стоит так называемый сити-менеджер, остановимся сейчас.

Справка: “Первый сити-менеджер появился в США. Страна была охвачена реформаторским ражем, и в 1908 г. городской совет Стаунтона, городка в штате Виргиния, нанял первого сити-менеджера в мировой истории. Почин подхватили другие города США и Канады, и в 1914 г. cити-менеджеры сформировали собственную ассоциацию (International City Manager’s Association, ICMA). С помощью ICMA сити-менеджеры из разных стран мира — а этот институт прижился в Австралии, Нидерландах, Великобритании, Новой Зеландии, Гондурасе, Чили и Бразилии — узнают о новых вакансиях и повышают квалификацию. По данным ICMA, в городах, которыми управляют сити-менеджеры, живет более 92 млн американцев.

Фигура профессионального топ-менеджера во главе городской администрации понадобилась реформаторам-прогрессистам для того, чтобы покончить со всевластием “политических машин”, заправлявших делами американских городов во второй половине XIX — начале XX в. В отличие от избираемого мэра, связанного обязательствами перед группами, поддержавшими его на выборах, сити-менеджер мог руководствоваться исключительно интересами дела. Кстати, и сегодня одно из условий членства в ICMA — воздержание от любых форм политической деятельности, которые могли бы подорвать доверие к менеджеру”.

Таким образом, на сегодня в странах, где используется эта система, мэр, избранный либо в результате прямого голосования, либо назначенный советом, возглавляет совет и выполняет исключительно политические и представительские функции. Мэр также подает на рассмотрение совета кандидатуру сити-менеджера. Который и держит в своих руках всю исполнительную власть в городе.

Таким образом, сити-менеджер назначаем, профессионален, аполитичен и заменим. В США, которые трудно упрекнуть в недемократичности, 90 процентов поселений используют систему сити-менеджерства. В городах с населением более 100 тысяч человек 144 территории из 247 управляются сити-менеджерами. Среди них Вашингтон, Даллас, Оклахома, многие города можно перечислить. Эта схема очень распространена не только в Америке, так живут Великобритания, Германия, Голландия и иные страны.

Выход найден? И в России тоже так подумали. Еще в 2003 году. Да что в России, у нас в 1996 году этот институт был введен в проект закона о местном самоуправлении. Правда, успешно выброшен парламентариями. А вот у соседей прижился (треть городов сегодня используют систему сити-менеджеров). Однако есть один нюанс: в комиссию, которая утверждает сити-менеджера в российском городе, входит пять человек, трое из которых назначаются губернатором. А чью политику проводит губернатор? Правильно… Умные люди мне говорят: “Вы только об этом не пишите. Представляете, что будет после решения КСУ и отмены политреформы?! Янукович так укрепит свою вертикаль, что мало не покажется. До каждого городка дойдет”. Я б, может, и не писала. Да только перед глазами фигура Александра Павловича Попова явилась. Натуральный сити-менеджер. Правда, пока вне закона, в качестве зама наделенный полномочиями главы исполкома. Но изменения в закон о столице внесены. Нужные статьи, допускающие разделение полномочий мэра и главы КГГА там появились. Почему нет? Мэр председательствует в Киевраде. По форме все почти, как в Европе. А по сути еще круче, чем в России. Потому как исполком, которым командует Попов, подчиняется не Киевраде, а президенту. Вот интересно, креаторы Банковой сами додумались или тоже в загранкомандировку съездили?

Но в таком случае, действительно, бог с ними, с этими сити-менеджерами… Ведь схема “сильный мэр” действует во многих странах. Причем довольно успешно. Но опять-таки есть несколько условий для того, чтобы нашего всесильного и бесконтрольного мэра превратить просто в сильного. В их числе:

— выборы мэров в два тура;

— ограничение на председательство в советах;

— жестко нормированные правила деятельности (прозрачный закон о закупках, генеральный план, налогообложение недвижимости, исходя из нужд города);

— контроль со стороны государства (правоохранительные органы, прокуратура, суд);

— процедура отзыва.

Если эти условия будут соблюдены, то у Украины, с одной стороны, появится шанс вырастить в жестких условиях надвигающего авторитаризма конкурентов власти. По большому счету, местное самоуправление может остаться единственным конкурентным полем в стране. И отказываться от прямых выборов в такой ситуации действительно нельзя. С другой, мы получим возможность ограничить доступ в местную власть случайных, корыстных и некомпетентных людей. Да они сами туда не пойдут, потому что не смогут “отмыть бабки”.

Однако сигналов о том, что власть на это пойдет — нет. Зато есть другие сигналы. На два тура — табу. Пакет антикоррупционных законов — в стол. Киев — в карман. При этом отвечающий в ПР за результаты выборов Андрей Петрович Клюев продолжает свою селекцию кандидатов мэров, отсылая “вон с пляжа “тех, кто не готов служить президенту и Партии регионов. Избирательные комиссии формируют ее политические сателлиты. За дисциплиной мэров следят подконтрольные президенту силовики. Бюджет формирует, зависящее от президента правительство. Президент же продолжает рассказывать о реформах. Он все меньше похож на Бальцеровича. И все больше на Шарля Перро. Правда, с дубинкой в руках. А “пипл все хавает, и хавает”… Облюбовывая подходящую харизму.

Источник «Хроник»:  Зеркало недели

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: