ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ЛЮДМИЛА АЛЕКСАНДРОВА: «Врач сказал: «Не надейся, его не били, а убивали». 10 лет назад был зверски убит бейсбольными битами журналист Игорь Александров

Posted by operkor на 13 сентября, 2011

45-летний журналист и директор телекомпании «ТОР». Сегодня его называют вторым Гонгадзе. Спустя 10 лет после убийства депутаты Слявянского горсовета в очередной раз не захотели присвоить погибшему звание почетного гражданина города, а «Сегодня» встретилась со вдовой журналиста — Людмилой, которая до сих пор живет в Славянске.

— Людмила Алексеевна, у вас были какие-то предчувствия 3 июля?

— Нет, особых предчувствий не было. Это был вторник, обычный рабочий день, Игорь проспал немного — в 6:45 проснулся, машина была в ремонте, поэтому в этот день добирался на работу на маршрутке. Через плечо у него сумка такая была — но без документов, он их собой никогда не носил. Ушел со словами: «Надеюсь день сегодняшний будет лучше, чем вчерашний».

Проблемы у него накопились. Вообще он больше делился всегда радостью, тем, что ему приносило удовлетворение. Прошел дождь, я была в отпуске (работала тогда в системе образования) и ушла на наш земельный участок.

И тут прибегает дочь Аня, говорит, что звонил Александр Омельяненко — это наш сосед, адвокат, Игорь обычно с ним на работу ездил, но в этот день сосед уехал немного раньше. Звонил и сказал, что Игоря избили возле телерадиокомпании и он в городской травматологии.

— В больнице что бросилось в глаза?

— Игорь лежал в высокой каталке, абсолютно без сознания, отечность сплошная. И это при том, что скорая помощь к нему очень быстро приехала, через 4 минуты после вызова. Я спросила, кто врач — оказался дежуривший с ночи Сергей Кулаков, мой давний знакомый. Он вышел ко мне и сказал: «Я тебе сразу хочу сказать, Люда. Ты ни на что не надейся — его не били, его убивали». Потом Игоря в тот же день оперировал нейрохирург, специально приехал из области, операция длилась часов восемь. А в субботу, 7 июля, Игорь, не приходя в сознание, умер.

— Потом началось расследование…

— Да. И, кстати, сразу насторожило, что абсолютно не была выставлена охрана для места преступления, оно не было огорожено, на первом этаже лужа крови — в диаметре больше метра, люди ходят туда-сюда, то есть не было достаточно серьезного обследования. И когда начали версии выдвигать, профессиональную назвали одной из последних. Потом этот бомж Вередюк появился (сначала именно Вередюка обвиняли в совершении убийства, но потом признали невиновным, — Авт.), потом был суд над братьями Рыбаками.

— Но Рыбаков уже позднее привлекли к делу?

— Не совсем так. Понимаете, изначально ТРК Игорь создавал сам — он нашел учредителей и стал ее директором. Но ТРК переживала трудные времена после суда с Лещинским, которого Игорь назвал некоронованым водочным королем Донбасса. И вот накануне трагедии он говорит: «Наверное мне придется писать заявление об уходе». Учредители компании — межотраслевое объединение «Славянск» и банк Украины свои 66% процентов продали неизвестному лицу.

Как выяснилось потом, это была фирма «Серебряный век», которая была связана с Лещинским. Но Игорь говорил, что не уйдет молча — уйдет громко хлопнув дверью. Он готовил какую-то передачу, которая должна была поставить все точки над «i». Возможно, речь шла о преступных группировках, их связях с властями.  Так вот о Рыбаке. Александр Рыбак руководил на тот момент ТРК и сразу после истории с Игорем, буквально 4-5 июля его стали прессовать: убрали охрану на ТРК, опечатали помещение, он даже на время вместе с братом уехал.

— А кто вообще был этот Рыбак?

— Предприниматель и смотрящий Северного региона за порядком — к нему по всем вопросам и СБУ обращалась, и мэр, и прокуратура. У меня было такое ощущение, что Рыбак стал кому-то неугоден. А судили Рыбаков уже позднее. У него было 12 эпизодов, которые Луганский апелляционный суд рассматривал. Осудили в 2006-м, как раз 7 июля, когда у нас поминальный день был. По делу Александр Рыбак получился заказчиком, его младший брат — организатором, а три исполнителя — водитель и еще 2 молодых человека. Они все еще сидят.

— То есть вы считаете, что Рыбак причастен к убийству Игоря?

— Я могу сомневаться в исполнителях, но то, что Рыбак был в курсе дела — это точно. Пацанов-исполнителей по этому делу якобы видели до этого, мол они эти биты в багажнике хранили. Но мой брат военный говорит, что удары по Игорю делали профессионалы. Люди не просто махали битами, они знали, куда бить. Игорь высокого роста 1 м 85 см — и первый дар был под колено, а когда он упал на колени — был удар справа по голове и все. Остальное, то что били по спине — уже мелочи.

— Вы не боитесь какой-то мести со стороны Рыбаков и этих парней после выхода из зоны? Где сейчас их семьи?

— Я не боюсь, но непонятно, что у них в голове будет, когда они выйдут, как они отреагируют, будем надеяться, что жизнь лечит. Они вот уже скоро должны выйти, тем более амнистии частые. А семьи и старшего и младшего Рыбаков живут в Славянске. Живут очень обеспеченно и без проблем. Я не хочу из города уезжать, здесь мои корни, здесь могила Игоря.

— Как вообще власти тогда к вам отнеслись?

— В 2001 году к нам было пристальное внимание. Каждое должностное лицо, которое заезжало в Славянск считало своим долгом повидаться с семьей Александрова, посочувствовать. Но меня поразило, что мэрия вообще отстранилась — мог лично приехать министр МВД, а мэр приходил только в группе с каким-нибудь высоким чиновником. Где-то 12-13 июля мы с адвокатом и мэром поехали на встречу с губернатором Януковичем. Он как раз в отпуск собирался, веселый был такой. Спрашивает: «Есть ли у вас проблемы?». А я педагог, сын Алексей учился еще в 2001-м, но уже работал, а дочь Анна закончила только 10 классов, собиралась поступать в университет. Надо было ее учить и я сказала Януковичу, что мне нужно трудоустроиться. Он, видимо, дал задание, и меня, как ни странно, взяли в «Славолию» Лещинского, я там заведующей ДК 5 лет проработала с нормальной зарплатой, пока дочь не выучила. Ну потом снова в образование ушла — сейчас в методкабинете гороно работаю. Два внука у меня — 7-летний сын Алексея, и 2-летний Ярослав — сын Анны. Все живем в Славянске.

А отношение людей вокруг какое к вам, город ведь маленький?

— В день, когда трагедия случилась, люди все вокруг нам помогали — кто деньгами, кто сочувствием, кто делами. Но со временем образовался такой вакуум, у каждого своя жизнь и сейчас общаемся только с самыми близкими друзьями. Мы каждый день 7 июля проводим панихиду в память об Александрове, те кто помнит, обязательно приезжают. И узнают, да. Вот недавно выхожу с работы — а мне говорят, что по телевизору меня видели.

— Как вы думаете, почему это случилось именно с Игорем?

— Он был ярким человеком, не останавливался. Мы познакомились с ним в Тайшете, это Иркутсткая область. Меня туда направили после Славянского педагогического института. Тайшет — ворота БАМА, громкая комсомольская стройка. Игорь оттуда был, отца он потерял еще в 6 классе и на него легли заботы о семье — маме, брате и сестре. Он очень уважал маму — только на «Вы» ее называл. Игорь закончил институт железнодорожного транспорта, но по специальности не работал. Когда мы сюда приехали, работал секретарем парткома «Донрыбкомбината», потом был третьим секретарем горкома партии, и потом когда в 1991 начались реформы заговорил о том, что нужно создавать фирму, на которой можно было работать. Он и раньше регулярно писал заметки. Так и возникла идея с ТРК. Наверное, у него судьба такая. Он бы не успокоился, если бы себя где-нибудь не проявил.

Подозревали бомжа, сели — братья-Рыбаки

Игорь Александров скончался 7 июля 2001 года после зверского избиения битами в фойе собственной телекомпании «ТОР». В 2000—2001 гг. огромный резонанс вызвали прямые эфиры его программы «Без ретуши», где выступали экс-милиционеры Олег Солодун и Михаил Сербин. Они обвинили руководство местной милиции и прокуратуры в коррупции и связях с мафией. В четвертой передаче Игорь Александров хотел показать видеокассету, переданную ему Солодуном и Сербиным, на которой члены краматорской ОПГ «17-й участок» обсуждали, сколько они денег отстегнули милиции и прокуратуре. Но эта передача не состоялась — Александрова убили. Сначала убийцей, который орудовал сразу двумя бейсбольными битами, объявили бомжа Юрия Вередюка. Но дело настолько было шито белыми нитками, что апелляционный суд Донецкой области оправдал Вередюка, а дело направил на дорасследование. Сам Вередюк ненадолго пережил приговор суда — 19 июля 2002 года его отравили. Вскоре за решеткой оказались бизнесмены с криминальной репутацией — братья Александр и Дмитрий Рыбаки. Их обвинили в том, что они наняли своих охранников-водителей Турсунова и Онышко для расправы с журналистом за сюжет в телепрограмме, где говорилось об их связях с группировкой «17-й участок». В июле 2006-го Рыбак-старший был приговорен к 15 годам, Дмитрию Рыбаку дали 11 лет лишения свободы, Онышко — 12, Турсунову — 6.

Мужа встретила в Сибири

Имя: Людмила Александрова

Родилась: 15.02.1958 в г. Славянск (Украина)

Людмила Александрова после окончания Славянского пединститута в 1979 году поехала работать в г. Тайшет Иркутской обл. «Игорь оттуда был, отца он потерял рано, и на него легли заботы о семье. Он очень уважал маму — на «Вы» ее называл. Игорь окончил институт железнодорожного транспорта. Когда мы в Славянск приехали, работал секретарем парткома «Донрыбкомбината», а в 1991-м заговорил о том, что нужно создавать фирму», — вспоминает Людмила. В середине 90-х Александров стал учредителем и гендиректором ТРК «ТОР».

Источник: http://www.segodnya.ua

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: