ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Как Сталин решил судьбу санатория «Бердянск», которым интересовался Гитлер. Из воспоминаний главного санврача Украины

Posted by operkor на Январь 31, 2011

Среди  курортов Приазовья  особой привлекательностью  пользуются  бердянские  здравницы. И  это  не  случайно.  Именно  здесь,  в  Бердянске,  еще  в  начале  прошлого  века  были  открыты  большие  запасы  целебной  грязи,  по  эффективности  превосходящей  другие,  ранее  известные. Тогда было  положено  начало  бердянскому  курорту. Но  Великая  Отечественная  война  затормозила  этот  процесс.  А  в  послевоенное  время  этот  курорт  оказался  вообще  под  угрозой  закрытия.  Наверное,  так  и  случилось  бы,  если  бы не Сталин…

Вот  что  рассказал свидетель того времени, заведующий отделом Запорожского  областного  отделения  Фонда  социального  страхования  Станислав  Винник.

 Как Сталин  решил  судьбу  санатория  «Бердянск»

 В  середине  80-х  я  работал  главным   санитарным  врачом  Заводского  района. Тогда  все  руководители  и  специалисты периодически  должны  были повышать  свою  квалификацию. Таким  образом,  попал  и  я  на учебу в  Киевский  институт  усовершенствования  врачей.  Вряд  ли  это  событие  стало  бы  заметной  вехой  в  моей  жизни. 

 Здесь  я  встретился  с   удивительной  судьбы  человеком,  великим  патриотом  Украины  Николаем  Андреевичем  Бараном,  работавшим  в  то  время  заведующим  кафедрой  социальной  гигиены  этого  института. Запомнились   лекции,  которые  он  читал,  увлекательные  рассказы  о  превратностях  его  судьбы,  о  встречах  с  великими  мира  сего.  Впрочем,  он  и  сам  был  поднят  волей  судьбы  на  очень  высокую  ступеньку  правительственной  иерархии  бывшего  Советского  Союза,  а  затем  и  Украины.

 В  30-е  годы  Николай  Андреевич  Баран  окончил  Донецкий  медицинский  институт,  работал  врачом  городской  больницы.  Но  не  долго. Вскоре  он  оказался  в  Москве.  Накануне  Великой  Отечественной  войны  занимал  пост  заместителя  министра  здравоохранения  СССР,  курировал  вопросы  сельского здравоохранения.  

 В  послевоенные  годы  Николай  Андреевич  работал  вице-президентом  всемирной  организации  здравоохранения.  Однако  по  семейным  обстоятельствам  вынужден  был  оставить  этот  пост  и  возвратиться  на родину,  в  Украину, где  был  назначен  главным  санитарным государственным  врачом  Украины,  где  и  проработал  до  пенсии.  А  потом  перешел  на  научно-преподавательскую  работу  в  институт  усовершенствования  врачей. 

 Незаурядная  личность!  Большой  души  человек!  Настоящий  патриот  Украины.  Помню,  с  какой  гордостью  он  говорил,  что  он  настоящий  хохол.  И  при  этом  не  было  ни  капельки  иронии.  Говорил  он  это  действительно  с  гордостью. Работая   главным  санитарным  врачом  Украины,  Николай  Андреевич  получил  как-то  постановление  Совета  Министров  СССР,  подписанное  Сталиным.  Речь  в  нем  шла  о  строительстве  в  Бердянске,   на  территории  нынешнего  санатория  «Бердянск»,  морского  порта.

 — Прочитал  я, — вспоминал  он, — этот  документ  и  возмутился:  ведь  это может  привести  к  ликвидации  самого  санатория,  а  главное – озера,  где добывалась  всемирно  известная  лечебная  грязь,  которая  еще  в  дореволюционное время  экспортировалась  за  границу.

 Основания  для  такого  возмущения  у  Николая  Андреевича  были.  Он,  как  никто  другой,  хорошо  знал  санитарную  обстановку  во  всех  регионах  Украины.  Еще  в  довоенное  время,  когда   работал  заместителем  министра  здравоохранения  СССР  и  имел   доступ  к  секретным  документам,  попалось  ему  как-то  на  глаза  донесение  немецких  разведчиков.   

 Информируя  свое  берлинское  начальство  о  военном  потенциале  Советского  Союза,  они сообщали и  о  целебных  свойствах  курортных  зон  Приазовья,  в  том  числе и  о  бердянском  курорте.  Оказывается,  работавшие    тогда (еще  до  войны)  на  этом  курорте медики  немецкой  национальности  рекомендовали  Гитлеру   после оккупации  Украины  построить  для  «цвета  нации»  санаторий  и  не  где-нибудь,  а  именно  на  курорте  «Бердянск». 

 Зная  это  и  понимая,  как  врач,  уникальность  курорта,  Николай  Андреевич  решил  обратиться  непосредственно  к  Сталину  с  просьбой  об  отмене  решения   Совета  Министров.  Почему  к  Сталину?  Да  потому  что  прекрасно  знал,  что  никто  из  высокопоставленных  чиновников  не  решится  на  это. 

 Зная  непредсказуемость  характера  Сталина  и  принимаемых  им  решений,  Николай  Баран  решил  заручиться  поддержкой     тогдашнего  первого  секретаря  ЦК  Компартии  Украины  Коротченко,  с  которым  был  в  неплохих  отношениях.  Коротченко  одобрил  инициативу   Барана,  но  сказал,  что  лично  он  Сталину  по  этому  поводу  звонить  не  будет (он-то  хорошо  знал  сталинский  характер).  Однако  пообещал, что  если  Сталин  спросит  его  мнение  на  этот  счет,  то  он  непременно  выскажется  в  поддержку  аргумента  Барана,  то  есть,  за  отмену  постановления  Кабинета  Министров  СССР.

 Начал  Николай  Андреевич  с  того,  что  тщательно  взвешивая  каждое  слово,  сочинил  короткое  письмо  Сталину.  Короткое  потому,  что  знал  о  нетерпимости  вождя  к  длинным  докладным  запискам  и  докладам.  После  этого  отправился  в  Москву.  

Он  хорошо  знал   секретаря  Сталина  Поскребышева.  К  нему  и  обратился  с  просьбой  записать  его  на  прием  к  Генсеку.  Поскребышев  внимательно  ознакомился  с  докладной  запиской  Барана  и  согласился,  что  материал   очень  интересный   и  заслуживает  того,  чтобы  Сталин  с  ним  ознакомился. 

 Но  посоветовал  лично  к  Сталину  не  обращаться,  а  передать  записку  через  него,  Поскребышева,  поскольку  он,  как  секретарь,  сможет  выбрать  момент,  когда  у  Сталина  будет  хорошее  настроение,  чтобы  положить  ему  эту  записку.  Барану  он  посоветовал  на  всякий случай   попрощаться  с  семьей  и  ждать  условного  звонка.  Если,  мол,  хорошо  все  решится,  то  возвращаться  в  Киев.  А  если…,  то  бежать  и  спрятаться  так,  чтобы  его  не  нашли  многие  месяцы.

 С  этим,  как  рассказывал  Баран,  он  и  отправился  в  гостиницу  «Украина».  Стал  ждать  звонка. На  следующий  день  в  три часа  ночи  зазвонил  телефон.  Николай  Андреевич  услышал  в  трубке  только  одно  слово – «Поздравляю!», и  Поскребышев  положил  трубку.

 —  На  радостях, — рассказал Баран, — я  выпил  бутылку  водки,  расслабился  после  страшного  нервного  напряжения.   А  так  как  почти  сутки  ничего  не  ел (не  до  еды  было),  свалился  под  стол,  проспал  в  таком  положении  почти  12  часов,  а  затем  срочно  уехал  домой.

 Через  некоторое  время  Николай   Андреевич  снова  приехал  в  Москву,  встретился  с  Поскребышевым,  который  и  рассказал  подробности  той  страшной  ночи.  Действительно,  сталинский  секретарь,  как  и  обещал,  выбрал  момент,  когда  у  хозяина  было  хорошее  настроение,  и  положил  докладную  записку  Барана  в  папку  для  рассмотрения. 

 Примерно  после  двух часов ночи  Сталин  пригласил  Поскребышева  в  кабинет  и  спросил:  «Ты этого  товарища   знаешь?  Он  наш  человек?  Ты  можешь  за  него  поручиться?»  Поскребышев  ответил  утвердительно.  А  через  некоторое  время  Сталин  возвратил  докладную  с  резолюцией: отменить  постановление  Кабинета  Министров  о  строительстве  морского  порта  в  районе  санатория  «Бердянск».

 Рассказывая  об  этом,  Николай  Андреевич  говорил,  что  самое  главное,  что  он  сделал  в  этой  жизни,  так  это  то,  что  сохранил  для  страны  и  для  людей  санаторий  «Бердянск»  и  лечебные  озера.  Этим  он  гордился   вполне  заслуженно.

 Сталину докладчик понравился, а его  фамилия нет

 Вторая  история,  связанная  с  этим  человеком   и  лично  Сталиным,  произошла  в  первые  месяцы  войны.  Сталину  срочно  потребовались  данные  о состоянии  заболеваемости  в  стране.  В  частности  о том,  есть ли массовые  эпидемии  в  войсках  и  среди  мирного  населения. 

 В  то  время  был  такой  порядок: в  течение  дня  сведения,  которыми  интересовалась  Ставка  Верховного  Главнокомандующего,  стекались  в  Министерства,  Комитеты  и  т.д.   А  затем  примерно  до  23.00  часов  поступали  к  Косыгину,  который  где-то  к  часу  ночи  докладывал  Сталину.  Тот  принимал  решения,   и  они  сразу  же  доводились  до  исполнителей. Естественно,  до  этого  времени  никто  не  покидал  своих  рабочих  мест.

 Однажды  оказалось  так,  что  ни  министра  здравоохранения,  ни  Косыгина  не  было  на  месте.  И  секретарь  Сталина   пригласил  на  доклад  заместителя  министра  здравоохранения, то  есть,  Барана.  Зная,  что  Сталин  не  любит  длинных  докладов  и  предпочитает  устные,  Николай  Андреевич  подготовил  выступление  на  5-7  минут  и  пошел  на  прием.  Поскребышев  сразу  же  пропустил  его  к  Сталину,  так  как  тот  уже  ждал.  Баран  докладывал,  Сталин  внимательно  слушал.  Потом  посмотрел  на  докладчика  и  сказал:  идите.

 Баран  рассказывал, что  в  то  время  Сталин  был  особенно  непредсказуем  из-за  сложной  обстановки  на  фронтах. В  этот  период  посетитель  мог  зайти  к  нему  министром,  а  выйти  рядовым  работником  и  даже  попасть  в  тюрьму.  А то,  что  человек  вышел  от  Сталина  без  замечаний,  было  уже  неплохим  признаком. 

 Что  и  подтвердилось  на  следующий  день,  когда  позвонила  телефонистка  по внутренней  связи,  пригласила  его  к  телефону  и  назвала  его  фамилию  с  ударением  на  первом  слоге.  То есть,  БАран,  а  не  БарАн.  Николай  Андреевич  был удивлен,  что  его  фамилию  произносят  не  так,  как  всегда было,  тем  более,  что  до  этого  его  никто  так  не  называл.  Он  заметил  телефонистке,  что  он,  его  отец  и  дед  носили  фамилию с ударением на второй слог.  Телефонистка  ответила,  что  так  его назвал  товарищ  Поскребышев,  потому,  мол,  звоните  ему.

 Поскребышев   объяснил  это  так: когда  он  вышел  от  Сталина,  тот  через  некоторое  время  позвонил  ему  и  спросил,  кто  был  у  него  на  приеме  и  как  его  фамилия.   Поскребышев  ответил,  что  это  был  заместитель  министра  здравоохранения  БарАн.  Сталин  сказал: «Мне  товарищ  Баран  понравился товарищ БАран (четкое  ударение  на  первом  слоге),  пусть  продолжает  работать». Так  благодаря  Сталину,  его  фамилия  стала  произноситься  с  ударением  на  первом  слоге – БАран.  Поправлять  Сталина  никто  не  посмел.

 Маршал, умеющий пить

 И  еще  один  забавный случай рассказал    Николай  Андреевич.  Будучи  в  составе  инспекторской  группы  генералов  Ставки  Главнокомандующего,  он  принимал  участие  в  инспектировании  фронта,  которым  командовал  маршал  Малиновский.  Штаб  дислоцировался  в  одном  из  венгерских  городов,  в    доме  помещика.   

 Под  домом  находился  винный  погреб.  Бригада  проверяющих,  по  словам  Барана,  прибыла  к  Малиновскому   во  второй  половине  дня.  Ехать  в  войска  не  было  уже  смысла,  поэтому  маршал  предложил  пойти  в  погребок  и  продегустировать  имеющиеся  там  вина,  так  как  до  этого  у  него  не  было,  мол,  времени  сделать  это.  В  группе  было  15  генералов.  Все  пили  примерно  одинаково,  никто  не  отказывался  и  не  пропускал  тостов.   И  все  остались  в  погребе.

 —  Я  кое-как  вышел  из  погреба  и  уснул  на  лавочке, — вспоминал  Николай  Андреевич. —  А  Малиновский,  выпив  не  меньше  других,  был  трезв,  еще и сказал,  уходя  из  погреба:  «Вы  продолжайте,  а  я  пошел  работать,  так  как  в  час  ночи  мне  необходимо  доложить  товарищу  Сталину  о  событиях  на  фронте».

 —  Я  думал, — вспоминал  Баран, — что  умею  пить,  но  после  этого  случая  больше  никогда  так  не  думаю.

 Записал Николай  Зубашенко, специально для «Хроник»

 Фото: panoramio.com

комментария 3 to “Как Сталин решил судьбу санатория «Бердянск», которым интересовался Гитлер. Из воспоминаний главного санврача Украины”

  1. Лев Николаевич said

    Никола́й Андре́евич Бара́н (1907—1983) — известный гигиенист, эпидемиолог-организатор здравоохранения, профессор, 1944-1955г. — первый заместитель министра здравоохранения и Главный Государственный санитарный инспектор УССР, заслуженный врач УССР, кандидат медицинских наук.
    Родился 28 августа 1907 года в селе Яблуневе Оржицкого района Полтавской области, в семье священника. Выпускник санитарно-гигиенического факультета Одесского медицинского института им. Пирогова (сейчас — Одесский национальный медицинский университет) Работал начальником Главного управления медицинской помощи сельскому населению Министерства здравоохранения СССР, позже на Украине — первым заместителем министра здравоохранения УССР.
    Организатор первой санитарно-эпидемиологической станции в городе Лисичанске Ворошиловоградской (Луганской) области.
    С 05.05 1944 по 09.07 1955 год — первый заместитель Министра здравоохранения УССР, Главный Государственный санитарный инспектор. Неоднократно представлял Украину на сессиях ВОЗ. После окончания государственной службы возглавлял кафедру общей и коммунальной гигиены Киевского Государственного института усовершенствования врачей (впоследствии — Киевская медицинская академия последипломного обучения им. П. Л. Шупика. Воспитал не одно поколение санитарных врачей-гигиенистов, организаторов здравоохранения. Среди его учеников и последователей:кандидат медицинских наук, доцент Киевской медицинской академии последипломного обучения им. П. Л. Шупика Слободкин В.И, кандидат биологических наук Г. М. Тарабанчук, известный киевский санитарный врач, заслуженный врач Украины Г. Н. Гладков, главный врач Вознесенской (Николаевской области) городской СЭС И. Е. Скреблюков и др.
    Научные труды Н. А. Барана, которых более 60, посвящены вопросам военной эпидемиологии и организации медицинской помощи сельскому населению в военное время.
    Награждён Орденом Трудового Красного Знамени. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище[3].

  2. В.С. Карнаухов said

    Это был чудный человек ьольшой и доброй души и светлой головы.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: