ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ПРОТИВ РУКОВОДИТЕЛЕЙ УКРАИНЫ. Чернобыльская авария. Часть 4. Вина доказана, но дело закрыть… Расследование

Posted by operkor на Апрель 21, 2011

Авария на Чернобыльской АЭС – одна из самых страшных трагедий мирового человечества.   Мне попали в руки уникальные свидетельские документы, проливающие свет на эти события.  Это  материалы уголовного дела, возбужденного 11 февраля 1992 года  в отношении руководителей Украины – первого секретаря ЦК Компартии Украины, члена Политбюро ЦК КПСС  Владимира  Щербицкого,    председателя    Совета министров  Александра Ляшко, председателя Президиума Верховного Совета  Валентины Шевченко и министра здравоохранения Украины Анатолия Романенко…

 Часть 4. ДЕЛО ЗАКРЫТЬ

 Почему Щербицкий не отменил Первомайскую демонстрацию в Киеве?

28. трибуна Во время расследования уголовного дела были допрошены  следователем по особо важным делам Генеральной прокуратуры  высокопоставленные работники партийных и хозяйственных органов  УССР и СССР.  Вот что они рассказали.

Председатель  Госкомитета по гидрометеорологии Украины Н. Скрыпник: все структурные подразделения Укргидромета проводили радиационный контроль окружающей среды.  Информация о радиационной обстановке из Укргидромета поступала в ЦК КПУ, Президиум Верховного Совета УССР и Опергруппу Совета министров УССР.  Эта информация о радиационной обстановке ежедневно наносилась на карту республики, которая находилась в служебном кабинете Ляшко.

 Первый заместитель председателя Совмина УССР Е. Качаловский:  я возглавлял Опергруппу Совета министров УССР по сбору и обобщению информации об аварии и ликвидации ее последствий. Ежедневно, начиная с 1 мая 1986 года,  справки с обобщенной информацией по этому поводу получали Щербицкий,  Шевченко, Ляшко и другие члены Политбюро ЦК КПУ.

   Секретарь ЦК КПУ В. Ивашко:  действительно,  министр здравоохранения  Романенко представлял в ЦК текст своего первого выступления по телевидению в мае 1986 года. Этот текст я передал Щербицкому, а после возвращения  отдал Романенко. Содержание текста не помню, считаю, что текст мог корректироваться только в части стилистики содержания. По указанию Щербицкого любая информация для населения могла передаваться только с разрешения правительственной Комиссии СССР.

   Замзав. отделом науки и учебных заведений ЦК КПУ А. Сердюк. Возглавлял оперативную группу по информации членов Политбюро об аварии и ее последствиях. Он дважды в день информировал членов Политбюро о сложившейся ситуации и ходе ликвидации аварии. По его словам,  Политбюро было известно радиационная обстановка в Киеве, области и регионах Украины накануне Первомайской демонстрации. Он даже разговаривал на эту тему со Щербицким,  тот был обеспокоен радиационной ситуацией в Киеве. Считает, что Щербицкий не отменил демонстрацию по указанию ЦК КПСС.  Свидетель Сердюк пояснил, что текст выступления министра Романенко по телевидению 6 мая  поступил в ЦК КПУ  реалистичным, поскольку отображал действительную ситуацию. Оглашенный по ТВ текст был измененным.

   Первый секретарь Киевского горкома КПУ, член Политбюро Ю. Ельченко:  Щербицкий сообщил об аварии  на утреннем совещании 26 апреля 1986 года. Он сказал, что создана правительственная Комиссия с большими полномочиями во главе со Щербиной.  После консультаций с академиками Ильиным и Израэлем Щербицкий не стал отменять Первомайскую демонстрацию.

   Председатель Киевского горсовета В. Згурский:  1 мая 1986 года, перед началом праздничной демонстрации, Щербицкий поднялся на трибуну и сказал мне: «Я ему говорю, что проводить демонстрацию нельзя, а он мне кричит: если наделаешь паники, мы тебя  из партии исключим».  Из этого разговора свидетель Згурский понял, что Щербицкий разговаривал с Горбачевым по поводу проведения  демонстрации в Киеве.

25. Крещатик В Москву доложили: в Киеве спокойно, даже свадьбы гуляют…             

 Заместитель председателя Совета министров УССР Н.Николаев. Был членом правительственной Комиссии СССР  по расследованию причин аварии  на ЧАЭС.  Свидетель Николаев  пояснил, что 26 апреля 1986 года, получив информацию из разных источников об аварии, он пришел к выводу, что произошла ядерная авария, и  доложил об этом Ляшко. В 21.00 он вместе со Щербиной прибыл в Припять.  Здесь министр энергетики СССР Майорец доложил им,  что  4-й блок  атомной станции разрушен, вокруг станции и в городе повышенная радиация.

   Щербина заявил, что с эвакуацией населения спешить не следует, не паниковать, главное – разобраться, что произошло на станции.  Правительственная Комиссия постоянно докладывала  о радиационной обстановке  руководству СССР и руководству Украины.  Щербина постоянно общался с Ляшко.  Накануне Первомайской демонстрации он говорил Ляшко, что руководство республики должно действовать в зависимости от радиационной обстановки.

 36. ПЛЮЩ  Свидетель И. Плющ – председатель Киевского областного совета депутатов, член правительственной  Комиссии СССР.  На допросе пояснил, что после создания Комиссии  и прибытии ее членов в Киев 26 апреля,  все вопросы, касающиеся аварии решались только председателем Комиссии Щербиной, который имел неограниченные полномочия. Щербина принимал решения после консультаций с Москвой.

По мнению свидетеля Плюща, руководство УССР фактически было отстранено от принятия самостоятельных решений, а доступ к информации был ограниченным, сама информация засекреченной. Действия Щербины в первую очередь были направлены на недопустимость паники. Первое его сообщение в Москву было таким: «…обстановка нормальная, контролируется, люди правильно понимают ситуацию,  свадьбы гуляют…» Поскольку вся полнота власти в вопросах  ликвидации аварии была в руках Щербины, план мероприятий Гражданской обороны Киевской  области на случай  ядерной аварии вне был введен в действие, население не было оповещено о радиационной опасности  и загрязнении, а вопрос об эвакуации решал Щербина.

   Начальник штаба Гражданской обороны Украины Н. Бондарчук: силы и средства Гражданской обороны республики готовились на случай войны. С этой целью планировались и проводились учения, создавались формирования, создавался мобилизационный резерв, средства защиты, приборы и другие мероприятия.  Вопросы ликвидации  ядерной аварии и стихийных бедствий не планировались и не отрабатывались. План мероприятий Гражданской обороны Киевской области на случай ядерной аварии на ЧАЭС не был введен в действие, поскольку все руководство работами по ликвидации аварии возглавила правительственная Комиссия СССР.

33. Евакуація дітей із Києва

Эвакуация детей из Киева

Руководство Украины не признавало ЧАЭС украинским объектом

 2-й секретарь Киевского обкома КПУ В. Маломуж:  26 апреля 1986 года в середине дня в Припять прибыл министр энергетики СССР, член правительственной Комиссии Майорец. Он дал указание, чтобы  до прибытия Щербины никаких решений об оповещении населения о радиационной опасности и эвакуации населения не принимали.

 Председатель Госкомгидромета  СССР  Ю. Израэль:  после аварии  на ЧАЭС службы Гидромета включились в работу по радиационному контролю окружающей среды.  Информация о радиационной обстановке обобщалась и  направлялась правительственной Комиссии  СССР и Опергруппе Политбюро ЦК КПСС.

   Местные службы Гидромета информировали руководящие органы и должностных лиц своих республик.  7 мая 1986 года Израэль и академик Ильин были приглашены на заседание Политбюро ЦК КПУ, где им был  поставлен вопрос  о возможности эвакуации населения города Киева. О результатах его и Ильина расчетов, необходимости в эвакуации населения не было, о чем они информировали письменно членов Политбюро.

Председатель Совета  министров СССР  Н. Рыжков. Он же – руководитель Опергруппы Политбюро ЦК КПСС  по вопросам ликвидации последствий  аварии на ЧАЭС. Свидетель Рыжков показал:  правительственная Комиссия была создана им ночью 26 апреля 1986 года.  Комиссия должна была разобраться с причинами  ядерной аварии и ликвидировать ее последствия.

По словам Н. Рыжкова, руководство Украины не вмешивалось в деятельность Комиссии и в первые дни проводило линию «станция не наша, разбирайтесь сами». Руководители СССР, в том числе и Н.Рыжков, неоднократно разговаривали со Щербицким и Ляшко, требовали от них не паниковать, не вывозить детей из Киева,  предоставляли  им данные о радиационной обстановке.

Все данные об атомной энергетике, авариях на атомных электростанциях  и их последствиях являлись государственной тайной  и секретились, поскольку, по словам Рыжкова, это была политика государства. С позиции сегодняшнего дня, считает Н. Рыжков,  эта секретность была неоправданной.

Решение об эвакуации населения  города Припять и 10-километровой зоны принимались Щербиной по согласованию с Рыжковым. Решение об эвакуации населения  из 30-километровой зоны  было принято 2 мая 1986 года во время посещения города Припять. Информация о масштабах аварии и ее последствиях поступала в Опергруппу Политбюро ЦК КПСС от разных  ведомств с первого дня ядерной аварии.

22Номенклатура  сделала  медицину соучастником преступления

 Из материалов уголовного дела  № 49-441: «Таким образом, как установлено проведенным расследованием по делу, Щербицкий, Ляшко, Шевченко в первые дни после аварии и в дальнейшем, а Романенко со 2 мая 1986 года владели необходимой объективной информацией  о масштабах аварии и ее возможных последствиях, однако необходимых мер для защиты населения не приняли. Основной вред здоровью людей, особенно детей,  был нанесен вследствие отсутствия немедленного оповещения населения об аварии и проведения комплекса мер, необходимых для снижения дозовой нагрузки.

   На протяжении полутора суток 25-27 апреля  1986 года даже население города Принятии не знало про аварию, опасность радиационного облучения  жило буднями обычного выходного дня, что усугубило увеличение масштабов ущерба для здоровья. Анализ приведенных доказательств и других материалов дела в их совокупности свидетельствует, что сразу же после аварии на ЧАЭС началось умышленное и целенаправленное искажение правды о масштабах аварии и ее последствиях. Эти данные укрывались и строго секретились.

 Chernobyl and Its Impact   Процесс укрытия и дезинформации общественности о последствиях  аварии определялся и направлялся  руководителями никому неподконтрольных, неподчиненных  и неподотчетных структур власти – Политбюро ЦК КПСС и Политбюро ЦК КПУ, которыми были Щербицкий,  Шевченко и Ляшко.  В их действиях  усматривается  желание успокоить общественное мнение об аварии и ее последствиях,  уменьшить объем компенсации и затрат на ликвидацию последствий, а тревогу населения за свое здоровье подать как необоснованную и неадекватную сложившейся радиационной обстановке.

    Несмотря на некомпетентность, это желание они реализовали, пользуясь номенклатурным монопольным правом на принятие всего комплекса решений, связанных с аварией и ликвидацией ее последствий, и полностью освобождались от ответственности независимо от результатов этих  решений. Материалы дела подтверждают, что действия Романенко под  руководством Министерства охраны здоровья СССР и партийно-государственных структур УССР были направлены на сокрытие от населения  губительных последствий аварии.

    Таким образом, органы охраны здоровья УССР в целом были использованы руководством  СССР и УССР для достижения несвойственных медицине политических целей, что давало возможность им таким  путем уклоняться от ответственности.  Тем самым они сделали медицину соучастником преступления – нарушения гарантированных Конституцией  УССР и  международными правовыми актами прав  граждан  на охрану здоровья и прав человека в целом».

 Атомная энергетика находилась вне закона

 «Следствием установлено, что атомная энергетика в бывшем СССР развивалась и действовала при отсутствии законодательства о ее использовании, которое должно было установить правовую основу и принципы безопасности, защиты жизни, здоровья и окружающей среды от ионизирующего облучения, регламентировать основы развития атомной энергетики в стране, установить правовой режим ее объектов, обеспечить недопустимость низкого качества объектов, оборудования и систем управления и защиты.

   Царившее в СССР мнение об абсолютной безопасности атомной энергетики исключало саму возможность аварии на ЧАЭС, связанной с опасностью выбросов в окружающую среду значительного количества радиоактивных веществ, а поэтому аварии, подобные Чернобыльской, не планировались, не ожидались, не разрабатывались меры по их ликвидации и защите населения.

   После аварии в  городах  Киеве и  Чернобыле был сосредоточен лучший потенциал научного мира СССР, но в первые дни эти специалисты сами не могли определить объем опасности, а когда  это было установлено, они не захотели раскрывать перед народом правды,  преуменьшали масштабы аварии и ее  последствия».

Вина руководства Украины доказана, но дело подлежит закрытию

 Из материалов уголовного дела № 49-441: «Таким образом, вина Щербицкого, Шевченко, Ляшко, Романенко в злоупотреблении  властью и служебным положением, что повлекло тяжкие последствия, доказана.

  Их ссылки на то, что они не могли исполнять свои служебные обязанности по обеспечению гарантированных Конституцией УССР прав граждан на охрану здоровья в связи с тем, что Чернобыльская АЭС была экстерриториальной, что созданием правительственной Комиссии СССР и Опергруппы Политбюро ЦК КПСС они были фактически отстранены от принятия решений и контроле над ситуацией, что они выполняли положение ст.: Конституции УССР о руководящей роли партии и требования законодательства о соблюдении секретности, что они подчинялись указаниям союзных государственно-партийных структур и ведомств, не могут быть приняты во внимание, поскольку во время глобальной Чернобыльской катастрофы под угрозой были жизнь и здоровье народа, сохранение его генофонда, а поэтому в условиях крайней необходимости они должны были сделать все от них  зависящее и возможное для сохранения людей, а не беспокоиться о собственном благополучии и служебной карьере, но  самостоятельно они даже не пытались оповестить население об опасности и защитить людей.

    Учитывая, что в соответствии со ст. 48 УК Украины срок давности привлечения Шевченко, Ляшко и Романенко к уголовной ответственности закончился, а Щербицкий умер, руководствуясь ст. 6 п.п.3 и 8 УПК Украины, следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры 24 апреля 1993 года в городе Киеве вынес следующее постановление: уголовное дело о действиях должностных лиц Украины во время аварии на ЧАЭС и ликвидации ее последствий закрыть, о чем сообщить заинтересованным лицам.

p_51340377   А вчера  умер еще один «чернобылец» —  ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС.  А сколько их уже  ушло из жизни!  Сотни тысяч!  Парня в числе многих других в апреле 1986 года сорвали с работы и бросили  в полыхающий радиацией Чернобыль.  Они, в отличие от элитной номенклатуры, спасали Отечество, но не спасли себя.

  Валерий  Полюшко, журналист

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: