ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ПРОГНОЗ: Убийственная жара придет снова? Есть вероятность повторения аномального лета 2010 года…

Posted by operkor на Апрель 4, 2011

Было ли лето-2010, действительно, уникальным? Придется ли нам когда-нибудь снова пережить подобный экстрим? И что, вообще, происходит с климатом? Об этом «СП» рассказал заведующий лабораторией климатологии Института географии РАН, доктор наук Андрей Шмакин.

Андрей Борисович, если верить официальному прогнозу, повторения прошлогоднего кошмара не будет? Вы тоже так считаете?

— Ну, стопроцентных долгосрочных прогнозов не бывает, потому что просто не существует таких способов, которые позволяли бы на несколько месяцев вперед прогнозировать погоду. Слишком велика неопределенность в атмосфере для того, чтобы можно было надежно это предсказать. Прогнозы, которые существуют, — это очень приблизительные оценки.

Да, они выпускаются, но их точность относительно невысокая: скажем так, процентов 60-65, примерно в таком диапазоне. Прошлое лето было рекордным по очень многим показателям, причем сильно отличающимся от всего, что было до сих пор. В этом смысле его, действительно, можно считать уникальным. Но просто по теории вероятности невозможно, чтобы нечто подобное повторилось в этом году.

— О причинах прошлогодней аномальной жары спорят до сих пор: кто-то говорит о стечении обстоятельств, кто-то объясняет ее глобальным потеплением. Чья точка зрения вам ближе?

— Я бы не стал говорить о том, что одно какое-то событие (в данном случае аномальные температуры двух летних месяцев прошлого года) напрямую связаны с глобальным потеплением. Скорей наоборот: потепление складывается из таких событий: то есть, когда их становится много, вот тогда можно говорить о потеплении. А прошлогодняя жара, в каком-то смысле, была, да, случайностью: сложились такие необычные условия атмосферной циркуляции, которые все время поставляли нам перегретый воздух сначала из Прикаспия и Средней Азии, потом из Северной Африки.

Как правило, такая ситуация продолжается несколько дней, ну, — неделю, иногда — две. И это бывает почти каждое лето. Но в этот раз эта фаза была очень длительной, почти два месяца. Именно в этом и была уникальность. Однако конкретные причины этой уникальности, в общем, не понятны. Есть объяснение на уровне циркуляций, что так дули ветры, так сложилось положение струйного течения, идущего в верхней тропосфере. А вот почему они так себя вели? Вот это до конца неясно, и их механизм до сих пор, в общем, плохо изучен.

— А разве раньше ничего подобного не происходило?

— Вот здесь как раз у нас есть очень интересная информация. Мы специально анализировали старинные русские летописи, которые велись в монастырях еще до петровской поры, и выяснили, что нечто подобное в нашей истории уже бывало. Конечно, никаких измерений тогда никто не делал, и мы не знаем, какая была температура. Но по качественному описанию, можно понять, что похожие ситуации бывали, и их было довольно много, например, в XIV-XV веках. В одной из летописей есть конкретное упоминание, что 23 июня до сентября вообще не было дождей, горели леса и болота, все небо заволокло дымом.

— Значит, можно предположить, что нечто подобно в будущем повторится, но, когда именно, неизвестно?

— Теоретически, да. Примерно на таком уровне можно рассуждать. Безусловно, это будет повторяться, но, когда это произойдет в следующий раз, точно не известно: в ближайший год и даже годы — крайне маловероятно, просто исходя из того, что это абсолютный экстрим.

— А, вообще, какое-то изменение климата происходит?

— Конечно, это вовсе не миф. Другое дело, что в разных регионах мира это по-разному выражается. Если говорить о центральных областях России, то здесь происходит плавное повышение температуры. Но для человеческого глаза, его ощущений оно почти не заметно. Чтобы его оценить, надо анализировать статистические ряды за несколько десятилетий.

— Это происходит из года в год?

— Не то, что бы из года в год, скорее, на фоне десятилетий, потому что это очень медленный процесс. Какой-то конкретный год может быть очень холодным, какой-то особенно влажным, какой-то рекордно жарким. Каждый преподносит свои сюрпризы…

— Во временной перспективе к чему это может привести?

— Во-первых, мы не знаем, будет ли эта тенденция сохраняться. Сейчас — да, идет плавное потепление. Однако «страшилки» о том, что центральная Россия скоро превратится в Сахару — вздор. Процесс потепления очень плавный и, скажем так, до начала 2000-х годов он, прежде всего, проявлялся зимой. В основном у нас господствовало зимнее потепление. Лишь в последнее десятилетие стало как-то постепенно отмечаться и летнее тоже. Наиболее яркая иллюстрация этого — прошлый год. Чем это может грозить?

Последствия, конечно, могут быть самые разные, хотя пока учащения природных катастроф — за исключением пожаров, — в общем, не происходит. Но могут быть и всякие косвенные последствия: например, продвижение к нам каких-то инфекций и болезней, которые были характерны для тропиков и субтропиков, но нам просто незнакомы. Там-то они были всегда, а вот мы к ним не привыкли. Но опять-таки, скажу, что это все происходит достаточно медленно и всегда есть время к этому подготовиться. Еще один важный эффект потепления — постепенное таяние ледников на суше, которое может привести к росту уровня мирового океана. Поэтому низкие территории — у нас это северное побережье в Арктике, и, кстати, район Петербурга — могут оказаться в зоне затопления или в зоне более частых штормов, которые постепенно будут размывать береговую часть.

— Последнее время очень частыми стали шквальные ветра и ураганы в средней полосе. Это чем-то обусловлено?

— Это, скорее, субъективное ощущение, кардинального усиления именно ветров в статистике не проявляется. Тут есть другая вещь: при прочих равных условиях человечество, во-первых, распространяется в новые области, где оно раньше не жило. И во-вторых, строит более дорогие объекты. Поэтому ущерб от стихий он всегда растет. Но это не из-за того, что стихия стала жестче, а из-за того, что человек больше подставляется под стихию. Больше и дороже… Каждый новый объект он, действительно, дороже предыдущего, поэтому любая катастрофа приводит к большему ущербу.

— Глобальное потепление, о котором много говорят в последнее десятилетие, — это не мистификация?

— Нет, это объективный факт. Температура, как я уже сказал, действительно постепенно растет. Причем в России она растет заметнее, чем во многих других странах. В тропиках, скажем, гораздо слабее заметно увеличение температуры, в океанах — тоже. Больше всего теплеют районы континентальные и расположенные в относительно высоких широтах. Россия как раз из таких стран — она, в основном, континентальная, и мы в высоких широтах.

— И как сильно мы теплеем?

— Среднегодовая температура по сравнению с серединой XX века у нас поднялась уже на один градус.

По материалам СП

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: