Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Максим Горький: «… Я ночевал на берегу Днепра против острова Хортицы…». Литературные расследования Марка Шевелева

Posted by operkor на 18 января, 2011

11 декабря 1915 года в газете «Киевская мысль» был опубликован рассказ М. Горького «На Чангуле». Чангул-Чингул-Ченгул – название северного притока реки Молочной в Токмаковском районе Запорожской области.Название, по предположению краеведа В. Фоменко, произошло от тюркского «ченгел» — крюк, крючок, крючкоподобный. Такое название река могла получить, замечал В. Фоменко, за неоднократные крутые повороты ее русла.

А теперь цитата из рассказа: «Там на юге, верст за пять от меня, течет река Чангул, по берегу ее стройно вытянулись белые хаты валахов, версты на две ниже их, у крутого нагиба реки (разрядка моя – М.Ш.), приютилась мельница».  В основу рассказа легла трагическая история юной валашки и ее грустные песни. Народные песни стали страстью молодого Пешкова, сбор их он считал одной из главных задач хождения «по Руси», хотя по мнению главного горьковеда И. Груздева «решил пойти по стране, мучимый хаосом противоречий».

 То, что Пешков во время хождений «по Руси» был в запорожском  крае, ни у кого не вызывает сомнений. В очерках «По Союзу Советов» Алексей Максимович дважды вспоминает об этом: « … сорок лет тому назад … я ночевал тут на берегу Днепра против острова Хортицы». «Когда-то я ходил пешком по гладкой скуке этого края».

 Первая запись в горьковском блокноте сделана 11 июля 1928 года в бывшей менонитской колонии Кичкас, ставшей главным поселком запорожских гидростроителей, вторая – 13 июля на берегу Малой Токмачки на пути из коммуны «Авангард».  Мне показалось интересным уточнить маршрут первого путешествия Алексея Пешкова по нашему краю, тем более, что молдавский исследователь Г. Богач считает, что М. Горький искусственно перенес на запорожскую реку Чингул историю несчастной валашки, записанную им якобы в районе села Троицкого на Луганщине.

   «Нужны ли такого типа уточнения? – спрашивал доктор филологических наук И. Кузмичев и отвечал: — Такая «следственная» работа проводится по отношению к каждому художественно-документальному произведению для составления так называемого реального комментария. А реальный комментарий делает художественный шедевр ближе, доступнее читателю».

    Локализация горьковского рассказа «На Чангуле» Северной Таврией вызвала в свое время горячие споры в ученых кругах. Исследователи Р. Бейслехем и Р. Вуль приняли сторону молдавского коллеги Г. Богача, который в 1961 году прошел пешком вдоль Чингула 43 км, чтобы найти на берегах реки следы валашского поселения. Таких следов ученый не нашел, считая, на этом основании, что в 1891 году Алексей Пешков шел к Днепру через Донбасс, через Дикое Поле, и на этом пути наткнулся на реку Чингул, северный приток Молочной.

    Думаю, ученый ошибался в направлении движения ходока, ведь десятки источников свидетельствуют: Пешков прежде посетил Чернигов, Киев, Екатеринослав. Если бы он поднимался к Чернигову вверх по Днепру, а не шел пешком через Слобожанщину, ему нужно было бы этим путем и возвращаться, а «Пешков шел только по новым местам». ( Немудров Н.Ф.). «В першій половині липня 1891 року, прямуючи з Києва по Дніпру, Горький побував у Каневі». (Хінкулов Л.). Такого же мнения относительно маршрута А. Пешкова придерживается О. Семеновский в работе: «Горький и литературная Одесса».  

    В круг интересов молодого Пешкова входили встречи со  священниками, проповедниками, посещения монастырей, кладбищ, исторических мест. Можно предположить, что Пешков побывал не только в колонии Кичкас, но и на острове Хортица, его привлекла история запорожского казачества. Известный искусствовед И. Зильберштейн обнаружил письмо И. Репина к А. Пешкову 1891 года, где художник сообщал, что заказанная молодым писателем  копия с картины «Запорожцы» готова и «будет ждать в сохранности».

    Из уездного Александровска путь Алексея Пешкова лежал, видимо, к Орехову, так как прямой дороги на юг не было (топи, плавни), а из Орехова – в район Токмака. «С восхода солнца по закат я прошел «Диким Полем» верст сорок и не видел ничего живого, кроме бесчисленных сусликов, стаи голенастых дров…»

     Итак, Г. Богач утверждал: «На Чингуле никогда не было молдавского селения». Возможно это и так. Однако, не следует забывать признания самого писателя: « Это часто бывает, что я перемещаю людей произвольно, как бы вставляя их в ту обстановку, которая кажется мне наиболее подходящей».

     Не забудем о Волосских Хуторах на берегу Днепра, под Екатеринославом, где Пешков был за трое суток до Чингула. То, что Пешков был в Екатеринославе, также не должно вызывать сомнений: в 1903 году он сообщал В. И. Немировичу-Данченко, что типы ночлежек Екатеринослава для пьесы «На дне» не подходят: «В Екатеринославе ничего подходящего Вы не найдете, я знаю».

     Бессарабские волохи, заинтересовавшие молодого писателя своим фольклором, основали и село Пересадоку под Николаевом, что рядом с Кандыбиным, увековеченным М. Горьким в очерке «Вывод». Так что, историю молодой валашки, изложенную в рассказе «На Чангуле», Пешков мог услышать в разных местах, но описание местности под Токмаком он придумать не мог.

    В рассказе: «На Чангуле» М. Горький говорит о «бесплодной, иссохшей земле», которую простые люди зовут «Диким Полем», а ученые – «Малой Тартарией». Литературовед Е. Тенишева слишком общо, на наш взгляд, определяла «Малую Тартарию», как территорию придонских степей между владениями Русского государства и Крымского ханства, освоенной русскими в XVI-XVII веках».

    На карте XVII века, составленной Иваном Тессингом для Петра I, «Малая Тартария» локализована территорией от реки Сухой Еланчик на юге до верховьев Миуса на северо-востоке. От среднего же течения Миуса до Задонья значатся «Юрты Донских казаков». Так что, М. Горький, работая в 1915 году над рассказом «На Чангуле», не ошибался местностью. Судя по всему, летом 1891 года он находился в пределах нынешней Запорожской области не менее недели (делал до 40 верст в сутки).

 Следующий по хронологии рассказ «Покойник» из цикла «По Руси» построен писателем на материале печального происшествия на хуторе Сагайдак, находящимся ныне, по нашим предположениям, в Устиновском районе Кировоградской области.  Маршрут А. Пешкова от Чингула до Сагайдака еще предстоит уточнить.  

 Марк Шевелев, литератор, Запорожье

Продолжение следует

 Постоянный адрес:  «ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ» https://operkor.wordpress.com.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: