Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

ВЫСТРЕЛЫ В НОЧИ. Ночные убийства поставили на уши весь город, прокуратуру и милицию. Городские улицы начала патрулировать армия…

Posted by operkor на 25 сентября, 2011

 АРХИВНОЕ ДОСЬЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЛ СССР.  Рассказывает старший следователь прокуратуры Калужской области  младший советник юстиции В.  Царицын: -Поздно вечером 20 ноября 1955 года  в городе  Калуге на улице Карла Маркса был обнаружен труп мужчины. На место происшествия выехала группа работников прокуратуры и милиции. Произвести расследование по делу было поручено мне. (Фото: улицы Калуги сегодня).

 При осмотре было установлено, что труп лежал на краю оврага в аллее лицом вниз. В нижней левой ча­сти груди и спины на уровне девятого ребра имелись входное и выходное пулевые отверстия. В карманах одежды потерпевшего были обнаружены часы, деньги и удостоверение на имя Александра Николаевича Дуд­ченко.

 Присутствовавший при осмотре судебно-медицинский эксперт в предварительном порядке констатировал не­давнюю смерть Дудченко от сквозного огнестрельного ранения.

 Необходимо было найти гильзу. Это оказалось не­легким делом, так как поднялась снежная метель. В целях обнаружения гильзы прилегающую местность мы разбили на участки и стали тщательно осматривать каждый метр площади, разгребая выпавший снег. На расстоянии 20 м от трупа удалось обнаружить стреля­ную гильзу бутылочной формы калибра 7,62 мм. 

Во время осмотра поступило сообщение, что в ми­лицию явилась гражданка Теплякова  с заявлением об убийстве ее знакомого Дудченко. Из ее рассказа сле­довало, что примерно в 21 час, когда она и Дудченко прогуливались по аллее, их обогнали двое незнакомых мужчин. Вскоре мужчины повернулись и пошли навстре­чу.

 Поравнявшись, они поинтересовались временем и, когда Теплякова посмотрела на свои часы, один из мужчин, повыше ростом, вытащил нож, а другой — пи­столет. Угрожая оружием, неизвестные потребовали часы, которые Теплякова сняла и отдала. Дудченко же оттолкнул в сторону нападавших и побежал. Мужчина меньшего роста выстрелил из пистолета. Дудченко упал. После этого преступники скрылись в овраге.

 По словам Тепляковой, все это произошло очень быстро, она сильно испугалась, а когда пришла в себя и убедилась, что Дудченко мертв, отправилась к бли­жайшему телефону и вызвала скорую помощь. Тепля­кова наблюдала со стороны прибытие машины с вра­чом, а затем пошла домой, рассказала о случившемся отцу и по его совету пришла в милицию.

 Первое сообщение о происшествии на улице Карла Маркса действительно поступило со станции скорой по­мощи. Теплякова запомнила некоторые приметы нападав­ших и их одежду. Тут же были приняты меры розыска преступников. Служебно-розыскная собака правильно взяла след недалеко от места обнаружения гильзы и повела в овраг, где, судя по показаниям Тепляковой, скрылись неизвестные. Однако здесь особенно сильно дул ветер, намело много снега, и след был потерян. 

Работники уголовного розыска вместе с Тепляковой побывали в столовых, закусочных, на вокзале и в дру­гих людных местах, однако лиц, похожих на преступни­ков, Теплякова нигде не обнаружила.

 Передавая дело, прокурор области  Садовников предложил мне изучить все другие дела о разбойных и бандитских нападениях на граждан в г. Калуге, по которым преступники еще не найдены и принять их к своему производству, а в дальнейшем изучать каждый случай новых нападений и а граждан на улицах города, и производить расследование во взаимодействии   с работниками уголовного розыска.

Следует сказать, что во второй половине лета и осе­нью 1955 года в г. Калуге участились случаи разбойных нападений в вечернее время. Преступники останавлива­ли граждан, в ряде случаев угрожали огнестрельным и холодным оружием, отбирали, как правило, часы и скрывались. Удалось разоблачить несколько таких пре­ступных групп. Преступники были или осуждены, или же арестованы, и уголовные дела заканчивались произ­водством.

 Убийство Дудченко получило широкую огласку и взволновало население города. Общественность требо­вала немедленного розыска убийц Дудченко. Были при­няты дополнительные меры по усилению наружной службы в городе. Помимо работников милиции, по ули­цам города с наступлением темноты стали патрулиро­вать военнослужащие и комсомольцы.

Расследование дела об убийстве Дудченко  я начал с   изучения   всех   дел  о разбойных   нападе­ниях на граждан на улицах города, по которым   пре­ступники еще не были обнаружены. Таких дел оказалось пять. 8 ноября 1955 г., около 23 часов, на улице Тельмана трое неизвестных мужчин совершили нападение на Л. С. Гагарина и А.И.Гагарину. Угрожая пистолетом и ножом, преступники обыскали их и отобрали у Гагари­на часы, 30 руб. и механический карандаш, у Гагари­ной— 10 руб. Прежде чем скрыться один из нападав­ших произвел в Гагарина выстрел из пистолета, однако промахнулся. На месте происшествия была обнаружена и изъята стреляная гильза бутылочной формы калибра 7,62 мм.

 В этот же день, около 23 часов 30 минут, на улице Никитина трое неизвестных совершили нападение на граждан Слепушко и Белова. Угрожая пистолетом и но­жом, преступники обыскали их и отобрали у Слепушко 1500 руб. и часы, у Белова — часы.

 20 ноября 1955 г., около 19 часов, на Советской ули­це двое неизвестный, один с пистолетом, а другой с но­жом, остановили Н. Слабова, 3. Слабову и Яковлеву. Угрожая оружием, неизвестные, обыскав потерпевших,  потребовали отдать часы и деньги. В 1это время на ули­це появились другие граждане, и преступники скрылись.

 В этот же день, в 19 часов, на улице Каляева двое неизвестных напали на гражданина Кравцова. Один из них наставил на Кравцова пистолет, а другой — нож. Обыскав Кравцова, преступники отобрали у него часы, автоматическую ручку, рукавицы и 10 руб.

 Около 19 часов 30 минут 20 ноября 1955 г. на улице Тельмана двое преступников остановили гражданина Козлова, угрожая ему пистолетом и ножом, обыскали и отобрали часы, перчатки и 10 руб. Нужно было выяснить, имеется ли связь между эти­ми происшествиями. Мною была назначена экспертиза для разрешения следующих вопросов:

 1.  Из какого оружия были произведены выстрелы в Гагарина и в Дудченко?

 2.  Не были ли произведены выстрелы в обоих   слу­чаях из одного и того же оружия?

 Эксперт установил, что в обоих случаях выстрелы были произведены из одного и тог о же пистолета  «ТТ». Были подробно допрошены потерпевшие — Гагарины, Слепушко, Белов, Слабовы, Яковлева, Крав­цов, Козлов и Теплякова. При допросе я выяснил все самые мелкие подробно­сти, касавшиеся событий преступления, действий пре­ступников, поведения самих потерпевших, направления, куда ушли нападавшие, их приметы и описание отоб­ранных вещей.

 Приметы преступников выяснялись с использовани­ем метода словесного портрета. Для уточнения, напри­мер, формы лица я предлагал потерпевшим посмотреть рисунки различных форм лица в имевшемся у меня по­собии по криминалистике я показать, какие черты были у нападавших. Этот прием позволял уточнять показа­ния потерпевших о приметах преступников.

 Из показаний всех потерпевших по шести описанным делам (включая дело об убийстве Дудченко) и из ана­лиза других материалов по этим делам можно было сделать вывод, что во всех шести случаях действовали одни и те же преступники. Несмотря на то, что они для своих нападений выбирали темные места и действовали очень быстро, потерпевшие запомнили некоторые харак­терные приметы преступников. Эти приметы по всем ше­сти случаям совпадали.

 Обращал на себя внимание единообразный способ действий грабителей. Наконец, не вызывало сомнений то обстоятельство, что выстрелы в Гагарина и в Дудченко были произведены из одного и того же пистолета. 8 ноября преступники действовали группой в три че­ловека, 20 ноября были вдвоем.

 Относительно вещей, отобранных у потерпевших, я также выяснил мельчайшие подробности и, кроме того, предложил потерпевшим нарисовать эти вещи, отразив их особые приметы. Я попросил потерпевших принести заводские паспор­та на отобранные у них часы. Эти паспорта нашли Га­гарин, Слепушко и Козлов. Кравцов не имел паспорта на часы, но рассказал, что его часы ремонтировались в часовой мастерской.

 По журналу регистрации в указан­ной Кравцовым мастерской была обнаружена запись и копия квитанции о сдаче в ремонт часов Кравцова с ука­занием их номера. Квитанция была мною изъята. У Тепляковой часы были иностранной марки, своеобразной, редко встречающейся формы и довольно старые. Теплякова очень подробно описала особые приметы своих ча­сов и нарисовала их. В частности, Теплякова сообщила, что на внутренней стороне нижней части их корпуса нацарапано несколько цифр, из которых можно было различить цифры 9, 4 и 5. Белов паспорта на свои часы не нашел, но описал их характерные приметы (форма циферблата, наличие на нем повреждений и т. п.).

 Большое значение в дальнейшем для дела имели по­казания Кравцова об особых приметах отобранной у него автоматической ручки. По его словам, авторучка была с закрытым пером из пластмассы черного цвета с никелированными металлическими частями, на колпачке белая пластмассовая пуговка с коричневой    точкой.

 Для того чтобы расширить круг свидетелей, которые, возможно, в дальнейшем могут опознать преступников или могут знать что-либо об их личности, я и выделен­ные мне в первые дни в помощь следователи прокура­туры города побывали с каждым из потерпевших на местах нападения и побеседовали с жителями домов, рас­положенных в районе мест происшествий, а также по пути движения бандитов после совершения преступле­ний. Таким образом, нам удалось выявить несколько сви­детелей — очевидцев нападений, которые описали но­вые приметы преступников.

 Собрав в течение нескольких дней необходимые пер­вичные данные, я приступил к дальнейшему планирова­нию следствия. Дело было таким, что требовало в первую очередь проведения в самом широком масштабе оперативно-розыскных мероприятий со стороны уголовного розыска.

 Совместно с заместителем начальника отдела уго­ловного розыска областного управления милиции — май­ором Рассолько мы наметили «круг вопросов, над выяснением которых должны были работать сотрудники милиции, используя все имеющиеся в их распоряжении методы работы. В первую очередь мы запланировали мероприятия, направленные к розыску часов, отобранных у потерпев­ших.

 В этих целях было решено: а) провести проверку в часовых мастерских города и у лиц, занимающихся ремонтом часов частным образом; б) установить посто­янное наблюдение за всеми имеющимися в городе рын­ками и проверять каждый случай продажи часов на рынке; в) по возможности выявлять и проверять все другие случаи продажи часов гражданами друг другу; г) снабдить работников милиции подробным описанием всех примет часов, отобранных у потерпевших. Кроме того, мы решили принять меры для выявления всех случаев нападения на граждан, о которых, возмож­но, не было сделано заявлений потерпевшими.

 Наряду с этим мы изучали каждый новый случай на­падения на граждан и тщательно выясняли личность задержанных. Это делалось с той целью, чтобы устано­вить возможную причастность задержанных к убийству Дудченко и другим нераскрытым преступлениям. Так, в начале декабря, поздно вечером трое вооруженных не­известных остановили на улице сотрудника уголовного розыска Резникова, одетого в гражданскую одежду, и потребовали отдать часы, деньги и пальто. Резников применил оружие, преступники оказали сопротивление, двоим удалось скрыться, третий был задержан на месте.

 Через несколько часов были задержаны и другие. Все они были предъявлены для опознания Гагарину, Тепляковой и другим потерпевшим, однако опознаны ими не были; других данных о причастности этих лиц к убийст­ву Дудченко также установлено не было.

 В этом же месяце был задержан один гражданин, который, будучи в нетрезвом состоянии, вместе со своим приятелем вечером остановил на улице нескольких лиц и потребовал отдать часы. При проверке выяснилось, что это был брат потерпевшего Кравцова, который так своеобразно реагировал на ограбление брата.

 Один из граждан очень красочно рассказал мне о на­падении на него трех вооруженных лиц. Он якобы всту­пил с ними в борьбу, во время которой одному из на­падавших укусил нос. Я начал розыск лиц с укушенны­ми носами. Таких граждан оказалось несколько, но каждый объяснял несчастье со своим носом, хотя и весьма своеобразными любопытными обстоятельства­ми, но правдоподобно. Преступников с укушенными но­сами установить не удалось. Несмотря на принятые меры, получить какие-либо определенные данные о личности преступников, убив­ших Дудченко, до конца декабря мы не сумели.

 18 декабря 1955 г. вечером на улице Огарева четве­ро грабителей совершили нападение на брата и сестру Степановых, шедших на каток. Угрожая Степанову но­жом, преступники отобрали у него часы, коньки с ботинками и скрылись. Степановы в своих показаниях по­дробно рассказали о приметах грабителей и отобранных грабителями коньков и часов. Часы Степанова имели характерные приметы (паспорт на’ часы у Степанова не сохранился).

 К концу декабря 1955 года работники уголовного ро­зыска установили, что у некоего гражданина Широкова недавно появились часы, очень похожие на часы, при­надлежавшие Степанову. Они были изъяты у Широкова и предъявлены Степанову, который их опознал. На допросе Широков рассказал, что обнаруженные у него часы он 20 или 21 декабря 1955 г. купил у своего знакомого Дикарева за 150 руб.

 Дикарев оказался в прошлом судимым за хищение и хулиганство. Обыск в квартире Дикарева результатов не дал. При допросе о местах пребывания его в дни   и часы совершения нападений на Гагарина, Дудченко и других Дикарев дал ложные показания. Удалось выяс­нить, что 18 декабря 1955 г., то есть в день нападения на Степановых, Дикарев в вечернее время находился вместе со своим приятелем Наместниковым, также имев­шем в прошлом судимость.

 При обыске у Наместникова были обнаружены конь­ки с ботинками по описанию похожие на коньки Степа­нова. В своих показаниях Наместников утверждал, что коньки с ботинками он купил на рынке 23 декабря, но при проверке этих показаний оказалось, что коньки с ботинками он принес домой вечером 18 декабря. Наме­стников дал ложные показания и о том, что якобы весь вечер 18 декабря он спал и не встречался с Дикаревым. Степановы опознали коньки.

 При следующем допросе  Дикареву были показаны часы, изъятые у Широкова и опознанные Степановым, и зачитаны показания Широкова. После этого Дикарев сознался в том, что нападение на Степановых совершил он вместе с Наместниковым и несовершеннолетним Штатновым.  Дикарев показал, что после нападения на Степано­вых отнятые часы он продал Широкову, а коньки с бо­тинками взял себе Наместников, как свою долю в до­быче. Штатнову, по словам Дикарева, ничего не дали, так как Штатное был сильно пьян. Личность четвертого бандита Дикарев назвать отказался. Дикарев и Наместников были  арестованы.

 Свою причастность к совершению нападений на Гагаринык и Дудченко Дикарев и Наместников категори­чески отрицали. 30 декабря 1955 г. Дикарев, находясь в тюрьме, рас­сказал одному из соседей по камере о том, что убийство в аллее на улице Карла Маркса совершил он и некий «Витька», ранее судимый и проживающий на улице Кирова в г. Калуге.

 С помощью милиции выяснилось, что по улице Ки­рова проживали в это время 63 человека с именем Вик­тор. Среди них несколько человек оказались ранее суди­мыми. После этого удалось уточнить, что Дикарев был свя­зан с «Витькой», отбывавшим наказание в северной части страны. Среди судимых был только один — Обливанцев Виктор   Федорович,  ранее дважды  судимый  за хищение личной собственности  граждан.

 4       января 1956 г. в квартире у Обливанцева при обы­ске были обнаружены и    изъяты   трое    ручных   часов: № 7983756, № 0032130 и часы иностранной марки. Двое первых часов, судя по имевшимся в деле паспортам, ра­нее доставленным потерпевшими, принадлежали   Сле­пушко и Козлову. Часы иностранной марки были очень похожи по описанию на часы, принадлежащие Тепляковой. И действительно, эти  часы  были Тепляковой  опо­знаны. Обливанцева задержали. На допросе он показал, что все трое часов им куплены случайно у каких-то трех незнакомых ему парней в декабре 1955 года.

 5       января 1956 г. у Обливанцева был произведен по­вторный  обыск.  Целью  обыска  являлось  обнаружение авторучки  Кравцова,   механического   карандаша   Гага­рина и других предметов, отобранных у    потерпевших. Обыск дал положительные результаты: была обнаруже­на и изъята авторучка из черной пластмассы с закрытым пером, с никелированными металлическими частями и с коричневой точкой на белой пуговке. Это была авторуч­ка Кравцова, которую он и опознал.

 Повторные обыски были произведены также у Дикарева, Наместникова и Штатнова, но они оказались без­результатными. У всех четырех преступников была изъя­та принадлежащая им одежда, которую мы намерева­лись использовать для опознания. Собранные следствием данные говорили за то, что Дикарев и Обливанцев совершили нападение на Гага­риных, Слепушко, Козлова, Кравцова, Теплякову и уби­ли Дудченко.

 Дикарев был заметно выше Обливанцева, а Теплякова и другие потерпевшие, рассказывая о действиях каждого из преступников, различали их по росту. Теплякова, в частности, рассказывала, что выстрел в Дуд­ченко произвел преступник меньшего роста, другие по­терпевшие также говорили о том, что пистолет был у на­падавшего меньшего роста. Получалось, что убийство Дудченко, по-видимому, совершил Обливанцев. Все эти данные я решил использовать при допросе Обливаицева, чтобы убедить его в бесполезности даль­нейшего отрицания очевидных фактов.

 На очередном допросе 6 января 1956 г. я показал Обливанцеву авторучку, изъятую у него при повторном обыске и опознанную Кравцовым, и спросил о том, как к нему эта ручка попала. Обливанцев молчал. Тогда я ска­зал Обливанцеву, что если он не хочет рассказать правду, то в сущности это не так уже и важно, так как следствию многое известно, и что я даже могу рассказать Обливан­цеву, как происходило убийство Дудченко, и другие ог­рабления и как именно Обливанцев убил Дудченко.

 Ос­новываясь на имеющихся в деле данных, я описал Обливанцеву его роль во всех грабежах. Мой рассказ про­извел на Обливанцева большое впечатление, однако и на этот раз он не сознался. Но полагая, что его выдал Ди­карев, Обливанцев рассказал следующее: летом 1955 го­да он случайно в вагоне поезда нашел пистолет и рас­сказал об этом своему приятелю Никифорову. Послед­ний познакомил его с Дикаревым и они договорились, что Дикарев купит пистолет у Обливанцева за 1000 руб.

 8 ноября 1955 г. вечером Обливанцев встретился с Ди­каревым и Никифоровым (с которыми был какой-то еще незнакомый парень), и все вместе пошли к Обливанце­ву домой. Здесь он отдал пистолет Дикареву, после чего тот с приятелями ушел. Куда они пошли и что делали с пистолетом, он не знает.

 В дальнейшем, по словам Обливанцева, Дикарев вместо 1000 руб. передал ему трое часов и авторучку. Предыдущие показания Обливанцев объяснил тем, что, услышав об убийстве Дудченко и о грабежах в городе, он понял, для каких целей употреб­ляет Дикарев купленный у него пистолет и какие часы ему передал Дикарев, а поэтому боялся ответственно­сти.  Таким образом, вольно или невольно, но Обливанцев назвал третьего участника нападения на Гагариных, Слепушко  и Белова—Никифорова.

 При допросе 7 января 1956 г. Никифоров отрицал свое участие в совершении нападений на граждан со­вместно с Дикаревым и Обливанцевым и утверждал, что ничего не знает о якобы имевшей место продаже Обли­ванцевым пистолета Дикареву. По внешнему виду и по одежде Никифоров вполне соответствовал приметам третьего грабителя, описан­ным потерпевшими Гагариным, Слепушко и Беловым, в связи с чем он был задержан. При обыске у Никифорова часов и других предметов не обнаружили, но изъяли всю его одежду.

 На допросе 9 января 1956 г. Никифоров сознался в том, что нападение на Гагариных, Слапушко и Белова совершил он с Дикаревым и Обливанцевым, и подробно рассказал о конкретных обстоятельствах нападения. Никифоров заявил, что часы, отнятые у Гагарина, при дележке награбленного достались ему, а затем были проданы гражданину Ронг. Часы эти были немедленно изъяты у Ронг. По имевшимся в деле паспорту и номе­ру они соответствовали часам Гагарина.

 Интересно отметить, что Никифоров, в прошлом не­однократно судимый, объяснил свои ложные показания на первом допросе 7 января тем, что он считал ниже своего достоинства так быстро, на первом же допросе, признаться. По словам Никифорова, он как «настоящий вор» должен был «посидеть немного, а уже потом рас­колоться».

 9 января 1956 г. была произведена очная ставка между Никифоровым и Обливанцевым. Выслушав пока­зания Никифорова, Обливанцев во всем сознался и по­дробно рассказал о нападениях на Гагариных, Слепушко, Белова, Кравцова, Слабовых, Козлова и Теплякову, а также об убийстве Дудченко. Обливанцев признался, что Дудченко убил он, а пистолет на следующий день забросил в реку. Найти его там не представилось возможным.

 При допросе Обливанцева я выяснил одну характер­ную деталь: после нападения на Козлова он и Дикарев пошли к вокзалу и в палатке, окрашенной голубой кра­ской, купили по бутылке жигулевского пива и по теплому пирожку с рисом. Я решил использовать эти сведения  при допросе Дикарева,  который   по-прежнему  все отрицал.

 И действительно, когда я на очередном допросе рас­сказал Дикареву со  всеми подробностями о совершен­ных им преступлениях, а также про покупку после нападения на Козлова жигулевского пива и теплых пирожков с рисом в голубой палатке около вокзала, Дикарев заявил, что действительно  следствию все известно, од­нако попросил дать ему очную ставку с Никифоровым, чтобы убедиться, что и Никифоров во  всем    сознался. По словам Дикарева, Никифоров помогал  ему продавать часы, и он не хочет «подводить» Никифорова, пока сам не убедится, что Никифоров сознался.

 На очной ставке Никифоров спросил «разрешения» у Дикарева, может ли он, Никифоров, рассказать, кому проданы часы, доставшиеся Дикареву, и где находится нож, принадлежащий Дикареву. Дикарев «разрешил» Никифорову сказать об этом. Так были изъяты еще одни часы, принадлежащие Кравцову, и нож, которым был вооружен Дикарев во время совершения бандитских нападений. Дикарев так же, как Обливанцев и Никифоров, подробно рассказал о нападении на граждан.

 Для проверки собранных по делу доказательств Ди­кареву, Обливанцеву и Никифорову было предложено доказать на улицах города места совершения ими пре­ступлений. Я выезжал на автомобиле вместе с Дикаревым, Об­ливанцевым « (Никифоровым, с каждым в отдельности, и предлагал им показать те места на улицах города, где были совершены нападения на Гагариных, Слепуш-ко, Белова, Слабовых, Кравцова, Козлова, Теплякову и убийство Дудченко.

 Места происшествия, показанные каждым из обви­няемых в присутствии понятых, были мною описаны в протоколах осмотра и сфотографированы. Кроме того, я составил планы мест происшествия, которые были приложены к ‘протоколу осмотра. То же было проделано с участием каждого из потер­певших.

 Места происшествия, показанные Дикаревым, Обли­ванцевым и Никифоровым, каждым в отдельности, и каждым из потерпевших полностью совпадали, что бы­ло наглядно видно из приобщенных к делу протоколов осмотра, фотоснимков и планов. Теперь уже не оставалось никакого сомнения в том, что Дикарев, Обливанцев и Никифоров правдиво рас­сказывают о совершенных ими преступлениях.

 Однако для еще более начерпывающей проверки со­бранных по делу доказательств я решил предъявить об­виняемых для опознания потерпевшим.  Предварительно всем обвиняемым было предложено одеться в ту одежду и головные уборы, в которых они были во  время  совершения    бандитских нападений на граждан (вся одежда Дикарева, Обливанцева и дру­гих, как я уже отметил, еще раньше была у «их изъята при производстве обысков в целях дальнейшего предъ­явления для опознания).

 Производя опознания, я, помимо главной  задачи — проверки собранных следствием доказательств,— имел в виду еще и другую цель, если можно так    выразиться, теоретического характера. Как отмечено выше, бандит­ские нападения на Гагариных, Слепушко, Кравцова, Теплякову и других были  совершены в вечернее    время, причем бандиты специально выбирали темные или очень слабо освещенные места и действовали весьма быстро. Потерпевшие  были,  естественно, весьма  поражены  не­ожиданностью  нападения  и напуганы. Для меня пред­ставлялось, безусловно, интересным для  будущей   прак­тики  еще  раз проверить, в какой   мере потерпевшие  за­помнили внешность бандитов в таких достаточно небла­гоприятных  условиях  и  какие  результаты  может дать опознание.

 Опознание обвиняемых было произведено среди дру­гих лиц в помещении прокуратуры области, в большой комнате, при ярком электрическом освещении (я специ­ально для этой цели установил две мощные электролам­пы) и привело к следующим результатам: Гагарин опознал Дикарева по росту, по форме лица и по одежде; Слепушко опознала Обливанцева и Никифорова по одежде.

 Белов опознал Дикарева по росту, по телосложению, по форме лица и .по манере держать себя. Кравцов опознал Дикарева по росту и «вообще как личность».  Козлов опознал Дикарева и Обливанцева по росту и по чертам лица. Теплякова опознала Обливанцева по одежде. Степнов опознал Дикарева и Штатной»; первого по росту, по телосложению и по чертам лица, второго — по росту. Степанова опознала Наместникова по росту, по гла­зам и по чертам лица. Слабов, Слабова и Яковлева никого не опознали.

 Таким образом, только Слабовы и Яковлева в силу каких-то причин не смогли (или может быть не захотели) опознать обвиняемых. Все остальные потерпевшие опознали каждый одного или даже двух преступников, совершивших на них нападение в темноте.

 Штатнов, совершивший совместно с Дикаревым, Наместниковым и четвертым неизвестным преступником нападение на Степановых, при первом же допросе во всем сознался. Он оказался несовершеннолетним и был очень маленького роста. Во время нападения на Степа­нова Штатнов был сильно пьян и должен был произве­сти скорее комическое впечатление, но Степановым в то время было не до шуток.

 Четвертого преступника Штатнов не знал, его знали Дикарев и Наместников. Однако, сознавшись в нападении на Степановых после очной ставки с Дикаревым, этого соучастника они назвать от­казались. Выяснить, кто же был четвертый, так и не удалось, хотя для этого был принят ряд мер. В предъявленных им обвинениях Обливанцев, Дика­рев, Никифоров, Наместников и Штатное полностью признали себя виновными и на суде.

 Калужский областной суд приговорил Обливанцева к расстрелу, а Дикарева, Никифорова и Наместнико­ва — к длительным срокам заключения. В отношении Штатнова  наказание было вынесено условно.

 ПРИМЕЧАНИЕ «ХРОНИК и КОММЕНТАРИЕВ»

За инициативное и умелое расследование этого дела старшему следователю прокуратуры Калужской области  В.  Царицыну приказом Генерального Проку­рора СССР объявлена благодарность и вручена премия.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: