ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ДИКТОФОН ОТ КАШПИРОВСКОГО. Из блокнота журналиста

Posted by operkor на Июнь 2, 2011

 

 …Наконец  вместе  со  своим  окружением  Кашпировский  вошел  в   кабинет.  Переждав  минуты  две-три,  стучимся  в  дверь.  Открываем,  заходим.  Анатолий Михайлович  с  недовольным  видом  смотрит  на  нас.  Пресс-секретарь  поясняет  ему,  кто  мы.

 -Пять  минут  вам  на  вопросы,  не  больше.  Я  с  журналистами  вообще  дал  зарок  не  общаться,  потому  что  они  извращают  факты,  обливают  меня  грязью,  представляют  вообще  каким-то  чудовищем.  А  где  ваши  диктофоны?  Без  них  я  с  вами  вообще  беседовать  не  буду,  потому,  что  тогда  уж  точно  обо  мне  вы  наговорите  черт  знает  что…

 ***

Сегодня  трудно  уже  представить  себе  журналиста  без  диктофона  или  фотоаппарата. Эти  предметы  прочно  вошли   в  наш  обиход,  стали  неотъемлемым  нашим  атрибутом.  А  еще  не  так  давно,  в  конце  80-х,  да  и  в  начале  90-х  даже,  они  были  величайшей  редкостью  среди  пишущей  братии,  особено  областного  и  районного  уровней.

 Правда,  было  в  этом  и  свое  преимущество.  Вооруженные  только  блокнотом   и  авторучкой,  газетчики  просто  вынуждены  были   работать  более  тщательно  над  материалом,  что,  конечно,  положительно  сказывалось  на  его  качестве.  Но  речь  сейчас  не  об   этом.  С  диктофоном,  безусловно,  работать  удобнее  и  легче.  И,  понятно,  все  творческие  работники   того  времени   мечтали  их  иметь.  В  числе  мечтающих  был  тогда  и  я,  сотрудник  областной  газеты  «Индустриальное  Запорожье».

 И   вот  однажды,  как  мне  казалось,  у  меня  появилась  реальная  надежда  стать  обладателем  такой  вещи.  В  Запорожье  приехал  знаменитый  психотерапевт  Анатолий  Кашпировский.  От  коллег  мне  не  раз  приходилось  слышать,  что  он  занимается  благотворительностью,  в  частности,  журналистам  якобы  дарит  диктофоны.  Ну,  естественно,  я  не  мог  упустить  такой  случай,  тут  же  отправился  во  Дворец   спорта «Юность»,  где  проходили  его  сеансы-лекции.

 Там  меня  сразу  предупредили,  что  пробиться  к  нему  журналистам  практически  невозможно,  потому  что  вокруг  него  постоянно  люди.   Решил  действовать  через  директора  дворца  «Юность» (фамилию  не  помню).  Прихожу,  представляюсь,  прошу  посодействовать  в  организации  такой  встречи.

 — Ничем  не  могу  помочь, — говорит  директор. – Анатолий  Михайлович  категорически  против  встреч  с  журналистами.  Я  лично  слышал,  как  он  об  этом  говорил.   Но  могу  дать  совет.  Пресс-секретарем  у  него  наша  землячка,  запорожанка,  очень  хорошая  женщина.  Поговорите  с  ней,  может  она  и  устроит  вам  такую  встречу.

 Директор  подсказал,  откуда  и  куда  должен  явиться   Кашпировский  со  своей  свитой.  И  я  стал  ждать.  Ко  мне  присоединился  гуляйпольский  радиожурналист,  мы  даже  не  знакомились  с  ним.  Он,  как  и  я,  надеялся  взять  интервью  у  Анатолия  Михайловича.  Ради  этого  он  и  приехал  за  100  километров  из  Гуляйполя.  Появился  психотерапевт  минут  за  пять  до  начала  выступления.  Разговор  с  его  пресс-секретарем  состоялся  на  ходу.  Она  тут  же  о  чем-то  пошепталась  с  Кашпировским  и,  обернувшись  к  нам,  сказала: «После  выступления  подойдете,  сейчас  Анатолий  Михайлович  не  может  с  вами  побеседовать».

 Мы  с  моим  незнакомым  коллегой  почувствовали  себя  на  пути  к  цели.  Сеанс  длился  часа  три,  но  время  пролетело   незаметно,  потому  что  Кашпировский,  как  всегда,  своим  красноречием  и  талантом  психолога  сумел  заворожить  аудиторию.  В  многотысячном  зале  слышно  было,  как  муха  пролетит.  Еще  до  конца  сеанса  мы  заняли  место  у  двери  кабинета,  куда,  как  сообщил  нам  по  секрету  директор  «Юности»,  должен был после  выступления  прийти   Анатолий  Михайлович.

 Наконец  вместе  со  своим  окружением  Кашпировский  вошел  в  этот  кабинет.  Переждав  минуты  две-три,  стучимся  в  дверь.  Открываем,  заходим.  Анатолий Михайлович  с  недовольным  видом  смотрит  на  нас.  Пресс-секретарь  поясняет  ему,  кто  мы.

 -Пять  минут  вам  на  вопросы,  не  больше.  Я  с  журналистами  вообще  дал  зарок  не  общаться,  потому  что  они  извращают  факты,  обливают  меня  грязью,  представляют  вообще  каким-то  чудовищем.  А  где  ваши  диктофоны?  Без  них  я  с  вами  вообще  беседовать  не  буду,  потому,  что  тогда  уж  точно  обо  мне  вы  наговорите  черт  знает  что.

 Признаться,  в  тот  момент  меня  охватило  настоящее  отчаяние.  Думал – черт  возьми,  был  рядом  с  Кашпировским  и  вернусь  в  редакцию  ни  с  чем.  Но  тут  мой  взгляд  упал  на  увесистый  чемоданчик,  который  принес  с  собой  гуляйпольский  коллега.  По  всем  приметам  это  был  магнитофон.

 -Анатолий  Михайлович, — говорю, — у  нас  нет  диктофонов,  к  сожалению,  но  у  нас  есть  магнитофон.  Мы  специально  его  взяли,  чтобы  записать  беседу  с  вами.

 Не  помню  уже  в  подробностях  содержание  нашей   беседы,  вопросы  мои  были,  наверное,  примитивные,  дежурные.  Но  один  из  них  все-таки  зацепил  Кашпировского.  Этот  вопрос   я  помню.  Я  сказал  Анатолию  Михайловичу,  что  в  средствах  массовой  информации   много  говорят  о  его  благотворительности  и  даже  называют  его  миллионером.   Вот  это  и  зацепило  его.  И  он  проговорил  с  нами  вместо  пяти  минут  более  получаса.  Говорил  он,  а  мы  слушали.

 -Да,  — говорил  он, — многие  люди  считают,  что  я  накопил  уже  миллионы.  Но,  поверьте,  что  когда  я  разводился   со  своей  первой  женой,  у  меня  в  кармане  оставался  всего  один  рубль.

 Этот  мой  вопрос  был  задан  Кашпировскому  не  без  умысла.  Это  был  своего  рода  намек  на  то,  что  мы  были  бы  непрочь  получить  от  него  диктофоны  в  подарок.  Анатолий  Михайлович, видно,  намек  понял,  потому  что  в  конце  беседы  сказал:  «Я  бы  обязательно  подарил  вам  диктофоны,  но  у  меня  с  собой  один-единственный.  А  без  него   на  сеансах  я  не  могу,  потому  что  приходится  записывать  вопросы  слушателей».

 Вот  так  закончилась  моя  попытка  получить  диктофон  от  Кашпировского.  Это  было  где-то  в  середине  90-х.

 Николай  Зубашенко, специально для «Хроник и Комментариев»

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: