Хроніки та Коментарі

Інтернет-газета

ВОДИЛЫ. В Новосибирске судят штатного киллера организованной преступной группировки, в Москве арестован “авторитет» по кличке Водила…

Posted by operkor на 12 Вересня, 2011

Дело Буоля рассматривают в особом порядке. Условия сделки с правосудием – максимальное снисхождение и минимальный срок в обмен на показания. Какое может быть снисхождение к преступнику, на счету которого четыре убийства и два покушения на убийство, – узнаем. Видимо, высока цена его показаний, если прокуратура решилась на “особый порядок”.

Буоль был штатным киллером организованной преступной группировки (ОПГ), действующей с 90-х годов. Как говорится в обвинительном заключении, возглавлял ее бизнесмен Александр Трунов, “экономическим подразделением” группировки руководил бывший вице-мэр Новосибирска Александр Солодкин при помощи своего отца – бывшего советника новосибирского губернатора Александра Солодкина-старшего.

А с Водилой пока нет полной ясности. Началось с подпольного игорного бизнеса, который “крышевали” сотрудники прокуратуры Московской области во главе с заместителем прокурора. Свидетель (фамилия не разглашается) рассказал о человеке, который командует Московской областной милицией, как будто он там официальный начальник, – вызывает к себе руководителей подразделений, не будучи работником МВД, проводит в ГУВД переговоры с частными лицами.

Судя по кличке, он когда-то, на заре карьеры, мог быть шофером (водилой) какого-нибудь начальника или криминального авторитета. А теперь рулит делами мафии? Свидетель говорит, что Водила – посредник между криминальным бизнесом, Московской областной прокуратурой, Московским областным УВД и другими государственными структурами.

Пока о нем достоверно известно, что лет десять назад работал на таможне, затем в ГУВД Московской области, откуда был уволен в связи с громким уголовным делом, не получившим продолжения. А далее под разными фамилиями будто бы занимал должности в президентской администрации, аппарате правительства Московской области. Затем снова ушел в силовые структуры, имел удостоверения различных спецслужб. “У него были четко построенные отношения со многими силовыми ведомствами – Следственным комитетом, МВД, ФСКН, ФСБ. Но точно, где и кем он работал, мало кому известно”, – свидетельствует депутат Госдумы, в свое время имевший милицейские документы прикрытия и контактировавший с Водилой.

В последнее время Водила представлялся помощником Николая Головкина – начальника главного управления МВД по Московской области. 11 августа в кабинете Головкина провели обыск, оповестив страну по телевизору. Мол, вот как мы боремся с мафией и коррупцией… Только обыск-то провели более чем через месяц после ареста Водилы. А до того начальника ГУВД Московской области приглашали в Следственный комитет для беседы. И что теперь искали в кабинете генерала Головкина очень оперативные сотрудники? Если Водила “сдаст всех”, то разразится криминальный скандал федерального масштаба.

Уголовные дела новосибирского киллера Буоля и московского Водилы – типичная иллюстрация типичной структуры российской мафии. Мафия в современном толковании правоведов – преступное объединение, получающее поддержку коррумпированных государственных чиновников, государственных органов.

“Все банды существуют только потому, что их крышуют правоохранительные органы, – считает заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков. – Правоохранительная система – труха, государство – труха. Ни одна банда не осталась независимой, как в 1990-е годы. Преступность находится на службе у бюрократов”.

Вот еще одно авторитетное суждение. “Ни в 1980-х, ни в 1990-х не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур, – утверждает генерал-майор милиции в отставке, известный криминолог, бывший начальник российского бюро Интерпола Владимир Овчинский. – У нас в стране нет ни одной незапятнанной госструктуры – будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия. Происходит некое “огосударствление мафии” – мафиозные структуры фактически стали замещать реальное руководство”.

Такое замещение реального руководства мафиозными структурами страна увидела воочию на примере событий в станице Кущевской Краснодарского края. Кущевская только называется станицей – это город с 30-тысячным населением, красивый, ухоженный, богатый. Есть даже свой институт (!) – Северо-Кубанский гуманитарно-технический, свое медицинское училище, много приезжей молодежи. И этот город 16 лет находился под властью банды.

Мы имеем новую криминальную реальность. Во главе преступной организации – крупнейшее в районе сельхозпредприятие. Несколько тысяч гектаров пашни, растениеводство, животноводство, производство молочных и мясных продуктов, хлебобулочных, макаронных, кондитерских изделий, розничная торговля. Агрохолдинг! Он держит в руках практически всю жизнь района – рабочие места практически во всех сферах местной экономики, финансы, налоги в местный бюджет.

При нем – официальное охранное предприятие. Никаких “бандитов”. Сплошная респектабельность, руководители агрохолдинга – местные олигархи и депутаты. Тут же законная районная власть. Закрывающая глаза. Как минимум. (Кто поверит, что она закрывала глаза абсолютно бескорыстно? Не зная, не ведая, не боясь, наконец?) И не только местная, кущевская – влияние банды простиралось на край, ей покровительствовала краевая прокуратура.

Как только началось расследование преступлений Кущевской банды, более или менее широкое освещение на телевидении, со всех концов страны посыпались письма: “И у нас – то же самое!”

“Наш город подвергается настоящему террору со стороны криминальных структур. Все преступления совершаются против лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью или имеющих четкую и активную гражданскую позицию…

Преступления по сей день остаются нераскрытыми и безнаказанно продолжаются. Жители нашего города пребывают в обстановке страха и безверия в торжество правосудия”, – писали из Гусь-Хрустального, что неподалеку от Москвы.

Прошло девять месяцев. 30 июня один из членов Кущевской ОПГ, Виталий Иванов, повесился в Краснодарской психиатрической больнице. Его мать говорит: “У меня на руках есть соглашение, что мой ребенок дал бы показания, и его бы выпустили… Но его в ту же ночь посадили в одиночную камеру. Если человек вешается, у него руки не будут сжаты в кулаки. Он весь в гематомах, у него на руках следы от наручников. И ногти на пальцах сорваны почти до мяса. Нам не позволили сделать повторную экспертизу…”

Через месяц в одиночной камере Владикавказского СИЗО повесился другой член банды – Сергей Карпенко. Врач “скорой” рассказала: “Изо рта и из носа у него хлестала кровь. Мне сказали, что он пытался повеситься на шнурке, но я не увидела никакой борозды. Шея была вся в крови…”

Затем последовала еще одна попытка самоубийства. Из петли вытащили главаря банды – самого Сергея Цапка. Если он уйдет из жизни, то вместе с ним уйдут в воду многие и многие концы. Вплоть до мелочи сущей, но весьма показательной, символической: Сергей Цапок, помимо депутатского звания имел и научное, – кандидат социологических наук. В 2006 году в пединституте Южного федерального университета защитил кандидатскую диссертацию “Социокультурные особенности образа жизни и ценности современного сельского жителя”.

Между двумя первыми подозрительными самоубийствами выпустили из тюрьмы Сергея Цеповяза, которого в ноябре-декабре 2010 года Следственный комитет назвал одним их главарей организованной преступной группировки (ОПГ). На этот раз официальный представитель СК уверяет: “Следствие пришло к выводу о непричастности Сергея Цеповяза к совершению убийства 12 человек в станице Кущевской… В его действиях следствие усматривает только укрывательство особо тяжких преступлений. Учитывая то, что это преступление относится к категории небольшой тяжести, а также состояние здоровья обвиняемого, следствие посчитало возможным изменить ему меру пресечения на подписку о невыезде, освободив из-под стражи”.

Допустим, Цеповяз не причастен к убийству 12 человек, всколыхнувшему всю страну. А как другие “дела”?

Представитель СК успокоил общественность: “Следствие продолжает проверять, не причастен ли Цеповяз к другим преступлениям прошлых лет”.

А это – шестнадцать лет террора, массовые избиения, подозрения в сотнях (!) изнасилований, в более чем десяти убийствах. И человека, подозреваемого в организации такой банды, отпускают под подписку о невыезде. Значит, сейчас Следственный комитет считает, что Цеповяз не представляет общественной опасности и уж, конечно, находясь на свободе, не окажет давления на свидетелей. Свидетели – вся станица, включая изнасилованных студенток, их родственников. В конце концов, Цеповяз может и сбежать или вообще – исчезнуть.

В официальных сообщениях последнего времени фигурирует только убийство 12 человек в одну ночь. Как ни кощунственно звучит, это – всего лишь один из эпизодов 16-летней истории террора. Похоже, большое Кущевское “дело” разваливают, ограничивают одним эпизодом. Об “организации преступного сообщества”, о связях его с правоохранительными структурами, с органами муниципальной власти, тем более с краснодарской краевой – вообще не упоминается.

В станице Кущевской уверены, что бандиты отделаются минимальными сроками заключения. Народное мнение совпадает со статистикой, которую приводит Владимир Овчинский. Он проанализировал приговоры Верховного суда за последние пять лет:

“Получилась страшная картина. Из совершивших умышленные убийства пожизненное наказание было назначено всего 0,2%. На 25 лет осуждены только 3 – 4%. Из 234 тысяч осужденных за нанесение тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекшего смерть, максимальный срок получили только… двое бандитов. Из этой же категории осужденных 37% получили условный срок и остались на свободе. За бандитизм за этот же период привлекались 1180 человек. Из них только трое получили максимальный срок”.

И почти все они так или иначе будут освобождены условно-досрочно. За примерное поведение. Это ведь не Платон Лебедев.

О деле Владимира Лещевского не вещали телеканалы, но оно столь же громкое – только в узких кругах, вплоть до кремлевских. Два года назад руководитель крупнейшего строительного концерна “Москонверспром” Валерий Морозов передал Владимиру Лещевскому взятку – пакет с деньгами. (Всего он выплатил Лещевскому 6 миллионов долларов.) Оперативники МВД вели видеозапись. Но никаких следственных мер не приняли. Тогда Морозов обратился напрямую к президенту Медведеву. Президент распорядился проверить.

Прошло полгода. Не увидев результата, Морозов рассказал обо всем журналистам – прежде всего зарубежным. После огласки президент Медведев приказал генеральному прокурору: “Разобраться и доложить!” Ведь Лещевский, если он виноват, пятно непосредственно на кремлевском мундире. Лещевский – заместитель начальника главного управления капитального строительства Управления делами президента РФ.

Есть документы, подтверждающие, что при передаче денег велась видеозапись. Есть документы, подтверждающие, что видеозапись была уничтожена (?!). Есть, наконец, распоряжение главы государства.

Прошел еще год. Ни слуху, ни духу. Как будто везде рулят Водилы – от Москвы до самых до окраин. Невзирая на приказы президента.

По материалам: http://www.mospravda.ru

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: