Хроніки та Коментарі

Інтернет-портал

НАПАДЕНИЕ НА ЖУРНАЛИСТА. По голове били так, что бита сломалась. Жизнь в прошедшем времени нашего коллеги Константина Фетисова

Posted by operkor на 26 Листопада, 2010

Родственники избитого в Химках эколога и журналиста, активиста движения в защиту Химкинского леса Константина Фетисова наотрез отказываются сниматься на видеокамеру, а его коллеги скрывают, где находится офис, в котором работают, и для безопасности возят в машинах охотничьи ружья. “Я думаю, они специально так долго не ехали – чтобы свидетели разбежались и по горячим следам никого найти нельзя было, – злится Игорь Белоусов, редактор газеты “Химки – наш дом”, где публиковался журналист.

Химкинского 49-летнего  журналиста и эколога Константина Фетисова избили практически средь бела дня в праздничное 4 ноября. Около 17 часов, когда на улице еще полно людей и довольно светло, Фетисов поставил машину у подъезда. Она, кстати, до сих пор там стоит. В 20 метрах от места нападения проходит оживленная улица. На небольшой пятачок, где избили Фетисова, выходят десятки окон окрестных домов. Но преступники не испугались ничего – они действовали нагло, решительно и быстро. “Костя сделал несколько шагов от машины, – реконструирует события Белоусов, меряя ногами расстояние до подъезда. – Тут на него и напали”.

Подробности – сколько человек нападали, как они выглядели – неизвестны. Фетисов до сих пор находится в коме и показаний, конечно, никаких не дает. Можно только предполагать, что молодчики с битами налетели на него одновременно и с разных сторон. “Парень он крепкий – 11 лет каратэ занимался, имеет черный пояс”, – с уважением говорит Белоусов. Но против биты приемы каратэ не помогут. Бросается в глаза схожесть случая с Фетисовым с другими нападениями на журналистов – через два дня точно по такой же схеме у своего дома в Москве был атакован журналист Олег Кашин.

А в самих Химках это далеко не первый случай: за два года до этого был искалечен редактор “Химкинской правды” Михаил Бекетов. В марте 2009 года от жестоких побоев скончался верстальщик химкинской оппозиционной газеты “Гражданское согласие” Сергей Протазанов, а главреда этой газеты Анатолия Юрова избивали неоднократно. А в 2006 году железными прутами избили редакторов “Гражданского согласия” Юрия Слюсарева и Юрия Гранина.

“Били по голове. Так, что одна бита сломалась, и ее, окровавленную, бросили неподалеку”, – продолжает рассказывать Белоусов, как будто эта картина стоит у него перед глазами. Нападающие также молниеносно скрылись, а через несколько мгновений Константина увидели соседи. Дворник-таджик позвал его жену Марину – она была дома. “Когда я выбежала, Костя стоял на ногах, – вспоминает Марина, и в ее глазах слезы. – Кровь хлещет из ушей и рта, в голове прямо раны видны. Ничего не говорил, только мычал”. В руках Фетисов сжимал ключи от машины – на кнопку сигнализации он так и не успел нажать. “Скорая” приехала сразу. А вот милиция появилась на месте только через пять с половиной часов, утверждают Белоусов и Фетисова.

“В “скорой” нам сказали, что сразу сообщили в милицию. А в милиции это теперь отрицают – мол, от врачей никто не звонил”, – говорит Марина Фетисова. Забеспокоившись, что милиции долго нет, она сама принялась звонить по 02. И реакция милиционеров женщину поразила. “Дежурный представился как “дежурный Козлов” – потом мне объяснили, что это такая милицейская шутка, псевдоним, – жалуется жена журналиста. – Приезжать не хотели. Говорили: откуда вы знаете, что его избили? Может, он сам упал? Потом спросили: а где он сейчас? В реанимации? Ну так мы туда и поедем, возьмем показания”.

Наконец, появившийся на месте Белоусов с адвокатом буквально вынудили милицию приехать. “Но, конечно, за пять с половиной часов все улики уже затоптали – тут же проходной двор, сотни людей туда-сюда ходят”, – переживает редактор. Остался только обломок бейсбольной биты. Когда милиционеры наконец появились на месте и стали совершать поквартирный обход, люди не открывали им двери. “Химкинскую милицию боятся, вы понимаете?”, – настаивает жена Фетисова.

 В самой милиции поздний приезд на место объясняют тем, что не было свободных экипажей. Начальник управления информации и общественных связей ГУВД по Московской области Евгений Гильдеев пояснил РИА Новости, что уголовное дело возбуждено по части 1 статьи 111 (“Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”), а по делу Фетисова милиция сейчас разыскивает BMW 7-й модели, “черного цвета, без номерных знаков”. Сам пострадавший переведен в 67-ю больницу Москвы. Врачи диагностировали у него сотрясение мозга, переломы основания и свода черепа. Он до сих пор в коме.

В прошедшем времени

Дома у Фетисова хорошо заметно, что их семья – это крепкий средний класс. Стены квартиры украшены африканскими масками и сувенирными папирусами из Египта, на холодильнике – магнитики из десятка стран. “Мне-то больше Европа нравится, – говорит Марина. – Ну а Костя Азию предпочитал”. О Косте все почему-то говорят в прошедшем времени. На камеру Марина сниматься отказывается. И остальных родственников тоже просит не снимать – боится. В углу комнаты – несколько книжных полок и хороший выбор дисков, рядом – “навороченная” аудиосистема. “Джаз любит, классику, – перечисляет Марина. – На выставки ходили, из консерватории не вылезали”.

И до всего Фетисову было дело. У него свой небольшой бизнес – торгует компьютерами, но последнее время он его почти забросил и жаловался друзьям, что все время и силы уходят на общественную деятельность. Фетисов протестовал против вырубки Химкинского леса и продолжения работы свалки в Химках, проводил пикеты и ездил на марши “несогласных” в Москву, организовал в городе отделение партии “Правое дело”, баллотировался в мэры Химок, публиковал статьи в газетах. “Он был очень активный. Обычно химчанина в Москву на митинг не заманишь – далеко. А Костя всегда срывался, если что, – рассказывает его приятельница, лидер Движения защитников Химкинского леса Евгения Чирикова. – Это он ведь меня на марши приучил ездить, я раньше избегала политики”.

А потом начались неприятности. Месяц назад, рассказывает супруга Фетисова, на Константина вышел некий бизнесмен “Вася”. Они встретились, и “Василий” объяснил, что хочет купить у Фетисова партию из 30 компьютеров. Еще через пару дней “Вася” снова позвонил и сказал, что им надо срочно увидеться. Настойчивый партнер приехал к Фетисову на свадьбу в один подмосковный санаторий, где Фетисов был в качестве гостя. “Костя вышел к нему с бокалом шампанского, они сели в беседке в саду и о чем-то долго говорили, – вспоминает Марина. – Никто не беспокоился, но потом гости обнаружили Костю в туалете. Он обливал лицо водой – по его словам, он не помнил, что с ним происходило последний час. Полная потеря памяти”.

Что это было, какое-то отравление или гипноз, знакомые Кости гадают до сих пор. А “Вася” с тех пор на звонки отвечать перестал. А 3 ноября, накануне избиения, Фетисов проводил несанкционированный пикет против свалки в Химках. Активиста на пикете задержала милиция.

В подполье

“Накануне пикета Костя жаловался, что за ним организовали слежку. Говорил, что его телефоны прослушиваются, – утверждает редактор газеты “Химки – наш дом” Игорь Белоусов. – Звонили, угрожали. Ждал, в общем, что против него будет применено какое-то физическое давление. Свалка – это серьезный бизнес. Да и многие другие темы мы поднимали”. Огромную пирамиду свалки – больше египетских – хорошо видно прямо из окон редакции. “Ее давно должны были закрыть, – задумчиво говорит Белоусов. – Когда высота 49 метров достигла. По бумагам уже закрыли, решение суда есть, но она все еще работает, грузовики приезжают. Уже в 51 метр высотой”.

Редакция газеты “Химки – наш дом” находится в глубоком подполье. Точнее, наоборот, – на верхнем техническом этаже жилой многоэтажки. На массивной металлической двери нет никаких табличек. За дверью, правда, офис как офис – с компьютерами, подшивками газет и флагом налоговой полиции России. Наверное, это как-то связано с тем, что Игорь Белоусов одновременно возглавляет химкинское отделение Центра по борьбе с коррупцией. А еще Белоусов когда-то был первым замом мэра Химок Владимира Стрельченко, и даже шел с ним на выборах в паре. Потом не сработался и превратился в главного оппозиционера. А его офис теперь – один из штабов химкинской оппозиции.

“Работают у нас все на общественных началах, – гордится Белоусов. – Верстальщики, журналисты – никому денег не плачу. Газета бесплатная, издаем на то, что люди принесут – жители Химок”. Газету печатают каждый день и распространяют тиражом в 20 тысяч. “Все тут, в Химках, прогнило, – говорит бывший заместитель мэра. – Всех тут нужно менять. Все действуют в одной связке. Поэтому и люди им не верят – а идут только к нам, журналистам”.

Представитель мэрии Химок – начальник правового департамента администрации Анжела Думова – причастность чиновников к нападению на Фетисова категорически отрицает. Она назвала Фетисова “безобидным человеком, который никому не интересен”, а в нападении на него, по мнению Думовой, “виноваты люди, которые хотят очернить честнейшего человека – Владимира Стрельченко, и которые сами претендуют на должность главы города”.

 Сам Белоусов гордится, что против него возбуждено 8 уголовных дел. В своей машине он на всякий случай возит охотничье ружье – оно всегда у него под правой рукой, около коробки передач. Сотрудники загадочного “офиса” Белоусова лишний раз рядом с ним не светятся. Пока лидер подполья спускается по темному подъезду, они терпеливо курят на балконе с видом на огромную свалку. Ее серая тень зловеще высится на фоне ярких окон жилых домов, подступающих к свалке почти вплотную.

В лесу

С легендарной Евгенией Чириковой встречаемся в лесу – на длиннющей просеке от Химок до самого аэропорта “Шереметьево”. Именно здесь по проекту должна пройти трасса “Москва-Петербург”. Впрочем, президент Дмитрий Медведев распорядился временно приостановить строительство. Но что будет дальше, никто не знает.

Прямо под ногами свалены тополи, сосны и березы – срубить их успели, а убрать – нет. На уцелевших березах вдоль будущей дороги висят таблички вроде “Т6102” – их оставили рубщики. “К нам в последнее время приходит много представителей среднего класса – образованные, с хорошей работой, – говорит Чирикова. – Это те, кому в жизни мало “тайда” и борьбы с целлюлитом и перхотью. Те, кто чувствует, как их нагло обворовывают. И те, кому не все равно”.

В глазах Евгении, когда она говорит о Фетисове, блестят слезы. На вопрос, не страшно ли ей, что она станет следующей после Бекетова, Слюсарева, Гранина и Фетисова, отвечает: “Стараюсь об этом не думать. Надо или продолжать этим заниматься, или все бросать и уезжать. Поразмыслив, я решила не уезжать”. Сейчас Чирикова организует пикеты с требованием расследовать покушения на Фетисова и других журналистов. Рубку леса удалось остановить прямо возле дубовой рощи, и она считает это важной победой. Но война продолжается.

Источник «Хроник»: РИА Новости

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: