ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Петр Зубков: Мне не стыдно ни за один день своей работы в должности прокурора области. ПРЕСС-архив «Хроник»

Posted by operkor на Февраль 19, 2011

Запорожье, 2002 год. На вопросы корреспондента газеты «Досье» отвечает экс-прокурор Запорожской области Петр Зубков. О коррупции, власти, криминальных делах мэра Запорожья, причинах своей отставки и продажности людей во власти.

 — Петр Петрович, зачем экс-прокурору, государственному советнику юстиции II класса, теперь уже доценту кафедры криминального права ЗГУ баллотироваться в народные депутаты?

— В принципе, можно было остановиться и заниматься какими-то другими вопросами. Я принят на должность доцента кафедры криминального права ЗГУ, но по существу еще не начинал работать, потому что у студентов началась сессия, а затем я взял отпуск для участия в выборной кампании. Но тридцать пять лет своей жизни я посвятил борьбе за закон и справедливость и поэтому, когда после ухода в отставку мне начали предлагать различные должности с огромнейшей заработной платой, я понял, что не смогу заниматься такой работой, это не мое.

Я никогда не жил на такие большие деньги, а жил на свою зарплату госслужащего, человека, который работал в прокуратуре, которая служила людям и государству. Так случилось, что власть решила, что в должности областного прокурора Петр Зубков больше не нужен. Я всегда очень внимательно относился и отношусь к работе парламента, к его законотворческой деятельности и меня очень возмущало то, что парламент не занимается той работой, для которой он создан.

Когда Ющенко еще был премьер-министром, и я как прокурор области присутствовал на одном из мероприятий, то задал ему вопрос: «Как случилось, что на Украине на протяжении девяти лет не могут принять Уголовный кодекс?» Вы только вдумайтесь, что это значит: почему страна, которая начинает самостоятельное развитие и претендует на звание правового государства, страна, которая обязана позаботиться и оградить своих граждан прежде всего от преступного мира, не может принять соответствующие законы?

У меня сложилось такое впечатление, что наш парламент — это какой-то бизнес-клуб, где практически каждый отстаивает только свои личные корпоративные права и интересы, а не интересы народа Украины.

— Неужели вы, проработав тридцать пять лет в правоохранительных органах и зная всю подноготную государственной системы, надеетесь, будучи членом парламента, изменить устоявшуюся систему?

— Если бы я не был в этом уверен, то не стал бы баллотироваться в народные депутаты. Потому что я знаю, что такое закон. Закон — это концентрированное выражение политики. Через законы группы депутатов или партии проводят свои идеи, свои программы. И они принимают такие законы, которые им нужны. Неслучайно Закон «О приватизации» люди правильно прозвали законом о «прихватизации». Антинародным называют и закон о металлоломе. Он позволил обворовать всю страну, а прибыль имеет кучка миллионеров. Такие законы только в ущерб Украине и ее народу, их нужно изменять, но богатое меньшинство, которое на этом наживается, ничего менять не хочет. Но менять нужно, и с этой целью я иду на выборы.

— Много ли сейчас в существующем парламенте депутатов с таким багажом правовых знаний, как у вас?

— Единицы. И я считаю, что в парламенте должно быть как можно больше людей, которые разбираются и в праве, и в политике.

— Почему вы баллотируетесь по 77-му избирательному округу? Это ваш район?

— Нет, я живу в Орджоникидзевском районе. Но Хортица — это моя родная земля. Я там вырос, закончил школу, где недавно встречался со своими избирателями и учителями, там живет мой отец, там мои корни.

— Среди ваших конкурентов есть богатые бизнесмены, довольно влиятельные в городе люди, редакторы популярных газет. Как вы реально оцениваете свои шансы на победу в выборах?

— Если бы сомневался, то не шел бы на выборы, это однозначно. Я вчера был на встрече в Бородинском микрорайоне, где принимал избирателей. Люди идут ко мне на прием как шли к прокурору области, со своими бедами и своими вопросами. За все время избирательной кампании я вижу и слышу только поддержку, это меня воодушевляет и придает уверенности в своих силах.

— Вашу внезапную отставку с поста прокурора области сначала объясняли уходом на пенсию. Затем на пресс-конференции на все вопросы журналистов вы отвечали: «Так надо, это ротация кадров». До вашего шестидесятилетия оставалось тридцать пять дней, и на пенсию вы, как- будто бы, не собирались. У многих сложилось мнение, что Петра Зубкова на самом деле элементарно «ушли» с должности. Что же произошло на самом деле, какова правда о вашей отставке?

— Наверное, беда нашего общества в том, что правду говорят не всегда. Мне было очень тяжело сидеть на пресс-конференции возле генерального прокурора, когда ему задавали вопрос о том, не связано ли увольнение Зубкова с подготовкой к выборам. Вы знаете, я, может, и думал об этом, но сам не был категорично убежден. К сожалению, последующие события только подтвердили это.

— Но до выборов было еще достаточно далеко?

— Тогда еще не был принят новый Закон «О выборах», а по старому закону, предвыборная кампания должна была начаться 12 октября, но, в принципе, в масштабах страны организационная работа уже шла. Генеральный прокурор Потебенько действительно «уговорил» меня написать рапорт. Рапорт я написал сам после полуторачасовой беседы в его кабинете. Вопрос о моей отставке вообще возник внезапно. Я два года не был в отпуске, а когда наконец-то пошел, то еще в отпуске меня разыскал начальник управления кадров Генпрокуратуры и сообщил, что генпрокурор предлагает мне уйти на заслуженный отдых со всеми почестями и что специально для меня введут любую должность, чтобы я продолжал работать.

— У вас не возник вопрос к генпрокурору, зачем вам это предлагают?

— Возник, конечно. Но Потебенько мне сказал: «Зачем тебе это надо? На тебя жалуется власть». На что я ответил, что губернаторы меняются, а прокурор остается и, может быть, это и нормально, что на меня жалуются. Конкретных причин, из-за которых мне предлагали увольняться, не было. Поэтому-то генпрокурор и предложил ввести для меня дополнительную должность зампрокурора области, о чем и было заявлено СМИ. Мол, Зубков остается работать заместителем прокурора области, членом коллегии. По существу, проводов на пенсию, как таковых, даже не было.

А через двадцать дней Потебенько взял и сократил должность, которую ввел специально для меня. Тогда стало очевидно, что в моей отставке что-то не так, что прокурор Зубков просто кому-то мешал. Морально перенести это, конечно, тяжело. Некоторые говорят: «Доработал до генерала, что еще надо?» Но суть вопроса не в этом, дело в моральной стороне — это главное. Можно по-разному решить один и тот же вопрос. Можно его решить красиво и достойно, а можно «грязно», как в случае со мной.

— Для многих в городе ваша отставка была полной неожиданностью. До сих пор у многих на слуху ваше знаменитое выступление на заседании Координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

— Я никогда не боялся называть вещи своими именами. А вопрос о недовольстве моей позицией возникал еще при губернаторе Кучеренко. Потебенько даже предлагал мне переехать в другую область, но я здесь вырос и провел всю жизнь, это мой родной город, и я сказал, что никуда не собираюсь переезжать. После намеков генпрокурора: «Я не могу тебе все объяснить» и т. д. я понял, что решение этого вопроса зависит не только от него. Мне было однозначно сказано, что доработать до моего юбилея мне не дадут, что зачем мне проверки и т. д.

Сказано это было с недвусмысленной улыбкой. Область наша большая, и через своих прокуроров я отвечаю за законность в ней. При желании всегда можно найти отдельные недостатки. Нас за один год проверяли дважды. После проверки по борьбе с коррупцией и организованной преступностью справку написали такую, что хоть орден Зубкову давай. Генпрокурору это не понравилось.

— Орден так и не дали?

— Не дали. Кстати, я за тридцать пять лет нелегкой работы никаких государственных наград не имею. Кроме знака «Почетный работник прокуратуры Украины» и звания генерала. Единственным орденом меня наградила церковь — к 2000-летию Рождества Христова. Он мне очень дорог.

— Вы всегда утверждали, что ваше жизненное кредо — «за справедливость нужно бороться». Почему же не боролись за себя?

— Эта борьба за справедливость касалась лично меня, и я решил, что мои личные интересы не могут быть выше интересов коллектива. Поймите, за мной стояли сотни оперативных работников. Я очень хорошо знаю, как проводили комплексные проверки в Днепропетровской области. Нас тоже проверяли три недели — и что нашли? Самый большой недостаток — в Ленинском районе привлекли к административной ответственности за коррупцию из-за двух пакетов яблочного сока, которые взял проверяющий.

Генеральный прокурор приводил этот пример на коллегии перед всеми прокурорами Украины. А я тогда сказал: «Михаил Алексеевич, дай Бог, чтобы в нашей стране это было самым большим нарушением закона». Да, я мог лечь в больницу, полежать несколько месяцев, потянуть время. Но это стыдно. Генералы так уходить не должны. С другой стороны, эта ситуация еще раз показала, что Зубков был и остался «ни с кем», в чем меня обвиняли еще после первых президентских выборов. Я же считал и считаю, что прокурор области должен быть не с кем-то, а с законом.

— Было возбуждено пять уголовных дел по фактам злоупотреблений бывшим городским головой. Почему же в итоге все пустили на самотек?

— Я не раз говорил, что нельзя оценивать все происшедшее только эмоциями. Мы должны быть выше этого. Я думаю, что впервые в Запорожье было показано, что перед законом все равны. Ведь как раньше было — если возникали аналогичные дела, их передавали в другую область. В собственной прокуратуре, мол, вести дело не этично. Я же считал, что стыдно просить генеральную прокуратуру передавать собственные дела для расследования в другую область. Почему я не могу это расследовать, почему я не могу поступать по закону? Я ни одного дела никуда не передавал и никого не просил.

И мы не просто возбудили уголовные дела, мы привлекли к уголовной ответственности и осудили начальника УВД Запорожья и других. Да, это позор. Но почему люди в погонах нарушают закон в интересах других? Вот это и есть коррупция. Если ты начальник милиции — веди себя как начальник милиции. Что же касается Головко, то у него постоянно был больничный лист, мы не могли предъявить ему обвинение. Мне звонил генеральный прокурор и напрямую требовал: «Поставь точки по делам мэра!» Я ответил, что «точки» ставить не буду, что на меня смотрит миллионный город.

— То есть, вы получали из Киева прямые указания прекратить расследование?

— Прямые указания генерального прокурора и не только прямые. Дошло до того, что мы неоднократно возили эти дела туда-сюда в Киев, их то закрывали, то опять открывали. Так нельзя работать. Областной прокурор и областная прокуратура только тогда будут работать нормально, когда будут знать, что за честную работу они всегда найдут защиту у генерального прокурора. Так должно быть, но, к сожалению, не всегда бывает. Сегодня прокурора области не назначают и не увольняют без согласия губернатора. Да, законом это не предусмотрено, но я же знаю, как это делается на самом деле. Кроме того, перед назначением на должность областного прокурора я был на собеседовании у Президента страны.

— А когда увольняли?

— А когда увольняли, то все решали без меня. Что же касается «мэрских» дел, то эту страницу нашей истории мы уже перевернули, и наша областная прокуратура показала, что не все еще можно продать и купить, что честных людей большинство.

— Реально ли исполнение конституционных прав в том обществе, в котором мы живем?

— Я сегодня по-иному этот вопрос ставить не могу. Есть Конституция — основной закон, и его нужно выполнять. Если он не выполняется, тогда нужно вносить изменения или коррективы. Как можно принимать закон, который устанавливает минимальный прожиточный минимум, на который невозможно прожить? Это антинародный закон. Поэтому я говорил и говорю, что в парламент должны прийти, прежде всего, юристы, экономисты — те люди, которые смогут по полочкам разложить любой закон, предусмотреть его перспективы и последствия.

— Среди многих партий есть хотя бы одна, которой вы отдаете предпочтение?

— Мне многие задают этот вопрос. На сегодняшний день большинство партий по основным параметрам похожие друг на друга. Никто ведь не говорит, что он только за богатых. Все говорят, что они за народ, что они против коррупции. Но разве против коррупции борются только лозунгами, программами, роликами по ТВ? Я буду поддерживать только тех, кто на деле, а не на словах будет придерживаться принципов, на которых должно основываться нормальное общество. Тех, кто поддерживает законность, равенство всех перед законом, которые ставят и решают конкретные вопросы таким образом, чтобы вытащить население страны из нищеты.

— Как в вашей семье отнеслись к вашему решению баллотироваться в народные депутаты?

— Поддержали, хотя и понимают, что это нервы, бессонные ночи. Но если бы я не пошел на выборы, независимо от того, какие будут результаты, я бы себя потом казнил, что смалодушничал. Хотя и видел, что государственная власть была против этого. Накануне окончания срока регистрации мне вновь предложили работать заместителем прокурора области в обмен на то, чтобы я не выдвигал свою кандидатуру в депутаты Верховной Рады. Но я принял однозначное решение — баллотироваться.

Наше общество поражено бесчестием. Так не должно быть. В стране должны править законы, перед которыми все равны. Я боролся и буду бороться за это. Мне не стыдно ни за один день своей работы в должности областного прокурора. Если одержу победу на выборах — надеюсь через четыре года сказать то же самое о своей депутатской деятельности.

Источник: «Досье», Запорожье, 2002 год.

ДОСЬЕ.

Зубков Петр Петрович родился 10 октября 1941 года в пгт. Томаковка Томаковского района Днепропетровской области, куда его мать и четырехлетний брат переехали в связи с началом войны. Через два месяца семья вернулась на постоянное место проживания в с. Верхняя Хортица Верхне-Хортицкого района Запорожской области (в настоящее время это территория Ленинского района г. Запорожье).

В 1959 году окончил среднюю школу №1 (сегодня это СШ №81 г. Запорожье). Год проработал рабочим на строительстве высоковольтных линий электропередач, затем три года служил в вооруженных силах СССР. С 1963 года по 1967 год — студент Харьковского юридического института, который закончил с отличием и присвоением квалификации юриста.

С 1967 года работал в органах прокуратуры Запорожской области: помощник прокурора г. Мелитополь, прокурор отдела прокуратуры области. С 1977 по 1985 год — инструктор отдела административных органов Запорожского обкома Компартии Украины. Начиная с 1985 года, в течение 13 лет работал заместителем и первым заместителем прокурора Запорожской области. В мае 1998 года был назначен прокурором Запорожской области.

После отставки с должности в 2001 году работал доцентом кафедры криминального права ЗГУ. Имеет специальное звание — государственный советник юстиции второго класса. Почетный работник органов прокуратуры Украины. Гражданин Украины. С 1963 года — член коммунистической партии. В 1991 году согласно требованиям закона в связи с работой в органах прокуратуры членство в компартии приостановлено. Имеет семью: жена, взрослые сын и дочь. После избрания в 2003 году Евгений Карташова мэром Запорожья  Петр Зубков несколько лет руководил Жовтневым районом города. В настоящее время – преподаватель ЗНУ и член исполкома Запорожского горсовета.

Олег Егоров, ведущий рубрики «ПРЕСС-архив».

Постоянный адрес:  «ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ» https://operkor.wordpress.com.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: