ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ПОМОЩНИК СМЕРШа. Как 8-летний Федя Иванов из села Радоловка помог разгромить группировку оккупантов и как его сегодня футболят нардепы и чиновники

Posted by operkor на 7 апреля, 2011

…В  мае  2009  года  Гюновский  сельский  совет Запорожской области  на  сходе  граждан  села  Радоловка  принял  решение:  ходатайствовать  перед  соответствующими  органами  о  том,  чтобы  ветерану  войны,  каковым  Федор  Федорович Иванов (на фото — второй в первом ряду слева)   официально  является  сегодня, за его героический подвиг   был  присвоен  статус  участника  боевых  действий. Не присвоили…. Журналистское расследование.

ПОМОЩНИК СМЕРША.

Случилось  это  летом  1942  года.  В  селе  Радоловка  Приморского  района  Запорожской  области  базировалась  румынская  кавалерийская  часть  под  командованием  некоего  Дубреску.  Ее  штаб  располагался  в  здании  сельской  школы. Там же  находился  пункт  связи.  И  вот  однажды  оккупанты  всполошились.  А  причина,  как  выяснилось,  была  в  том,  что  неизвестный  проник  ночью  в  здание  школы  и  выкрал  оттуда  все  батареи  питания к радиостанции,  лишив   противника  связи  с  вышестоящим  командованием.

 Облавы  и  карательные  меры,  проводимые  взбешенным  врагом,  ничего  не  дали – батареи  найти  так  и  не  удалось.  И,  как  потом  говорили,  это  и  послужило  причиной  разгорома  этой  воинской  части.  Действуя  вслепую,  на свой  страх  и  риск,  не  имея  связи,  румынские  кавалеристы  нарвались  на  отряд  советских  войск  под  Мелитополем  и  были  наголову   разгромлены.

 Сегодня старожилы  села,  свидетели  этой  давней   истории,  с  удовольствием  рассказывают  молодым  о  храбром  поступке  своего  односельчанина  Федора,  Федоровича  Иванова,  в  то  время  восьмилетнего  мальчика.  К  счастью,  он  тогда  не  пострадал,  все  обошлось  благополучно.  В  настоящее  время  он  живет  и  работает  в  Запорожье.  С  помощью  радоловцев  мы  отыскали  его. Федор  Федорович – человек  скромный,  в  своем  детском  поступке  не  видит  ничего  особенного.  И  категорически  не  хотел,  чтобы  об  этом  было  написано  в  газете.  Но  в  конце  концов  нам  удалось  все-таки  разговорить  его.

 — Когда  советские  войска  отступали, — рассказал  Федор  Федорович, —   вслед  за  ними  из  села  ушли  и  многие  его  жители,  в  том  числе,  и  мой  отец.  Уходя,  он  наказывал  матери: если  обратится  к  тебе  конюх  дядя  Ваня,  то  посылай  к  нему  сына  Федю.  Об  этом  мать  мне  рассказала,  когда  я  подрос  и  война  уже  закончилась.  Тогда  же,  конечно,  я  этого  не  знал,  а  на  конюшне  часто  бывал,  потому  что  любил  лошадей.  Как  и  другие  сельские  мальчишки.

 И  вот  как-то  вечером  дядя  Ваня  запряг  в  двуколку  лошадь,  посадил  меня, и  мы  поехали  к  речке.  Там,  на  берегу,  он  привязал  лошадь  к  дереву,  а  мне   велел  идти  за  ним.  Мы  подошли  к  школе,  к  одному  из  ее  классов.  Там  было  темно,  только  светились  красные  огоньки  радиостанции.  Людей  никого  не  было.  В  этот  день,  оказывается,  румыны  отмечали  какой-то  праздник,  гуляли  в  другом  конце  школы.

 Дядя  Ваня  объяснил  мне  задачу.  Я  должен  был  через  форточку  забраться  в  класс,  отсоединить  провода  от  батарей,  поднести  к  окну  и  поднять  на  подоконник.  А  потом  открыть  окно,  чтобы  он  мог  их  принять.  Через  форточку  этого  сделать  было  невозможно.  Батареи  были  тяжелые,  около  десяти  килограммов  каждая.  Я  с  трудом  мог  донести  такую   батарею  до  окна  и  тем  более  поставить  ее  на  подоконник.  Всего  их,  кажется,  было  три.  Цоколь  у  здания  был  высокий,  сам  добраться  до  форточки  я  не  мог.  Мне  помогал  дядя  Ваня.  Форточка  была  закрытой,  но  не  запертой.  Я  толкнул  ее  и  она  открылась.

 Когда  дядя  Ваня  нес  батареи  к  речке,  где  нас  ждала  двуколка,  то  одну  он  уронил   и  она  лопнула.  Он  не  стал  ее  брать,  бросил  в  посадку.  Все  прошло  тихо,  никто  ничего  не  заметил.  А  когда  переполох  улегся,  закончились  облавы,  мы  с  Виктором  Тюревым  и  Виктором  Сарабеевым   нашли  лопнувшую  батарею  в  лесопосадке,  принесли  ее  в  наш  шалаш,  нашли  небольшую  электролампочку  и  устроили  в  шалаше  освещение.  Конечно  же,  это  был  риск,  но,  к  счастью,  никто  не  заметил  нашей  детской  игры.  Виктор  Тюрин  живет  и  сегодня  в  Радоловке.

 Дядю  Ваню  с  тех  пор  я  никогда  больше  не  видел. Кто  он  был  такой  и  для  чего  ему  потребовались  батареи,  я  толком  так  и  не знаю.  Помню  лишь,  когда  румыны  отступили,  мой  дядя  Савелий,  который  был  председателем  совета  в  Зеленовке,  рассказывал,  что  их  разбили  под  Мелитополем.  А  когда  в  село  после  его  освобождения  пришли  смершевцы,  они  спрашивали  мою  мать,  где  работал  конюх  Иван  и  кто  такой  Федор.  Говорили,  что  они  ищут  конюха  Ивана.  Вот  и  все,  что  я  знаю  об  этом.

 В  Радоловку  он  вернулся  с  Другом.

 Послевоенная  жизнь  Федора  Иванова  складывалась  по  сценарию,  общему  для  молодых  людей  его  поколения.  Учился  в  школе,  потом  в  Ногайском  сельхозтехникуме.  Увлекался  спортом,  причем  небезуспешно.  Был  кандидатом  в  мастера  по  легкой  атлетике,  занимал  призовые  места  во   всеукраинских  соревнованиях  сельских  спортсменов.  Потом  была  служба  в  армии.  Служил  в  Армении,  на  границе.  Даже  свою  кровь  пролил  там. 

В  марте  1954  года  в  горах,  где  нес  службу Федор,  стояли  лютые  холода,  морозы  доходили  до  40  градусов.  На  пост  пограничники  выходили  плотно  одетые,  в  шапках  с  завязанными  ушами,  в  плащнакидках  и  с  подстилками  для  лежания  на  снегу.  Дело  в  том,  что  местность  там   открытая,  приходилось  тщательно  маскироваться,  подолгу  лежать  неподвижно,  затаившись  на снегу.  А  участок  границы  был  довольно  неспокойный,  нарушения  случались  часто. 

 К  бдительности  обязывало  и  то,  что  напротив,  на  сопке,  базировался  турецкий  пограничный  отряд,  а  за  ним  располагалась  военно-воздушная  база  США.  Так  что  приходилось,  как  говорится,  смотреть  в  оба.  И  прислушиваться  внимательно  тоже  надо  было.  Правда,  с  завязанными  ушами  делать  это  было  нелегко.  Поэтому  иногда,  пренебрегая  холодом,  пограничники  освобождали  уши,  развязывая  ушанки.

 Однажды,  будучи  на  посту,  сделал  это  и  старший  сержант  Иванов.  Только  развязал,  как  тут  же   ветром  капюшон  откинуло  ему  на  плечи.  Этого  оказалось  достаточно,  чтобы  пограничника  заметил  нарушитель, который   мгновенно  метнул  в  него  кинжал.

 — Я  услышал,  как  что-то  дзинькнуло, — вспоминал  бывший  пограничник, — но  боли  не  почувствовал.  Потом  по  крови  на  снегу  догадался,  что  я  ранен.  Наступила  жуткая слабость.  Но  я  все-таки,  прежде  чем  потерять  сознание,  соединил  сигнализацию  и  нажал  кнопку  вызова  караула.

 От  неминуемой  смерти  Федора  спасло  то,  что  стоял  сильный  мороз.  Это  замедлило  потерю  крови.  Нарушитель  был  задержан  подоспевшими  пограничниками,  а  Федора  вертолетом  отправили  в  тбилисский  госпиталь. На  заставу  вернулся  только  через  два  месяца,  но  прослужил  там  недолго.  Пришло  распоряжение  направить  его в Среднюю  Азию,  в  город  Кушку,  где  к  тому  времени  служил  его  бывший  начальник  заставы  В. И.  Ковальский.  Он  и  позаботился  о  том,  чтобы  вызвать  к  себе  Федора,  поскольку  знал  его  как  отличного  пограничника.

 Домой,  в  Радоловку,  Федор  вернулся  со  своей  служебной  собакой  по  кличке  Друг.  По  возрасту  Друг  уже  отслужил  свое,  подлежал  списанию,  и  Федору  разрешили  взять  его  с  собой.  Пять  лет  он  еще  прожил  с  ним  в  Радоловке,  оставаясь  надежным  сторожем  хозяйского  дома.

 БОЕВОЙ ОРДЕН УКРАЛИ В ПОЕЗДЕ. ВМЕСТЕ С НАГРАДНЫМИ ДОКУМЕНТАМИ

 Беседуя  с  Федором  Федоровичем,  спросил  я  и  о  его  наградах.  Оказывается,  за  трудовую  деятельность  таковые  имеются,  а  вот  боевые…

 —  Были,  да  сплыли, — грустно  пошутил  ветеран.  И  рассказал. После  возвращения  из  госпиталя  ему  вручили  боевой  орден.  С  ним  он  и  возвращался  в  Радоловку.  Но  в  поезде  его  ограбили,  вытащили  все  деньги  и  документы.  В  том  числе  и  наградные.  По  молодости  не  слишком  огорчался   по  этому  поводу,  вся  жизнь  еще  была  впереди.  Паспорт  и  военный  билет  ему  выдали  без  проблем,  потому что  знали  его  хорошо. В  техникум  для  продолжения  учебы  тоже  приняли.

 Об  ордене  вспомнил,  когда  пришла  пора  оформляться  на  пенсию,  когда  уже  развалился  Союз.  Да  и  не  сам  вспомнил,  а  напомнил  ему  об  этом  бывший  начальник  заставы,  ветеран  пограничных  войск  В.И.  Ковальский,  с  которым  несколько  лет  назад  встретился  случайно  в  Запорожье.  Так  получилось,  что  служили  вместе  и  не  знали,  что  они  земляки.

 — Ты  же  орденоносец,  приравниваешься  к  участникам  боевых  действий, — сказал  бывший  командир  Федору  Федоровичу. Он  же  посоветовал  написать  запрос  в  тбилисский  госпиталь,  чтобы  там  подтвердили  справкой  его  ранение.  Написал.  Но  оттуда  ответили,  что  весь  архив  передан  в  военный  округ.  Написал  и  туда.  Ответили – все  отправлено  в  Москву.  Москва  не  подтвердила  получение  таких  архивов. Этим  дело  и  кончилось.  Шуметь  же  и  доказывать  кому-то  не  в  характере  Федора  Федоровича. Вот  как  бывает.

 Резонанс. Тупиковая  ситуация  или  чиновничье  равнодушие?

 

 После  того,  как  эта  эта моя корреспонденция   была  опубликована  в  газете  «Досье» (8.5. 2002 г.),  в  редакцию  стали  поступать  звонки  и  письма  читателей   с  предложением  предать  широкой  гласности   эту  уникальную  историю  с  восьмилетним Федей,  который,  по  их  мнению,  совершил, сам  не  ведая  того,  подвиг,  помог  советским  войскам   разгромить  вражескую  группировку  под  Мелитополем  в  годы  Великой  Отечественной  войны.  Они  интересовались,  имеет  ли  Федор  Федорович  статус  участника  боевых  действий,  поскольку,  как  считают  читатели,  он  вполне  заслужил,  рискуя  своей  детской  жизнью.

 Содержание  читательских  писем  было  известно  Федору  Федоровичу,  знакомые  советовали  ему  начать  ходатайствовать  перед  соответствующими  органами  о  том,  чтобы  ему  присвоили  статус  участника  боевых  действий.  Но  Федор  Федорович  по  своей  скромности  не  стал  этого  делать,  просто  отмахнулся  от  таких  предложений.

 Но  на  этом  история  восьмилетнего  Феди  из  Радоловки  не  закончилась.  Уже  через  год  о нем  была  напечатана  статья в  болгарской  газете  «Родин  край» (май,  2003 г.),  издаваемой  в  Украине.  А  еще  через  два  года  к  этому  вернулась  еще  одна  запорожская  газета.  В  общем,  резонанс  набирал  обороты  и  завершился  тем,  что  в  мае  2009  года  Гюновский  сельский  совет  на  сходе  граждан  села  Радоловка,  по  инициативе  односельчан  братьев  Тиговых – Дмитрия  Даниловича  и  Евгения  Даниловича —  живых  свидетелей  этой  давней  истории,  подтвердил  документально  достоверность  истории,  рассказанной  в  газете  «Досье»,  и  принял  решение:  ходатайствовать  перед  соответствующими  органами  о  том,  чтобы  ветерану  войны,  каковым  Федор  Федорович  официально  является  сегодня,   был  присвоен  статус  участника  боевых  действий.

 Только  после  такой  дружной поддержки  земляков  Федор  Федорович  решился  обратиться  с  этим  вопросом  в  официальные  инстанции.  Собрал  все  необходимые  документы,  подтверждающие  факт  его  причастности  к  боевым  действиям  советской  армии  в  годы  ВОВ   и  пришел  в  Запорожский  комитет  ветеранов  воинов-однополчан,  куда  входят  и  ветераны  партизанского  движения,  проживающие  в  Запорожской  области.

 Руководителем  этого  комитета  является   В.А. Кролик.  Он  вежливо  выслушал  Федора  Федоровича,  принял  его  заявление  с  приложенными  к  нему соответствующими  документами,  обещал  связаться  с  Киевом  и  потом  дать  ему  ответ.  Но…  прошло  больше  года,  а  господин  Кролик  даже не  соизволил  ответить  ветерану  войны  на  его  обращение.  Наверное,  времени  не  нашлось.  Видимо,  у  товарища  Кролика  дел  невпроворот.

 С  подобным  заявлением  Федор Федорович  обратился  и  к  народному  депутату  Украины, первому секретарю Запорожского обкома КПУ Алексею  Бабурину.  И  тоже  не  дождался  ответа. Видимо, у товарища Бабурина тоже дел невпроворот.

 О  проблеме  Федора  Федоровича  узнали  в  совете  почетных  граждан  Запорожья,  который  возглавляют  бывший  директор  Запорожского трансформаторного  завода  Л. Хаджинов  и  бывший  директор  Запорожского алюминиевого  завода  Д. Ильинков. Совет  почетных  граждан  города  ознакомился  с  документами  Федора  Федоровича  и  обратился  в  исполком  Запорожского  горсовета  с  просьбой  помочь  ветерану  в  решении  его  проблемы. 

 В  результате  в  Киев,  в  Комитет  по  делам  бывших  партизан  ВОВ  1941-1945 гг. при  Верховной  Раде  Украины   было  отправлено  такое  ходатайство. Надо  отдать  должное  киевским  чиновникам.  Ответ  ветерану  войны  пришел  своевременно,  без  задержки.  Правда,  никакой  надежды  на  положительное  решение    его  вопроса  он  не  оставил.  В  этом  ответе  сказано,  что  для  того,  чтобы  Федор  Федорович  мог  получить  статус  участника  боевых  действий,  он  должен  собрать  документы,  подтверждающие  его  участие  в  боевых  действиях  партизан  на  территории  области.  Для  этого  необходимо  заручиться   подтверждениями  двух-трех  бывших  партизан,  с  которыми  заявитель  участвовал  в  боевых  операциях  во  время  ВОВ.

 А  теперь    порассуждаем  немного  по  этому  поводу.  Федор  Федорович,  которому  на  тот  момент  было  8  лет,  естественно,  не  мог  быть  членом  какого-либо  партизанского  отряда.  И,  конечно  же,  вряд  ли  ему  удастся  найти  два-три  человека,  которые  бы  подтвердили  факт  его участия  в  партизанском  движении  региона.  Но  он  ведь  и  не  утверждает  этого.  Он  помогал  не  партизанам, а  как  сказано  в  газетной  статье,    а конюху  дяде  Ване,  который  действовал  по  заданию  СМЕРШа. И  этому  есть  свидетели – Тигов  Дмитрий  Данилович  и  Тигов  Евгений  Данилович,  бывшие  в  1942  году  уже  взрослыми  людьми  и  жившие  в  той  самой  Радоловке,  где  и  произошел  этот  случай.

 И  есть   решение  Гюновского  сельсовета,  которое  подтверждает  факт  боевой  операции  в  годы  ВОВ,  участником  которой  оказался  восьмилетний  Федя  Иванов. Казалось  бы,  все  есть  для  того,  чтобы  положительно  решить  ходатайство  запорожских  властей  о  присвоении  статуса  участника  боевых  действий    77-летнему  ветерану  войны.  Тем  более,  что  речь  идет  не  о  тысячах  таких  людей.  А  скорее  всего  это  единственный  случай  такой  в  Украине.  Да  и  не денежной  доплаты,  которая  положена  участникам  боевых  действий,  добивается  ветеран  войны  из  Запорожья.  Ему,  как  он  сказал,  важно,  чтобы  восторжествовала  справедливость,  чтобы  его  внуки  могли  законно  гордиться поступком  своего  деда,  который  он  совершил  в  годы  ВОВ.

 Но  весь  парадокс  заключается в  том,  что  в  Украине  нет  такого  закона  и  такой  инструкции,  чтобы  свидетельствования  односельчан  по  поводу  участия  Федора  Федоровича  в  боевой  операции  признать  законными.   Получается  неразрешимая  ситуация.  А  может,  просто  у  чиновников  нет  желания  разобраться  в  этой  ситуации  не  только  по  закону,  но  и  по совести?  Конечно,  легче  отписаться  или  вообще  отмолчаться.  Так спокойнее.

 Николай  Зубашенко, журналист  (специально для «Хроник и Комментариев»), фото из альбома Ф. Иванова 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: