ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Кто контролирует Пукача? Олег Мусиенко: «Я не сомневаюсь в том, что именно Пукач убил Гонгадзе»

Posted by operkor на 24 января, 2011

 Результаты расследования убийств украинского журналиста Георгия Гонгадзе и тридцать пятого президента США Джона Кеннеди очень похожи: непосредственных убийц наказали (генерал Алексей Пукач не в счет, судебный вердикт против него — вопрос времени), а те, кто заказал и осуществил эту операцию, по-прежнему остаются в тени. Почему? Частично на этот вопрос попытался дать ответ бывший защитник Пукача Олег МУСИЕНКО.

За делом Гонгадзе стоят спецслужбы?

— Под «занавес» 2010 г. вы выступили с целым рядом сенсационных заявлений. Во-первых, бывший глава МВД, покойный Юрий Кравченко не заказывал убийство Гонгадзе, во-вторых, к делу последнего не имеют никакого отношения высшие должностные лица нашей страны, и в-третьих, за убийством журналиста стоит «один из кандидатов в президенты на выборах 1999 г.».

— Такая парадоксальная ситуация не возникла бы, если бы в главном следственном управлении ГПУ работали аналитики, способные изучать и анализировать все материалы дела в совокупности — неспешно и обстоятельно. Когда долгое время не удается установить преступника, старшие следователи обычно говорят младшим: обвиняемый присутствует в материалах дела. В деле Гонгадзе огромный массив информации не был должным образом исследован. В нем имеются серьезные нестыковки.

Так уж получилось, что мой очередной подзащитный, кстати, бывший сотрудник МВД, который сначала работал в официальных структурах милиции, а потом перешел в одно из ее спецподразделений, по поручению Кравченко непосредственно занимался делом об убийстве Гонгадзе. С министром у него были не только служебные, но и доверительные отношения. Кстати, в то время никто еще не говорил, что Юрий Федорович имеет хоть какое-то отношение к убийству журналиста.

Тем не менее он поручил этому человеку в приватном порядке исследовать этот вопрос и выяснить, кто на самом деле отдал преступный приказ. Задание было выполнено, мой подзащитный, по его словам, изучил все обстоятельства смерти Гонгадзе и предоставил итоговые материалы Кравченко. Накануне своего «самоубийства» тот хотел их показать в ГПУ. Но не успел. Папка с документами бесследно исчезла.

— А вы верите в самоубийство Кравченко?

— Когда одна пуля — в подбородок, а другая — в висок, это перебор. Кравченко, как рассказывал мой подзащитный, виртуозно владел оружием. Когда один из начальников областного управления милиции выстрелил себе в голову из табельного оружия и остался жив, Юрий Федорович заявил: «Разве это офицер? Даже толком застрелиться не смог». К счастью, по утверждению моего подзащитного, копии документов, свидетельствующих о том, что Кравченко не отдавал преступный приказ, он сохранил и они находятся в надежном месте.

Этот человек также заявляет, что за все время после задержания Пукача никто должным образом не занимался вопросом его связи с другими спецслужбами. А ведь это общемировая практика, когда руководитель разведки контактирует по служебной необходимости с представителями другой спецслужбы. При исследовании этого вопроса может быть подтверждена версия Леонида Кучмы о причастности к этому преступлению спецслужб, а также выяснится, кто из группы наблюдения, вывозившей Гонгадзе, контролировал действия Пукача.

— Вы хотите сказать, что Пукач зависел от одного из членов «наружки»?

— Пукач, вспоминая эпизод убийства Гонгадзе, говорит о своем непонятном на тот момент состоянии. Его действиями тогда мог подспудно руководить один из участников этой «вылазки». Больше по этому поводу пока ничего сказать не могу, но утверждаю, что до тех пор, пока во власти не найдутся серьезные люди, заинтересованные в полном и всестороннем раскрытии этого дела и установлении истинного заказчика, эти документы в руки следствия не попадут.

— А вы сами-то их видели?

— Предлагаю эту тему не обсуждать.

— Лично мне не совсем понятно, зачем кандидату в президенты 1999 года понадобилось ликвидировать Гонгадзе.

— Давайте лучше зададимся другим вопросом: почему после обнародования моих заявлений никто из моих возможных оппонентов, включая Николая Мельниченко и представителей ГПУ, до сих пор никак на них не отреагировал? Держат паузу?

Дилетанты успешнее выполнили бы этот заказ

— Раньше вы утверждали, что Пукач не мог не выполнить преступный приказ Кравченко, а также не сомневались в том, что за убийством журналиста стоят высокопоставленные должностные лица страны. Теперь вы резко изменили свое мнение. С чем это связано?

— Я бывший военный прокурор и привык доверять фактам и документам. На момент начала защиты Пукача никаких сомнений в том, что заказчиками преступления являются высшие должностные лица государства, у меня не возникало. Я был знаком и с постановлением о привлечении Пукача к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, и с результатами ряда экспертиз. Однако после того как меня поставили перед фактом, что существуют документы покойного Юрия Кравченко, я стал анализировать поведение Пукача и его показания, которые он давал в моем присутствии.

Его личная характеристика мне хорошо известна. Он с детства привык к тяжкой работе, приучен беспрекословно выполнять все указания и распоряжения руководства. В беседе со мной он, вспоминая парады на Красной площади, говорил, что члены тогдашнего Политбюро были для него как боги. У меня сложилось впечатление, что таким же богом он считал для себя и Кравченко. Отсюда была и моя убежденность, что приказ исходил от министра и Пукач не мог его не выполнить.

Но теперь я думаю, что Пукач во взаимоотношениях со мной был непрост и избрал собственную, вполне правомерную линию защиты. Подтверждение тому — его отказ от моих услуг в качестве адвоката. А ведь до этого у нас состоялся откровенный разговор. Я — полковник юстиции в запасе, он тоже считал себя полковником, потому что звание генерал-лейтенанта ему присвоили уже после известных всей стране событий. Установлению психологического контакта и доверительных отношений способствовало и то обстоятельство, что мы одногодки. И вдруг он решил сменить адвоката.

Когда пришла новая следственная группа, мне удалось с ним встретиться. Он сказал, что на него так давят, что вряд ли он устоит. Я поинтересовался, что ему предлагают взамен, дают ли какие-то гарантии? Он ответил, что никто ничего ему не гарантирует. Ему так и не объяснили, чем следствие не устраивает нынешний адвокат. Я же считаю, что меня просто решили вывести из дела, потому что поняли, что со мной каши не сваришь. Это случилось после того, как я написал ходатайство о проведении определенных следственных действий и допросе ряда лиц, включая двух бывших генпрокуроров.

Свою роль сыграла и моя принципиальная позиция по вопросу выделения уголовного дела против заказчика в отдельное производство. Я заявил, что такое решение противоречит требованиям закона, так как в соответствии со ст. 26 УПК выделение дела допускается лишь тогда, когда это не повлечет негативных последствий для объективного всестороннего расследования. Тогда же я подчеркнул, что нельзя направлять в суд дело с обвинением Пукача в убийстве на заказ, не называя имени заказчика.

— Как вы оцениваете перспективы судебного рассмотрения этого дела?

— Учитывая вновь выявленные обстоятельства, считаю, что оно, скорее всего, будет направлено на дополнительное расследование. 10 января истек срок содержания Пукача под стражей, но, по моим данным, его дело в суд так и не было направлено.

— Означает ли это, что вы сомневаетесь, что Пукач собственноручно убил Гонгадзе?

— В том, что он непосредственный исполнитель, у меня никаких сомнений нет, да они и не могли возникнуть по вполне объективным основаниям. Не забывайте, что именно Пукач указал место, где была захоронена голова Гонгадзе.

— Ему могли и подсказать…

— Я хорошо знаю руководителя следственной группы Александра Харченко, который проводил следствие при моем участии. Он бы ни за что на это не пошел. Это честнейший человек, наверное, «последний из могикан».

— Посудите сами: зачем было Пукачу, который на тот момент занимал должность начальника главного управления уголовного розыска МВД, непосредственно участвовать в убийстве журналиста? Разве это его уровень, не говоря уже о моральных и психологических аспектах?

— Ответ на этот вопрос лежит в плоскости исследования тех доказательств, которые имеются у моего доверителя. Я понимаю ваши сомнения, неоднократно слышал, что даже дилетанты успешнее выполнили бы этот заказ. Давайте поговорим об этом позже.

— Как известно, трое бывших подчиненных Пукача — Николай Протасов, Валерий Костенко и Александр Попович — в 2008 г. были признаны виновными в убийстве журналиста и приговорены к длительным тюремным срокам. Обоснован ли этот приговор?

— Мне кажется, что никакого предварительного сговора группой лиц об убийстве Гонгадзе между Пукачем и его подчиненными не существовало. Они выполняли свою работу по наружному наблюдению, и когда везли журналиста в лес, разговоров о его убийстве не было. В деле имеются показания одного из фигурантов: когда прибыли на место и стали копать яму, он хотел сбежать, но понял, что Пукач и его «завалит», потому что вел себя как ненормальный.

В своем ходатайстве по делу Пукача я попросил провести очные ставки между ним и его бывшими подчиненными, чтобы решить вопрос о переквалификации их действий. Здесь может идти речь об эксцессе исполнителя. Умысла причинить повреждения, которые повлекли за собой смерть жертвы, у соучастников не было.

Но когда у власти был Ющенко и его «оранжевая» команда, никто не был заинтересован в исследовании этого вопроса. А ведь имеются показания Пукача, что когда он затягивал на шее Гонгадзе ремень, то не хотел убивать. Согласно выводам судмедэкспертизы, металлическая пряжка ремня попала на кадык потерпевшего, подъязычная кость сломалась и наступила моментальная смерть.

— Версия устрашения журналиста все же звучит неубедительно. Если Гонгадзе хотели лишь припугнуть и оставить в лесу в бессознательном состоянии, то зачем надо было его душить? Чтобы лишить человека сознания, извините, у преступников есть и другие способы.

— Если исходить из показаний моего доверителя, то это была операция спецслужб. Поэтому и нужно, чтобы все обстоятельства преступления были дополнительно исследованы. Тщательно и объективно. Недавно представитель ГПУ попытался без моего участия его допросить, но получил отказ.

Источник: газета 2000

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: