Тут, конечно, можно возразить. Что, мол, избитые штампы, и что любой город — город контрастов, включая Нью-Йорк и Стамбул. Но четвертый по величине индустриальный центр Украины — это действительно нечто особенное.

Центр. Площадь Ленина. За соответствующим памятником виднеются башенки шлюзов и легендарный ДнепроГЭС, символ мощи советского государства, а также победы человека над силами природы (“Человек сказал Днепру — я стеной тебя запру”).

Знаки движения на площади сообщают, что до Харькова — 289 километров, Джанкоя — 284, Донецка — 237 и Мариуполя — 227. Видимо, эти города как-то наиболее близки Запорожью. Кстати, лично я раньше никогда не видел в каком-либо областном центре указателя до Джанкоя (да еще латиницей). Видимо, недооценивал этот крымский городок.

Сразу от площади начинается Соцгород — образец советской архитектуры 1927-1937 годов, разрезаемый проспектом Ленина — центральной улицей Запорожья, и, по совместительству, одной из длиннейших в Европе. Проспект широк, он радует глаз и от его просторов хочется дышать полной грудью. Идешь-идешь, и раз — проспект пересекает широченный сквер. О, — думаешь, — какое чудо. Никакой тебе точечной застройки, все для людей.

А потом вдруг замечаешь, что сквер потому, что на этой полосе просто ничего не построишь — над ней тянутся мощные провода пяти вышек ЛЭП. Тут даже гулять лучше не надо. И потом, когда понимаешь, куда от ДнепроГЭСа ведут линии электропередач, вдруг замечаешь там необычно красивое небо. Коричневых, синеватых, пронзительно-белых расцветок. Да каких угодно. И осознаешь, что там — градообразующие предприятия, до сих пор работающие на оборудовании 30-х годов. И где-то в тех краях — Черная гора, сложенная из отвалов “Запорожстали”. И становится очень грустно.

— Предприятия сейчас работают на треть, так что воздух довольно чистый, — успокаивает меня Александр, похожий на Бондарчука-младшего, хотя и работает водителям. — Если живешь на правом берегу, так там вообще ничего не чувствуется — до заводов очень далеко. Вообще, ко всему привыкаешь.

— И в Днепре, небось, безбоязненно купаетесь?

— А как же! Возле центрального пляжа, кстати, аквапарк собираются строить. Правда, что-то застопорилось, видно денег нет.

Кстати, сказать, что промышленные предприятия Запорожья, обеспечивающие город разноцветным воздухом, работают на треть — будет не совсем правильно. Практически все они вообще не работают. А с 30% есть нюанс.

— Видите, во-о-о-н алюминиевый завод, там еще трубы не дымят, — говорит, показывая на горизонт, финансовый директор предприятия по облицовке фасадов Татьяна. — Копыта откинул четыре года назад. Его россияне выкупили. Ферросплавный стоит, огнеупорный стоит, титаномагниевый — еле-еле. «Днепроспецсталь» на 40% чувствует себя нормально. Ну, это же военное предприятие. А в основном дымит “Запорожсталь”. Крупнейшие наши налогоплательщики. Их Ахметов купил месяц назад, чужих выгнал, своих поставил — своя руда, свой уголь. В общем, полтора комбината дают 30% дыма.

После завершения истории с “Запорожсталью” (а директор остался прежний. Василий Антонович — это икона. Ему 81 год, он был всегда. Приходит рабочий: Василий Антонович на месте, значит все в порядке”).

 Татьяна начинает рассказывать про пивной комбинат “Славутич”:

— Завод построили в 1974 году, назывался “Пивзавод №2”. Были претенденты, — кому строить, — чехи и датчане. Но по составу воды мы ближе оказались к чехам. И раньше наше пиво действительно было похоже на чешское. А сейчас… После того как продали завод иностранцам — порошок. Раньше был хмель да солод, а теперь — всколыхни и выпей!

Посчитав, что побывать в Запорожье и не посетить Хортицу — нелепо, отправляюсь на знаменитый остров — пристанище и оплот благородных украинских пиратов. Запорожских казаков.

Остров довольно крут. Это не киевский Гидропарк, который остров-пляж. Это остров-скала. Кстати, если смотреть на Днепр между Хортицей и правым берегом, вообще не верится, что это Днепр. Какой-то Южный Буг в местах, где туристы сплавляются на байдарках.

На Хортице есть небольшой хутор в пару улиц (он тут исторически, и выселить граждан не представляется возможным, несмотря на приданный острову статус национального парка), остальное — лес. На немногочисленных трассах — знаки с изображением оленя. Водители утверждают, что тут и дикие кабаны водятся.

Туристов на остров манят, конечно же, не кабаны, а былая слава запорожского казачества. Но, как по мне, эксплуатируется эта тяга несколько топорно. Не чувствуется, так сказать, аутентичности. Вот взять, например, музей. Рядом — высокий холм. Самый, наверное, высокий на Хортице. Наверняка именно отсюда казаки высматривали плывущие по Днепру караваны с добром. Накануне 20-летия Украины зачем-то срезали верхушку холма и установили государственный флаг Украины. Зачем?

Или вот построили на Хортице макет Сечи. В натуральную величину, но по территории — значительно меньше. (Здесь, к слову, россияне снимали художественный фильм “Тарас Бульба”, где еще Боярский казака играет. У входа в Сечь памятник Бульбе и поставили)

Если плыть по Днепру, рукотворная Сечь — как на ладони. Ой ли? Это же не древний Киев, столица мощного государства. Когда Град на холме виден за много километров и церкви Лавры — тоже. Сомнительно, чтобы настоящая Сечь была вот так вот у всех на виду: “Купцы-ы, мы здесь! Гребите сюда!”.

Есть еще легенда, что в крутой скалистой балке, ведущей от нынешнего музея вниз к Днепру, в свое время погиб Ярослав Мудрый. Но, согласно другим легендам, этот великий общественно-политический деятель спокойно умер в Вышгороде. Так или иначе, спустившись в историческое место, я обнаружил там греющуюся на солнце гадюку и подумал, что тут более уместна легенда о вещем Олеге.

А вот ДнепроГЭС выгладит совершенно не легендарно. Склоны даже кустами поросли. А в аванкамере над первым машинным залом мужики ловят рыбу.

— Если хорошая течка, за пару часов можно килограмм пять наловить, — рассказывает 65-летний пенсионер Николай Павлович.

В этот день течка — так на местном сленге называется движение воды во время работы турбинного зала, плохая, и бывший слесарь-монтажник, проработавший 30 лет на “Запорожстали”, наловил за два с половиной часа всего килограмм сельди.

Хотел было еще об одной легенде упомянуть, о Запорожском автомобильном заводе, но решил, что не стоит: это, судя по всему, уже тоже легенда.

— Та все, наверное, уже заводу, — рассказывает молодая мама по имени Марина. — У меня муж там работал… Платили мало, зато нерегулярно, а потом вообще платить перестали. Для женщин работы в городе нет, не пойдешь ведь на сталелитейные предприятия. Мужчины — да. Зарплата нормальная, но все равно, производство вредное. Хорошо на ликероводочном заводе “Хортица”, если туда устроился, считается — повезло. Там грузчики три тысячи получают. А вообще средняя зарплата по Запорожью — две с половиной.

Андрей КУЗЬМИН

 http://obozrevatel.com/

КОММЕНТАРИЙ Эраста Фандорина

Все так, Андрей, если галопом по Европам, да не так. Лезут в глаза некоторые пузатые мелочи неточностей, не в обиду будет сказано.

Первое. Дым от заводов хорошо чувствует себя  и на правом берегу. Это вам, откашлявшись,  всякий скажет. Особое звучание этот вопрос приобретает именно в августе, когда свободолюбивый запорожский народ почти поголовно попадает под действие жуткой амброзийно-техногенной аллергии.

Второе. Заводы, которые «Практически все они вообще не работают», на самом деле все-таки работают. Одни больше, другие – меньше. Алюминиевый не четыре года назад откинул копыта, а еще продолжает «откидывать». Ферросплавный тоже не откинулся, работает, но олигархов не радует, потому как работает не на полную мощность.

Огнеупорный  вообще откинуться не может, потому как недавно главой его Набсовета стал  недавно откинувший с должности мэр Запорожья Евгений Карташов. Евгений Григорьевич  на днях  выступал по ТВ-5,  по нему видно — он хорошо себя чувствует.

Третье.  Директора «Запорожстали» зовут не Василий Антонович, а Виталий Антонович.

Четвертое. Насчет пива пивкомбината «Славутич» Татьяне виднее, потому как на вкус и цвет товарищей нет.

Пятое. Что остров Хортица — не киевский Гидропарк — и козе понятно. Какое может быть сравнение! Но вот то, что остров Хортица – «национальный парк» — это что-то новое! До сегодняшнего дня это был не национальный парк, а национальный заповедник.

Шестое. То, что на острове Хортица – «небольшой хутор в пару улиц, остальное — лес» — тоже из области новинок. Вчера был на Хортице, и  мне показалось, что на острове есть еще и поля, курганы, скалы, не говоря уже о заливах, озерах и прочей пузатой ландшафтной мелочи.

Седьмое. Насчет аутентичности и «топорности» использования славы запорожского казачества,  ну, и, разумеется, развития Национального заповедника «Хортица», автор вообще «попал», потому как именно за выдающиеся успехи в деле развития заповедника его генерального директора пана Остапенко Президент Янукович на днях, аккурат ко Дню независимости Украины наградил орденом «За заслуги» третьей степени. До сих пор директоров заповедника «Хортица» только садили на скамью подсудимых, а тут вот наградили.

Восьмое. Некорректный вопрос: зачем на хортицком кургане накануне 20-летия Украины срезали верхушку  и установили государственный флаг Украины? Зачем, зачем? Затем, чтобы видно было!  Аж в Киеве!

Девятое. Насчет рыбалки на плотине, «ЗАЗе», и заработках на ликероводочном заводе «Хортица» все вроде так. Особенно точно насчет греющихся гадюк на Хортице. Кусаются, гады. Им по барабану, кто ты есть – князь, сталевар, столичный журналист или директор заповедника с новеньким орденом. Неча впустую топтать исторические места.

 ФОТО OPERKOR: Днепрогэс и казак острове Хортица