ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«Честь не продаётся!». Судья посадил 15 «оборотней» и за это сам оказался на нарах

Posted by operkor на 2 ноября, 2010

…15 июня во время вынесения приговора один из трёх подсудимых, майор Лапин, со словами: «А вот тебе, судья, мой приговор», — достал гранату.»Некоторые конвоиры побежали из зала, приставы упали на пол. А я, чтобы спасти честь российского судьи, продолжал читать приговор, — вспоминает Владимир Казаков. — Оставалось всего несколько строчек. Потом взрыв, темнота, дым…» Весь зал был залит кровью. Погиб один паренёк-конвоир, 11 человек ранены. Казаков тогда пережил клиническую смерть…

На днях в его деле была поставлена точка — Верховный суд России полностью признал невиновность Владимира Казакова. Три с лишним года в «Крестах», втоптанное в грязь имя — такой стала плата, по мнению экс-судьи, за справедливые приговоры, которые он выносил.

Приговор с гранатой

По негласному правилу, в судьи бывших сотрудников милиции не берут. Но Казакова, 10 лет отработавшего в органах и мечтавшего надеть судейскую мантию, взяли. Сказали: «Ты хорошо знаешь наших правоохранителей — тебе и будем поручать «милицейские дела». Разберёшься». Так он стал судьёй в одном из самых неблагополучных районов города — Приморском.

Местные милиционеры не скрывали радости — наконец-то в кресле судьи «свой человек», бывший офицер милиции. Он в обиду не даст! Он действительно не давал в обиду тех, кто заслуживал защиты. Но с подлецами — даже если они из одного с ним «цехового братства» — мириться не желал.

Судья Владимир Казаков одного за другим отправлял за решётку подонков в погонах, в том числе и самых высших милицейских чинов. Насиловавших, убивавших, устраивавших в милицейском отделении «камеры пыток». Как-то, проходя по коридору, он услышал брошенную ему в спину реплику коллеги: «Комиссар Каттани хренов!» На что другой добавил: «Да ему на кладбище уже давно прогулы ставят!»

Летом 2005 г. судья рассматривал громкое дело о милицейских злоупотреблениях. Были железные доказательства — трое правоохранителей подбрасывали наркотики простым горожанам, таким образом, фальсифицируя уголовные дела.

— Кроме того, выяснилось, что в своё время эти же милиционеры выбросили с 10-го этажа задержанного. Возможно, они участвовали ещё в одном убийстве, избили фактически случайного прохожего, — говорит Казаков. — Но тогда им всё сошло с рук. Была полная круговая порука и делёж денег. Пока я вёл это дело, ко мне постоянно обращались с просьбами «замять ситуацию». Я сказал: «Этого не будет!»

15 июня во время вынесения приговора один из трёх подсудимых, майор Лапин, со словами: «А вот тебе, судья, мой приговор», — достал гранату.

 — Некоторые конвоиры побежали из зала, приставы упали на пол. А я, чтобы спасти честь российского судьи, продолжал читать приговор, — вспоминает Владимир Казаков. — Оставалось всего несколько строчек. Потом взрыв, темнота, дым…

Весь зал был залит кровью. Погиб один паренёк-конвоир, 11 человек ранены. Казаков тогда пережил клиническую смерть, только на одной ноге у него насчитали 25 ранений, из плеча вытащили чеку от гранаты. Сорок минут он, истекая кровью, ждал «скорую». Первую помощь ему оказал один из «оборотней».

 Живые герои не нужны

Осенью того же года — ещё одно дело по «оборотням». Его судье Приморского района пришлось рассматривать под дулами пистолетов. Правоохранители «гуляли» под подпиской о невыезде и на заседания суда являлись с пистолетами, демонстрировали их Казакову — то ли провоцировали, то ли напугать пытались. Подкинули листок, на котором была нарисована граната. После очередного слушания, когда Владимир въезжал в подземную парковку у дома, в его машину полетели две гранаты. «Отделался» черепно-мозговой травмой.

СМИ называли Казакова героем, о нём докладывали президенту, но…

— В нашем мире живые герои не нужны, — говорит он сам. — Если бы я умер после одного из взрывов, всё бы было по-другому. Меня бы признали борцом за справедливость и помянули… А так — отстранили от должности и посадили.

18 декабря 2006 г. близ посёлка Агалатово Ленинградской области нашли обгоревший труп. Экспертиза установила, что это была Вера Казакова, бывшая супруга судьи. К тому времени Казаков был с ней уже два года в разводе и жил с новой женой Мариной. Марина была на последнем месяце беременности. Казакова вызвали как свидетеля — якобы он последним видел Веру.

А вскоре уже и задержали по подозрению в совершении преступления. По версии следствия, на убийство Владимира Александровича толкнула корысть — делёж имущества. Однако Казаков оставил супруге и двум дочерям квартиру, старшей подарил квартиру своей матери и просил отдать ему только дачный дом.

— Он был просто в шоке, — говорит жена Казакова Марина. — Столько лет бороться за справедливость, быть на грани смерти, и такой финал!

Три с половиной года Казаков провёл в СИЗО в камере для бывших сотрудников милиции. Его сокамерники знали, что Казаков — борец с «оборотнями».

— Тот, кто держится с достоинством, вызывает уважение. Даже в тюрьме, — говорит Казаков. — И как бы странно ни звучало, меня уважали сокамерники. Угроза исходила совершенно с другой стороны. Когда моя жена лежала в роддоме, ей дважды звонили, чтобы сообщить: «Ваш муж повесился в камере». Хотели поизмываться надо мной, над Мариной, сломить нашу волю. Кроме того, жену, также судью, уволили с работы. А следователь распорядился запретить подсудимому Казакову писать доверенность на получение Мариной моей законной пенсии. Семья осталась фактически нищей!

Из роддома Марину забирал адвокат Казакова. О том, что экс-судья в 50 лет снова стал молодым отцом, ему сообщила администрация СИЗО. Во время судебных заседаний, на которые Марина ходила как на работу, супруги ни разу не виделись. Конвоиры, словно по приказу, загораживали Казакова спинами.

— Мне предлагали взять вину на себя, так как я «всё равно не жилец», — рассказывает Казаков. —  Или заплатить. За 50 тысяч евро я бы уже давно был на свободе. Но такие варианты не для меня. Да и не имел я этих денег. В «Крестах» каждый мой день был расписан по минутам — я работал над своим оправданием.

Сесть может каждый

За время расследования дела Казакова сменилось четыре следователя, но доказать его причастность к убийству не удалось. Дело развалилось. В апреле 2010 г. он был оправдан судом присяжных и выпущен на свободу. Прокуратура обжаловала приговор, но на днях Верховный суд России оставил его в силе. Тем самым признав — 3,5 года Казаков провёл в «Крестах» ни за что.

— В первую ночь свободы я до утра гулял по городу, — говорит Владимир Александрович. — Просто дышал и смотрел на небо. Сейчас наслаждаюсь общением с семьёй, с дочкой Сашенькой. Она ведь видела меня только на фотографиях — мама ей говорила, что я в командировке.

Сейчас Казаков имеет полное право подать в суд на возмещение морального и материального вреда, что он и собирается сделать. Но и с «оборотнями в погонах» он бы ещё поборолся. И мантию судьи надел бы не задумываясь.

— Каких только мерзавцев я не видел в изоляторе. Они рассказывают страшные вещи, — вспоминает Казаков. — Сегодня вполне реально упечь в тюрьму кого угодно. И доказательства подкинут, и свидетелей найдут. Задумайтесь: личный состав одного из РУВД Санкт-Петербурга за последние 5 лет уже сменился 4 раза. Половина сотрудников в бегах, половина — в тюрьме. Но поверьте, есть те, кто может противостоять этой мощнейшей машине беззакония. Их только надо поддержать.

 Постоянный адрес статьи: http://www.aif.ru/society/article/38413

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: