ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Виктор Черномырдин не успел подержать в руках свой первый том мемуаров «Время выбрало нас»

Posted by operkor на 3 декабря, 2010

Не стало Виктора Черномырдина. К печати готов первый том его мемуаров «Время выбрало нас». Автор не успел подержать в руках свою книгу. Она выйдет в свет скорее всего через сорок дней после его смерти. Отрывки из готовящихся к публикации мемуаров.

О семье

Дед мне бывальщины казацкие рассказывал. А вообще — суровый был, с характером, но добрый (…) А бабушка Аня — мудрая была, житейской, простой мудростью; верующая очень, все посты соблюдала; как церковь в Черном Отроге закрыли, и иконы, и книги многие забрала, сохранила; в доме деда Марея женщины на молитвы собирались, в Великую Отечественную войну — так особенно (…)

Сталина бабушка Аня крепко не любила, ругала всяко, что себя тот вроде Бога вознес; дед на нее, бывало, рыкнет: «Молчи! Заберут всех!» Не зря опасался: вокруг дети несмышленые, повторят где — и все, всю семью изведут! Да и было чего опасаться: двух братьев деда, казаков, забрали в 37-м; одного расстреляли, другого — «без права переписки» — по сути, тоже расстрел (…)

Когда маленькие были, брат мой, Саша, в подполе шашку дедову казацкую нашел; дед увидел, догнал, отобрал и потом ее никто не видел, где-то в полях схоронил. А Саше крепко наказал: никому не говорить! Шутка сказать — двух его братьев смертью казнили. За что? За то, что казаками были, веры православной держались, народу своему кровью служили (…)

Помню, лет девять мне, в школе я учился… Смастерил самолетик, «галку» из газеты, пустил, тот самолетик плавно по классу пролетел и прямо на стол учительнице… Она глянула — и обомлела: сложен самолетик из газеты с портретом Сталина, и портрет тот прямо по лицу надорван! Ух, она кричала! Страшно мне было, а ей, наверное, еще страшнее! (…)

А отец рассказывал: оказывается, и его раз пять «доброжелатели» в «списки» вносили — шофер, «сельская интеллигенция», да и двое дядьев расстреляны… Друг его служил в Черном Отроге начальником милиции; он в последнюю минуту втихую отца из этих списков и вычеркивал (…)

Отец пользовался и в нашей семье, и в селе огромнейшим авторитетом. Но чтобы он на нас даже просто повысил голос — никогда! Он, я считаю, был тонкий психолог. Если мама ему что и скажет про меня, отвечал:

— Не мог Витя такое сделать, ведь он уже не маленький!

И я это слышал! Всего две фразы, но для меня… Это уже было наказанием — отец верит в меня, а я его подвел! (…)

Помню, прихожу из школы, а отец спрашивает:

— Что это за лычки на рукаве?

— Меня звеньевым выбрали, — говорю.

— А три лычки есть? — спрашивает.

— Есть, — говорю, — у командира отряда.

— Почему у тебя не три?

Запомнил я этот разговор с отцом — на всю жизнь. И всегда потом старался, чтобы лычек было всегда «больше».

О работе в ЦК КПСС

Меня утвердили инструктором ЦК. Проработал я в этой должности более трех лет. Это был, может быть, самый трудный период в моей жизни — работа в ЦК КПСС. Кто такой инструктор? Это рабочая лошадь. Он должен знать свое направление — порой узкое. Я вел «свое» же Министерство газовой промышленности, да и то не все министерство, а часть главков. Но это настолько было не мое…

После кипучей работы завода, где разворачивалось мощное строительство… Достаточно сказать, что на комплексе в предпусковые периоды до 11 тысяч одних монтажников работало! Это гигантская стройка — и вдруг меня берут, срывают… И сажают в кабинет на двоих. Поседел за эти годы. Это было страшно тяжело. Это все равно что коня призового взять, на полном скаку остановить — и в стойло! Повторяю, поседел именно там — не на авариях заводских, не когда дни и ночи напролет носился по стройплощадкам и заводским корпусам — там, в тихом здании на Старой площади…

Не моя работа, не для меня. Обстановка другая. Другая жизнь, другие правила. Столица, одним словом. Вспоминается такой случай. Валина мама, которая долгие годы жила с нами, еще с Орска, как-то заболела. Вызываем «скорую». А я, как работник ЦК, прикреплен к Четвертому Главному управлению Минздрава СССР. Врачи приехали, но когда узнали, что больна моя теща, замялись. Оказывается, на обслуживание имели право, помимо меня, жена и дети, но не более того. Мне это и в голову прийти не могло. Врач — старший бригады — понял мое состояние. Послушал ее, выписал лекарства, но этот случай запомнился навсегда. Ну не дикость — мне можно, жене можно, а маме жены, больному, пожилому человеку, нельзя (…)

Партия — это система. Прежде всего в подборе кадров, их подготовке. Большое внимание уделялось воспитанию чувства ответственности. И не важно, секретарь ты парткома или хозяйственный руководитель. Очень мощная, отработанная система в подборе руководящих кадров, чего нет в полной мере в стране сейчас и отчего мы зачастую страдаем. Мы ведь больше страдаем не оттого, что не знаем, что делать, а от отсутствия толковых руководителей, которые бы понимали и умели, как это сделать.

Что надо сделать — это любой прохожий нам с вами скажет: надо улучшить, прибавить, увеличить… А вот на самом деле — КАК? Это должны знать руководитель и его команда, которую соберет и воспитает руководитель (…) Если команда есть, всегда будет результат, на любой работе. Нет команды, пусть будут хоть самые разумные специалисты, все равно толку — ноль.

В ЦК был мощный, деятельный аппарат грамотных и образованных управленцев, отдадим ему должное…

О Горбачеве

Министром газовой промышленности СССР я был назначен в феврале 1985 года. А в марте новым Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран Михаил Сергеевич Горбачев.

К середине 80-х всем уже было ясно: пора жизнь улучшать — но как? Поняли к тому времени, присмотрелись и увидели, что «гнилой» Запад живет по несколько иным законам и люди там живут по-другому. Как бы крепок ни был «железный занавес», а стали слышать и видеть, сравнивать, задумываться. Вроде жизнь улучшается, а она и улучшалась по сравнению с пятидесятыми, шестидесятыми. А если по-другому спросить: по сравнению с чем и с кем? Фильмы шли в кинотеатрах французские, итальянские — люди не слепые, видели, как живут там, обсуждали…

Впервые подобные вопросы я услышал, между прочим, не в вагоне поезда, а в ЦК в середине восьмидесятых годов. Жизнь требовала чего-то нового. И тут появляется Горбачев. Вновь после Косыгина заговорили о перестройке, о подъеме экономики и ее действенности для улучшения благосостояния людей, работающих людей. И снова порыв — люди ждали изменений к лучшему. Нужен был лидер, который поведет вперед.

И Горбачев, признаюсь, сразу всех очаровал. Сам ходит. Сам говорит. Обаятельный, обходительный. Молодой — до него в высшем «ареопаге», Политбюро, были люди в основном за семьдесят. Да, сам говорит… И только потом прислушались — что говорит?! И — остановиться не может! Словно паутину плетет, одно и то же! Пена(…)

Перестройка провалилась, по моему убеждению, из-за неспособности тогдашнего руководства СССР на деле реализовать заявленные реформы, доводить решения до практического воплощения; пройдя в комсомоле и партии школу политического лавирования, многие из них не приобрели хозяйственного опыта. А экономика не говорильня — вещь жесткая и даже жестокая, каждое решение (или отсутствие такового) отражается на повседневной жизни людей, их достатке и благосостоянии. Получается, руководство страны одно поломало, а другого не выстроило. И оказались мы все там, где оказались (…)

Он не обустраивал Россию, не занимался обустройством России (…) Если бы Михаил Сергеевич Горбачев и его соратники занимались государством как следует, Советский Союз не развалился бы. Ни за что.

О Ельцине

С Ельциным я познакомился в 1983 году. Борис Николаевич был тогда первым секретарем Свердловского обкома КПСС. А я — замминистра газовой промышленности СССР и одновременно руководил «Тюменьгазпромом»; мои предприятия были не только в Тюмени, но и в Свердловской, Томской областях, в Якутии.

Свердловская область тогда гремела. Сильная область, промышленный центр Урала: «Уралмаш», Нижнетагильский металлургический комбинат, Уралвагонзавод, Качканарский горно-обогатительный комбинат, Первоуральский трубный завод… Ельцин свою область хорошо знал. Каждый квартал мы совместные заседания штабов проводили, он помогал существенно.

У него система: раз в квартал по графику заслушивать работу предприятий Свердловской области. На этой основе мы часто встречались. Это были великие стройки. Ельцин сам строитель, ему был понятен дух широкого строительства, это ему по плечу. Все внимание было приковано к этим стройкам.

Мы хорошо узнали друг друга. Встречались, обсуждали, проводили совместные совещания по вводу мощностей (…) Через какое-то время, когда меня министром назначили, Ельцина перевели в Москву.

Свердловские «первые» всегда ряды руководства ЦК пополняли, причем сразу на высокие должности — секретарей ЦК: это и А.П. Кириленко, и Я.П. Рябов. Ельцину предложили пост пониже — завотделом ЦК по строительству. Но человек он был всегда устремленный, быстро продвинулся — стал секретарем ЦК, потом секретарем МГК (Московского горкома партии)…

Я так скажу: он умел нравиться людям. Как умел — что бы о нем сейчас ни говорили — работать, не щадя ни других, ни себя. И брать на себя ответственность. Было и другое: люди ему доверяли. Даже больше, свято верили в него.

Справка о соавторах книги.

Евгений Белоглазов родился в Чимкенте в 1958 году. Закончил Калининский государственный университет. Служил в армии. Работал преподавателем, затем — на государственной и дипломатической службе. Кандидат исторических наук. Петр Катериничев родился в Калуге в 1961 году. Закончил исторический факультет Калужского университета и Литературный институт им. Горького. Член Союза писателей России, заместитель главного редактора журнала «Радуга».

Источник: Известия

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: