ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ДЕЛА В ЗАКОНЕ. Часть 2. Кто присвоил завод имени Войкова, и почему Генпрокуратура замяла уголовное дело?

Posted by operkor на 12 августа, 2011

На вопросы специального корреспондента отвечает экс-прокурор Запорожской области генерал-лейтенант Петр Зубков. На фото из архива: справа налево — Петр Зубков, епископ Запорожский и Мелитопольский Василий, первый зам. председателя облсовета Александр Клепаков, прокурор области Валерий Кулаков, зам. губернатора Александр Бережной, мэр Запорожья Евгений Карташов…

***

 ЧАСТЬ 2. КАК ПРИХВАТИЗИРОВАЛИ  ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ ЗАВОД ИМЕНИ ВОЙКОВА

 — Петр Петрович, еще одно резонансное дело – приватизация одного из самых привлекательных запорожских предприятий – инструментального завода имени Войкова. Чем все это закончилось?

 — Это одно из резонансных дел, которое мы, к сожалению, не довели до логического завершения по не зависящим от нас причинам – расследование уголовного дела по фактам приватизации Запорожского инструментального завода, бывшего завода Войкова.

 Завод, который не имел на счету ни копейки, задолжал рабочим зарплату, имел долги перед бюджетом, вдруг заключает договор на изготовление бизнес-плана развития предприятия. Стоимость договора – 340 тысяч долларов.

 — А в чем здесь криминал?

 — В ходе проверки было установлено, что такой договор, согласно документам, был заключен и исполнен. Но, естественно, возник вопрос, как можно заказывать бизнес-план, если нечем платить? Выяснилось, что руководство завода заплатило за изготовление бизнес-плана производственными корпусами завода, но рассчиталось таким образом, что корпуса оказались во владении руководителей завода.

 Бизнес-план готовила венгерско-украинская фирма, находящаяся за границей. Мы нашли этот бизнес-план, когда поняли, что без расследования невозможно установить, кто прав, а кто виноват. Бизнес-план находиться в кабинете директора, на дискете, на английском языке. Он припал пылью, никого не интересовал. Его даже на русский язык никто не переводил.

 А когда перевели, то эксперты дали заключение, что это плохой перевод с русского бизнес-плана, составленного ранее работниками этого же завода по заданию своего же руководства. Мы были убеждены, что этот бизнес-план на английском языке никто не составлял, его не было в природе. 

 — С какой целью это было сделано?

 — Это понятно стало после того, как мы проследили всю цепочку передачи собственности. Стало понятно, что есть заинтересованная группа лиц, конечной целью которой было присвоить завод. В итоге выполнения этого бизнес-плана завод рассчитывается корпусами, а потом эти же корпуса берет в аренду, но за это ежемесячно платит большие деньги.

 Мы год расследовали это дело. Вел его лучший следователь Негуляев Валентин Васильевич. Он крупный специалист по расследованию тяжких преступлений. Его так просто не обведешь.Оставалось допросить людей с этой фирмы – выполняли ли они тот бизнес-план на английском языке. Направили запросы через Генеральную прокуратуру.

 Когда стало ясно, что завтра или послезавтра встанет вопрос о привлечении конкретных людей к уголовной ответственности, я вдруг получаю письмо-задание заместителя генерального прокурора республики по следствию, в котором сказано буквально следующее: вы на протяжении продолжительного времени расследуете уголовное дело. Прошу к такому-то числу решить вопрос – или привлеките людей к уголовной ответственности, или решите вопрос о закрытии дела.

 Непосвященный человек может действительно сказать: «Как можно год заниматься этим вопросом и не сказать конкретно, кто прав или виноват?» Но для юриста, а тем более прокурора, сразу понятно, что это условие загоняет в угол следователя и прокурора, которые расследуют дело. То есть решение по делу по закону должно приниматься только тогда, когда следователь и прокурор скажут, что они все проверили и собрали полностью все материалы и готовы сказать, кто совершил преступление.

 Я написал ответ заместителю генерального прокурора, что для принятия решения, которое он требует от меня, мне необходимо получить ответы на направленные запросы с просьбой опросить руководителей венгерско-украинской фирмы. Без этих документов решение по делу принимать нельзя. Через неделю я получаю второе письмо заместитель генерального прокурора Винокурова.

 — Выкручивание рук?

 — Да. Винокуров пишет: «Вами не выполнено указание заместителя генерального прокурора республики. Вам предлагалось принять решение по делу… Повторно прошу вас принять решение по указанному уголовному делу».

 По указанию руководства Генеральной прокуратуры мы каждую неделю представляли письменно перечень уголовных дел, так называемых актуальных дел, возбужденных в области… И это дело тоже было включено в этот список. Но спустя некоторое время я увидел, что в центре уже и не заинтересованы в раскрутке этого дела. Что и подтвердило указание зам. генерального прокурора. Значит, определенным силам необходимо было такое решение по делу.

 Я понял, что это «мертвый сезон», и дело это было закрыто. Потом мы все-таки получили ответ той фирмы о том, что ни слухом, ни духом они не знают о бизнес-плане завода Войкова.

 — Так все и закончилось ничем?

 — Ничем. Ни у кого нет интереса к этому уголовному делу. На таких  делах и проверяется, все равны перед законом или не все.

 Беседовал Валерий Северский

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: