Почему маршал Кожедуб стал неудобной личностью для официальной истории? А в Гвинее выпустили марку с его портретом.

Много славных героев, боровшихся против фашистских захватчиков, дала миру украинская земля. Среди них — маршал авиации, трижды Герой Советского Союза Иван Никитович Кожедуб, уроженец села Ображеевка Шосткинского района Сумской области. В этом году  ему исполнилось бы 90 лет. Он умер у себя на даче от сердечного приступа 8 августа 1991 года, не дожив двух недель до развала великого государства, частью славы которого был он сам.

По показателям коэффициента боевой активности Иван Никитович Кожедуб занесен в Книгу рекордов Гиннесса. Его коэффициент равен 0,517, что означает количество сбитых самолетов по отношению к количеству воздушных боев. Такого показателя нет ни у одного летчика в мире. Но в украинских учебниках истории о трижды Герое Советского Союза Кожедубе не упоминается. Кожедуб был слишком неудобной личностью для официальной версии украинской истории.

И вот наконец, справедливость торжествует — 9 мая в Киеве состоится открытие памятника трижды Герою Советского Союза Ивану Кожедубу. Об этом заявил Премьер-министр Украины Николай Азаров. Как сообщает пресс-служба Партии регионов, Премьер отметил, что Украина «до сих пор не удосужилась поставить памятник Кожедубу». Почему же Кожедуб был неудобной личностью для официальной истории? Об этом — материал, размещенный 5 мая 2009 года в газете «UАргумент»:

ТЯЖЕЛАЯ ЦЕНА — 62 СБИТЫХ САМОЛЕТОВ ПРОТИВНИКА

С одной стороны, это герой мирового масштаба на все времена. Лучшие пилоты–истребители Британии, США, Канады, Франции, Австралии и других стран союзников не смогли даже приблизиться к показателю украинского аса — 62 лично сбитых самолёта противника, причем за не полные три года участия в боевых действиях.

Скептики могут возразить, вспомнив о Люфтваффе, имеющем в своём составе двух асов, превысивших рубеж в 300 сбитых и более десятка сбивших свыше 200 самолётов противника. Все верно, если только не учитывать мнения самих немецких пилотов. Ведь именно бывший противник может дать наиболее точную оценку. Истинные герои и гении всегда отличаются скромностью.

Эрих Хартман, сбивший 352 самолета (наибольшее количество за всю мировую историю), считал лучшим асом Люфтваффе не себя, а Ханса–Иоахима Марселя, одержавшего всего лишь 158 побед и все на западном фронте. Логика Хартмана проста — по его мнению, и характеристики самолетов, и подготовка пилотов, и организация управления королевских ВВС примерно в три раза превосходили советские.

 Поэтому один сбитый самолет на западном фронте стоит, примерно, троих на восточном. Но если продолжать эту логику, то один сбитый самолет Люфтваффе можно смело приравнивать к восьми, а то и десяти сбитым советских. Косвенное подтверждение этой аргументации можно найти и в советской статистике — к дате окончания войны свыше 80% советских летчиков–истребителей не имели на своем счету ни одного сбитого самолета противника.

По–другому и быть не могло. Ведь на протяжении всей войны немецкие истребители, воюя на цельнометаллических самолетах против фанерных советских, имея даже незначительный запас высоты, могли легко выйти из боя, при любом численном перевесе советской авиации в воздухе. С учетом этого достижения Кожедуба, Покрышкина, Речкалова и других советских асов ничуть не уступают достижениям немецких, особенно на фоне показателей союзников.

ЗА ВСЮ ВОЙНУ ОН НЕ ПОТЕРЯЛ НИ ЕДИНОГО САМОЛЕТА

Но Кожедуб знаменит не только общим числом сбитых самолетов. За всю войну он сменил шесть самолетов, но не потерял ни одного из них, хотя неоднократно горел и привозил пробоины. Тот же Хартман совершил 14 вынужденных посадок. Для Германии вообще было привычно бережливое отношение к пилотам, а не к технике. А пример Ютилайнена, не сбитого ни разу, является вообще редким исключением из правил.

Более характерным был пример Иоханеса Визе, совершившего за день пять вынужденных посадок и сбившего в течение этого дня 12 самолетов. Что является большим приоритетом — сохранность самолета или жизнь летчика? — Решайте сами. Мы лишь подчеркиваем эту разницу как необходимую для понимания и адекватной оценки героизма советских летчиков.

Другим уникальным подвигом Кожедуба является победа над новейшим немецким реактивным истребителем Ме–262, характеристики которого на порядок превосходили возможности самолета Ивана Никитича. И это лишь один из эпизодов. По сути, вся жизнь Кожедуба — это ряд подвигов эпического, легендарного уровня. Уже тот факт, что, в 23 года став трижды героем Советского Союза, не спился в мирное время, как многие другие прославленные герои, чью психику искалечила война, не зазнался, а пошел учиться, говорит о многом.

Но это лишь с одной стороны. С другой стороны, его личные победы над двумя Мустангами, внезапно его атаковавшими и ввязавшимися в бой в апреле 1945 года. С теми Мустангами, которые американцы активно раскручивают как самые лучшие истребители Второй мировой. С другой стороны, и командование истребительной авиадивизией во время корейской войны.

Командование блестящее — дивизия Кожедуба, которому запретили лично принимать участие в воздушных боях, одержала 215 побед, в том числе сбила 12 «сверхкрепостей» B–29, потеряв 52 своих самолета и 10 летчиков. С другой стороны, и великолепные качества военачальника и организатора, проявленные Кожедубом в последующее время. Сохранение в течение десятилетий превосходной летной формы — последним самолетом, освоенным Иваном Никитовичем был Миг–23. По сути, Кожедуб в течение многих десятилетий был ведущим экспертом по противодействию истребительной авиации стран НАТО.

По мере того, как официальная история отказалась от термина «советский народ», постепенно проводит замещение Великой Отечественной войны на просто Вторую мировую, все герои советской эпохи (и придуманные советской пропагандой, и настоящие) оказываются как бы в подвешенном состоянии. Какую страну они представляли? За что воевали? С какими лозунгами проявляли массовый героизм и шли на смерть? Все это уже не актуально, поскольку не имеет прямого отношения к национально освободительному движению украинского народа.

ПОЧЕМУ НЕ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ СОВЕТСКИМ ВЕТЕРАНАМ?

А что нельзя использовать в деле новой пропаганды, простите, информирования народа о своей истории, о том вообще лучше по возможности не вспоминать. А может, и вправду пора изменить свое отношение к героям былых времен? Тем более стала известна правда о новых героях, искажавшаяся и замалчивающаяся советской пропагандой. Не пора ли делать акцент на своих героях, боровшихся за независимость Украины?

Тогда объясните, почему так популярны в Германии имена Ралля, Руделя, Хартмана? В Финляндии Ютилайнена, в Японии Сабуро Сакаи, других асов и как ни странно пилотов–камикадзе. О них издают книги массовыми тиражами, снимают фильмы, сайты, им посвященные, имеют высокие рейтинги посещаемости и т.д. Эти фамилии знает каждый школьник, и уважают их как легендарных героев. Никому и в голову не приходит, например, возлагать на летчиков–истребителей ответственность за злодеяния фашизма.

 Да что в Западной Европе? На крупнейшем книжном рынке Киева перечень изданий о немецких героях восточного фронта, исторические исследования и мемуары исчисляются десятками. Совсем не дешевые книги издаются тиражами во многие тысячи и даже десятки тысяч экземпляров. И это нормально — в условиях рынка, образ настоящего героя всегда был коммерчески востребован. В этом плане советским ветеранам повезло меньше. Во время войны тем же летчикам «особисты» запрещали не только фотографироваться без их ведома, но даже вести дневники. Записки Покрышкина лишь исключение из правила. Так что появление советского аналога «Дневника гауптмана Люфтваффе» почти исключается. После войны было не легче — прикрепленные к ветеранам инженеры человеческих душ так искажали их мемуары, что от них мало что оставалось, кроме общих слов о верности отчизне и детального превознесения роли партии в деле борьбы с врагом.

 ЧТО ОБЪЕДИНЯЕТ ЛЕГЕНДАРНОГО ЛЕТЧИКА С… МОЦАРТОМ?

 Но после того, как ветеранов Великой Отечественной перестали использовать в качестве инструмента для агитации и пропаганды, постепенно начал возрастать интерес общества к героям. А в условиях, мягко говоря, безразличного отношения со стороны независимого украинского государства этот интерес проявляется в неформальном виде. И на волне коммерческой привлекательности, неформального интереса и новых технологий память о настоящих героях стала возвращаться, они стали узнаваемы и популярны. Популярность к Кожедубу вернулась примерно так же, как и к Моцарту.

Не удивляйтесь — помните анекдот, когда на вопрос, знает ли мальчик Моцарта, он отвечает: «Конечно, этот чувак пишет крутые мелодии для мобилок»! Как Моцарт вновь стал звездой благодаря развитию технологий мобильной связи, а не постоянному присутствию в учебных программах уроков пения, так и Кожедуб вновь стал звездой мировой величины благодаря развитию компьютерных авиасимуляторов. Звездой в неформальной, молодежной, а не в официальной, академической среде. Конечно, любой компьютерный симулятор никогда не сравнится с реальностью, как и мелодия для мобилки с живым концертом Моцарта. Но много ли детей школьного возраста имеют возможность регулярно посещать камерные концерты ведущих украинских и мировых исполнителей?

А современные мобильные телефоны позволяют грузить целые симфонии, в достаточно неплохом и постоянно улучшающемся качестве. То же и с симуляторами — постоянно совершенствуясь, они достигли совершенства, отмечаемого самими ветеранами. Видеоряд и алгоритм управления настолько реалистичны, что сами немногочисленные летчики–ветераны, уже летавшие в реальности, не могут сдержать слез, впервые погрузившись в виртуальную, но такую знакомую для них обстановку. Но авиасимулятор, тот же «Ил–2», в отличие от мобильника с загруженной симфонией Моцарта имитирует не современную, а историческую реальность, которую уже в принципе невозможно воссоздать другими средствами — еще во времена съемок фильма «В бой идут одни старики» не рискнули поднять в воздух ни один из немногочисленных сохранившихся оригинальных самолетов.

 Что уж говорить о возможности современных школьников полетать на «яке» или «мессершмидте»? Возрастающая доступность, высокий уровень реализма, возможность сражаться по интернету с соперниками/партнерами по всему миру определяют все возрастающую популярность как авиасимуляторов, так и реальных героев Второй мировой. А так как все это развивается в рамках неформальной субкультуры, то наблюдается целый ряд интересных и еще не оцененных обществом процессов, характерных не только для рассматриваемого узкого сегмента.

 КАК НЕФОРМАЛЬНАЯ СУБКУЛЬТУРА РЕШАЕТ ПРОБЛЕМЫ ПРИМИРЕНИЯ

 Для начала это полная интернационализация общения. Помните, после помаранчевой революции были раскрученные сверху программы культурного обмена. Предполагалось, что дети из национально несознательных восточных и южных регионов будут посещать в межсезонье туристическую и курортную инфраструктуру западных областей, где будут отдыхать, знакомиться с культурой региона, а заодно проходить ускоренный курс истинного патриотизма и любви к неньке.

Между тем, игровая индустрия давно наладила свой аналог культурного обмена, безо всякого содействия и контроля со стороны государства. Просто люди разных стран, находясь в одном канале связи, естественно общаются не только на тему игры, в которую играют. Обсуждается все, ежедневно и на разных языках, причем совершенно бесплатно, оплачивается только подключение к сети.

 Другим признаком является полная деполитизация и деморализация периода Второй мировой. Вместо противостояния асов Геринга и сталинских соколов есть противостояние синих с красными. Многие по очереди летают на самолетах разных сторон. Соответственно, при детальном знании биографии героев меняется само отношение к ним. В этой логике Кожедуб–герой вовсе не потому воевал на стороне хороших парней и был трижды героем Советского Союза, а потому что на «лавке» завалил 62 фрица и не потерял ни одного своего самолета. И в ответ на любые сомнения в его крутости и героизме вам просто предложат это повторить в сети в бою с другими синими виртуальными пилотами — так величие подвига Кожедуба, Покрышкина и других героев становится осязаемым и доступным каждому ребенку.

Соответственно и Ралль, и Хартман — это тоже герои, а не военные преступники нацистского режима. Поначалу это вызывает чувство протеста, но потом начинаешь понимать, что и Одиссей, окажись не на стороне хороших и победивших греков, а проигравших и поэтому плохих троянцев, все равно оставался бы легендарным героем. Для нас совершенно не важна политическая окраска легендарных героев.

 В последние годы в Украине много говорят о необходимости исторического примирения внутри нации. Неформальная субкультура решает этот вопрос по–своему. Виртуальный пилот из Германии, например, может совершенно комфортно сражаться на красном самолете с оппонентом из Штатов, пилотирующим синий аппарат. В то же время наиболее осуждаемым действием считается умышленное уничтожение своих. Проецируя это на реальную ситуацию в Украине — это означало бы отказ от применения двойных стандартов при оценке исторических событий гражданской и Великой Отечественной войн, а также уважение к героям из другого региона.

Тогда предложение, условно говоря, Тернопольского совета, например, к Запорожскому о переименовании одной из улиц именем Степана Бандеры сопровождалось бы готовностью в ответ назвать одну из улиц Тернополя именем Нестора Махно. Хотя бы из уважения к историческим традициям и героям другого региона. Но судя по всему виртуально неформальное интернациональное сообщество куда более «продвинутое», чем столичные и местные власть предержащие.

 Не случайно неформальная культура при контакте всегда вытесняет формальную. В советские времена «пионэры» предпочитали наполовину запрещенный рок песням о вожде и партии. То же, но в другой форме происходит и в наше время. Какой, по–вашему, будет реакция ученика виртуального пилота, когда выяснится, что учитель истории совершенно не знает таких элементарных, на его взгляд, понятий, как, например, «шаг винта» или «бум–зум»?

После невнятного молчания учителя, скорее всего, будет поставлен последний, контрольный вопрос, например, о деталях боевой биографии Руделя или Кожедуба. Что бывает, когда ученик обнаруживает, что знает больше учителя, может представить каждый педагог. Как и о том, с каким доверием этот ученик будет воспринимать оставшуюся часть официальной версии истории страны. И не только он один, т.к. вопиющий факт полной профнепригодности учителя тут же станет достоянием класса. Вспоминается, какой шок в классе в годы застоя вызвало на уроке истории КПСС по теме левого уклона в партии цитирование фразы Ленина о Бухарине как об умнице и любимце всей партии.

 Как и положено, неформальная субкультура выходит за пределы только авиасимулятора. Разыскивают ныне живые ветераны, их воспоминания выкладываются в сети с точностью до запятой. Переделываются джойстики, пишутся программы, создаются клипы и целые фильмы. На форумах зарегистрированы десятки тысяч человек. Создаются и функционируют виртуальные эскадрильи и целые гвардейские авиадивизии.

 И конечно, используется свой сленг. Умилительно как–то было наблюдать, как внук–школьник увлеченно рассказывал бабушке о том, что в «Контрстрайке» сервер читтеров «банит», что на русский язык переводится как сообщение о том, что в сетевой игре под названием «Контрстрайк» центральный компьютер автоматически блокирует игроков, ранее замеченных в нарушении правил или жульничестве. После того как бабушка повторно не оценила сие откровение, она была тут же причислена к динозаврам докомпьютерной эпохи.

 А если серьезно, то возвращение Кожедуба как неформального героя закономерно. В нашей истории много былинных, легендарных героев, не угодных властям или в лучшем случае замалчиваемых ими в разные времена. Князь Святослав Игоревич, казак Мамай, Байда Вишневецкий, Иван Сирко, Нестор Махно, Иван Кожедуб, Николай Амосов и многие другие. Память о них живет в душе народа, в отличие от тех, кто о них клеветал или замалчивал.

  НЕМНОГО БИОГРАФИИ

 Иван Кожедуб родился на Украине в крестьянской семье. Первые шаги в авиации сделал, занимаясь в Шосткинском аэроклубе. С 1940 — в рядах Красной Армии. В 1941 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков, в которой начал службу в должности инструктора.  После начала войны вместе с авиашколой был эвакуирован в Среднюю Азию. В ноябре 1942 года Кожедуб был откомандирован в 240–й истребительный авиационный полк 302–й истребительной авиационной дивизии, формирующийся в Иваново. В марте 1943 года в составе дивизии вылетел на Воронежский фронт.

Первый воздушный бой закончился для Кожедуба неудачей и едва не стал последним — его Ла–5 был повреждён пушечной очередью Мессершмитт–109, бронеспинка спасла его от зажигательного снаряда, а при возвращении обстрелян советскими зенитчиками, в самолёт попало 2 зенитных снаряда. Несмотря на то, что ему удалось посадить самолёт, полному восстановлению он не подлежал, и Кожедубу пришлось летать на «остатках» — имеющихся в эскадрилии свободных самолётах. Вскоре его хотели забрать на пост оповещения, но командир полка заступился за него. 6 июля 1943 года на Курской дуге во время сорокового боевого вылета, Кожедуб сбил свой первый немецкий самолёт — бомбардировщик Юнкерс 87. Уже на следующий день сбил второй, а 9 июля сбил сразу 2 истребителя Bf–109. Первое звание Героя Советского Союза Кожедубу было присвоено 4 февраля 1944 года за 146 боевых вылетов и 20 сбитых самолётов противника.

 С мая 1944 года Иван Кожедуб воевал на Ла–5ФН (бортовой № 14), построенном на средства колхозника–пчеловода Сталинградской области В. В. Конева. В августе 1944 года он был назначен заместителем командира 176–го гвардейского полка и стал воевать на новом истребителе Ла–7. Второй медали «Золотая Звезда» Кожедуб был удостоен 19 августа 1944 года за 256 боевых вылетов и 48 сбитых самолётов противника.

 К концу войны Иван Кожедуб, к тому времени — гвардии майор, летал на Ла–7, совершил 330 боевых вылетов, в 120 воздушных боях сбил 62 самолёта противника. Последний бой в Великую Отечественную, в котором он сбил 2 FW–190, Кожедуб провёл в небе над Берлином. За всю войну Кожедуб ни разу не был сбит. Третью медаль «Золотая Звезда» Кожедуб получил 18 августа 1945 года за высокое воинское мастерство, личное мужество и отвагу, проявленную на фронтах войны. Он был отличным стрелком и предпочитал открывать огонь на дистанции 200—300 метров, крайне редко сближаясь на меньшую дистанцию.

 У каждого летчика — аса свой, присущий только ему одному, почерк в небе. Был он и у Ивана Кожедуба — человека, в характере которого гармонично сочетались мужество, отвага и исключительное хладнокровие. Он умел точно и быстро взвесить обстановку, мгновенно найти в сложившейся ситуации единственно верный ход. Машиной он владел виртуозно, мог управлять ею даже с закрытыми глазами. Все его полеты представляли собой каскад всевозможных маневров — разворотов и змеек, горок и пикирований… Всем, кому приходилось летать с Кожедубом ведомым, нелегко было удержаться в воздухе за своим командиром. Кожедуб всегда стремился отыскать противника первым. Но при этом и «не подставиться» самому.

 В лётной биографии Кожедуба числятся также два сбитых в 1945 году самолёта P–51 «Мустанг» ВВС США, которые атаковали его, приняв за немецкий самолёт. По окончании войны Кожедуб продолжил службу в ВВС. В 1949 году окончил Краснознамённую Военно–воздушную академию, в 1956 — Военную академию Генерального штаба. Во время войны в Корее командовал 324–й истребительной авиационной дивизией в составе 64–го истребительного авиационного корпуса. С апреля 1951 по январь 1952 года лётчики дивизии одержали 216 воздушных побед, потеряв всего 27 машин (9 пилотов погибло).

 В 1964—1971 — заместитель командующего ВВС Московского военного округа. С 1971 служил в центральном аппарате ВВС, а с 1978 года — в Министерстве Обороны СССР. В 1985 году И. Н. Кожедубу присвоено воинское звание Маршал авиации. Избирался депутатом Верховного Совета СССР 2—5 созывов, народным депутатом СССР.

 Скончался 8 августа 1991 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Бронзовый бюст установлен на родине в селе Ображиевка. Его Ла–7 (бортовой № 27) экспонируется в музее ВВС в Монино. Также именем Ивана Кожедуба назван парк в городе Сумы (Украина) возле входа установлен памятник лётчику. А в учебниках истории Украины его нет. Как почти не было его и в учебниках СССР. Знали больше, книги писали о Покрышкине, а Кожедуб был как бы в тени. Советская идеологическая машина не очень хотела популизировать украинцев? А в Украине не хотят популизировать героев СССР.

 Этот человек принадлежал эпохе. В России есть медаль Кожедуба. В Москве на Поклонной горе ему установлен памятник. О нем помнят в Америке. Даже в Экваториальной Гвинее выпустили марку с его портретом. Получается, что в Африке его чтят больше, чем в Украине, в которой он родился, вырос и за которую воевал…

 По материалам http://www.day.kiev.ua, ru.wikipedia.org, uargumen.com

комментария 2 to “Почему маршал Кожедуб стал неудобной личностью для официальной истории? А в Гвинее выпустили марку с его портретом.”

  1. Александр Станков Says:

    боевой счёт И.Н.Кожедуба в данной статье занижен! Я проверял!

  2. Александр Станков Says:

    У трижды Героя СССР И.Н.Кожедуба 157 личных побед. Перечень я выкладывал. Подробности будут в книге—если издам.
    Он ни разу не сбивался немцами! На его счету несколько асов Люфтваффе. Среди них известный штурмовик: Рудэль.


Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: