ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

РАЗГРОМЛЕННЫЙ ФЛОТ. Как дерибанили Черноморское морское пароходство — крупнейшую в мире судоходную компанию и почему никто не пошел под суд. Реквием.

Posted by operkor на Ноябрь 5, 2011

На 01.01. 1995 года на балансе Черноморского морского пароходства было 221 судно плюс 53 судна в составе совместных предприятий Вьетнама и Греции. Численность сотрудников ЧМП составляла 32 тысячи человек, из них 27 тысяч — плавсостав. Это была крупнейшая в мире судоходная компания. Обвальное уменьшение украинского флота произошло за счет массовой передачи судов в оффшорные компании. Так дерибанили Черноморское морское пароходство…

Только в 1996 —1997 годах Минтранс выдал разрешение на передачу в офшорные компании следующих судов: «Капитан Сорока», «Капитан Полин», «Петр Смородин», «Михаил Стельмах», «Василий Матузенко», «Владимир Гаврилов», «Роман Кармен», «Капитан Л. Соловьев», «Петр Емцов», «Капитан Слипко», «Капитан Чирков», «Альдебаран», «Иван Шепетков», «Капитан Джурашевич», «Капитан Г. Баглай», «Николай Чернышевский», «Яков Бондаренко», «Борис Андреев», «Механик Бардецкий», «Капитан В. Труш», «Кременчуг», «Григорий Петренко», «Павел Мизикевич», «Петр Алейников», «Инженер Ямбуренко», «Ленинский Пионер», «Валентин Золотарев», «Валерия Барсова», «Винница», «Брест», «Агостинье Нетто», «Николай Черкасов», «Житомир», «Известие», «Александр Огнивцов», «Кнуд Есперсен», «Эрнесто Че Гевара», «Капитан Мезенцев», «Инженер Ермошкин», «Степан Артеменко», «Капитан Медведев», «Петр Первый» — всего 42 судна.

Все названные судна были списаны с баланса ГСК ЧМП и физически переведены в офшоры. В результате такой политики Минтранса, а также постоянно меняющихся руководителей ГСК ЧМП (за 5 лет — 6 руководителей), крупнейшая в мире судоходная компания — Черноморское морское пароходство исчезла с лица земли.

Вряд ли кто-то сможет остаться равнодушным, прочитав эту краткую справку. Прежде всего, приходит боль, непонимание, как могло случиться, что Украина добровольно отказалась от целой эскадры современных морских судов. Многие увидят за цифрами — явление, целую систему, которая позволяет «вымывать» громадные средства из госбюджета, безнаказанно растаскивать государственную собственность…

Длительное время в Украине волна за волной поднимается проблема борьбы с коррупцией. Поднимается и разбивается, не оставив после себя практически ни одного следа, даже пены. В результате — коррупция в Украине, как явление, признается на всех властных уровнях, но конкретных коррупционеров — нет. Почему?

Во многом ответы на эти риторические «Почему?» дают выводы Счетной палаты, аудиторы которой практически в каждой проверке выявляют особый «подход» чиновников самого высокого ранга к правовому полю управления государственными денежными потоками, государственным имуществом.

Злоупотребления совершаются под «прикрытием» нормативно-правовых и административно-распорядительных актов, издаваемых якобы во исполнение законодательства по вопросам бюджета, а на самом деле противоречащих действующему законодательству. После создания такой, с позволения сказать, нормативно-правовой базы финансовые потоки, теперь уже легально, направляются не на социально-экономические преобразования и цели, предусмотренные Законом о государственном бюджете, а на удовлетворение сугубо корыстных личных интересов.

Как это происходит в реальности, назрела необходимость проиллюстрировать на одном эпизоде, вернее подсистеме — системы незаконного присвоения государственной — народной собственности.

Президент Украины дал официальное поручение кабинету Министров Украины принять ряд кардинальных мер по выводу из кризиса рыбного хозяйства страны, в трехмесячный срок разработать и утвердить Программу обновления флота рыбного хозяйства Украины на период до 2005 года. Программу разработали и утвердили.

17 января 2002 года Верховная Рада Украины приняла Национальную программу строительства судов рыбопромышленного флота Украины на 2002 — 2010 годы Законом Украины, который подписал Президент.

Необходимость разработки Программы, как отмечено в этом документе, обусловлена плачевным состоянием этого флота, «катастрофическим уменьшением его количественного и типового состава, которое порождает заострение комплекса экономических, социальных и других проблем, негативно влияет на состояние продовольственного обеспечения населения государства».

А что же с Программой обновления флота рыбного хозяйства Украины на период до 2005 года? О ней никто не вспомнил  по причине полного провала, и никто за это не понес и не понесет ответственности. Наоборот, новую Национальную программу будут реализовывать те же «специалисты» из того же самого бывшего Министерства, затем — Комитета рыбного хозяйства, а теперь — департамента рыбного хозяйства. Но это детали, административные шалости. За последние десять лет подобных «программ» было свыше трехсот.

Вернемся к одному из пунктов упомянутого выше Поручения Президента Украины, на реализацию которого было затрачено в десять раз больше бюджетных средств, чем на саму Программу. Вот он: «обеспечить финансирование завершения строительства девяти рыболовных траулеров на Черноморском судостроительном заводе с последующей передачей в лизинг предприятиям рыбного хозяйства Украины» (срок — в течение 1997 — 1998 гг.).

Реализуя его, премьер-министр Украины Пустовойтенко В.П. подписал распоряжение от 20.08.97 № 460-р, в котором одобрил предложенную председателем Госкомрыбхоза Украины Шведенко Н.Н. противозаконную схему создания государственной рыболовецкой компании в оффшорной зоне — Британские Вирджинские острова — под названием «Fishing Company S.A.». Минфину для достройки судов на Черноморском судостроительном заводе поручалось под свои гарантии оформить вновь созданной Компании банковских валютных кредитов в сумме почти 11 млн. долларов США.

Интересный момент — распоряжение, а не постановление Кабинета министров, выдавалось «с целью выведения из кризисного состояния государственного предприятия Черноморский судостроительный завод». Как сообщило агентство УНИАН 29 января 2002 года, этот завод пребывал в стадии банкротства. Ну и ну… «Вывели» из кризисного состояния.

Но давайте вернемся к государственной рыболовецкой компании в оффшорной зоне и попробуем разобраться, что это за феномен и для чего он создан. Всем хорошо известно, что перенесение бизнеса в оффшорные зоны преследует, в первую очередь, такую основную цель, как уход от уплаты налогов, их максимальное уменьшение. В нашем же случае Правительство создает государственную оффшорную компанию, что является равносильным желанию государства избежать уплаты налогов самому себе. Это исключительно украинское ноу-хау.

В мировой практике для создания льготных финансовых режимов для поддержки, развития определенных стратегических проектов, отраслей производства или территорий внедряются свободные экономические зоны, технопарки и тому подобное. Но в таких зонах льготными условиями могут воспользоваться все желающие субъекты хозяйствования. В нашем же случае Правительство создало эксклюзив в виде вечных налоговых каникул для специально незаконно созданной одной компании.

Но, цель оправдывает средства, и 4 сентября 1997 года компания «Fishing Company S.A.» была зарегистрирована на Британских Вирджинских островах. На основании распоряжения Кабинета Министров, Минфин (Митюков И.А.) предоставил гарантии, а оффшорная компания в Государственном сберегательном банке Украины получила льготный валютный кредит в сумме 10,6 млн. долларов США сроком на один год. Источники погашения кредита в подписанном и реализованном кредитном договоре между Государственным сберегательным банком и компанией «Fishing Company S. A.» не были определены. И как показало время — не случайно.

 

За государственные средства эта оффшорная компания приобрела для себя у Черноморского судостроительного завода два траулера. А что же получило государство взамен?

На этот вопрос дала ответ коллегия Счетной палаты, которая 15 декабря 1999 года рассмотрела и утвердила Отчет о результатах проверки использования бюджетных средств рыболовецкой оффшорной компанией «Fishing Company S.A.». Вот некоторые выводы Коллегии:

«…действующим законодательством Украины не предусмотрена регистрация государственных предприятий в оффшорных зонах. Своими решениями относительно регистрации государственного предприятия «Fishing Company S.A.» в оффшорной зоне Кабинет Министров Украины и Государственный комитет рыбного хозяйства нарушили ст. 5, 6 Закона Украины «О предприятиях», ст. 8 Закона Украины «О предпринимательстве», а также ст. 2 и п. 28 ст. 4 Указа Президента Украины от 6 ноября 1997 года № 1250/97 «О положении о Государственном комитете рыбного хозяйства Украины».

Компания, юридически и фактически выведена из-под контроля органов государственного управления, — является нерезидентом, деньги государственного бюджета получены ею незаконно. Госкомрыбхоз (Шведенко Н.Н.) и Министерство финансов (И. А. Митюков) никаких мер по возвращению кредита компанией «Fishing Company S.A.» не предпринимали.

 

В результате:

— внедрение схемы расчетов через компанию «Fishing Company S.A.», которая была зарегистрирована в оффшорной зоне, нанесло потерь бюджету на общую сумму $2,5 млн. в связи с неуплатой компанией налогов и других обязательных платежей, а судостроителями — налога на добавленную стоимость, поскольку траулеры поставлялись на экспорт;

— привлечение кредитных ресурсов Государственного сберегательного банка для кредитования компании «Fishing Company S.A.» в валюте, при отсутствии механизма возврата валютных кредитов, повлекло потери банка (в виде невозвращенного кредита и процентов за пользование кредитными ресурсами по состоянию на 1 октября 1999 года) на сумму около 42,4 млн. гривен;

— реализация Кабмином и Госкомрыбхозом Украины этого проекта привела практически к потере государством двух траулеров, стоимостью $8,54 млн.».

Выводы коллегии Счетной палаты были направлены Кабинету Министров. Пройдя через систему всех резолюций-поручений премьер-министра, первого вице-премьера, министра финансов — рассмотрение и подготовка ответа опустилась на уровень тех исполнителей, которые как раз и должны были обеспечить законность создания компании, эффективность использования бюджетных средств, чьи визы стояли на распоряжении Кабинета Министров, перечеркивающем положения трех законов Украины.

В результате — Счетная палата получила ответ за подписью заместителя министра финансов В. В. Регурецкого, в котором говорится, что: «…создание рыболовецкой компании базируется на законах Украины» и рассуждается об эффективности действующего «проекта».

Действительно, когда управляешь всем бюджетом страны, разве 42,4 млн. гривен бюджетных средств — разве это деньги? А два траулера — разве это собственность?!  Реакция Генеральной прокуратуры Украины, куда также были направлены выводы Счетной палаты, была иной:

«…что касается соблюдения законодательства при создании и регистрации рыболовецкой компании «Fishing Company S.A.» сообщаем следующее:

Проверку по этому поводу Генеральная Прокуратура Украины проводила в 1999 году. По ее результатам внесено представление Кабинету Министров Украины об устранении нарушений, в том числе относительно создания и регистрации компании в офшорной зоне. Кабинетом Министров Украины вопрос рассмотрен, но фактически нарушения не устранены.

В связи с этим, Генеральной прокуратурой Украины проведена дополнительная проверка, по результатам которой в Кабинет Министров Украины направлено письмо о необходимости неотложного принятия мер к безусловному выполнению отмеченных в представлении требований и устранению установленных нарушений. Однако, правительство в ответе со ссылкой на нормативно-правовые акты отметило, что создание компании осуществлено в соответствии с законодательством Украины».

Как видим, работает система, при которой чиновнику, допустившему злоупотребления, поручается их признать, подготовить меры по исправлению и наказанию самого себя. Естественно, прежде всего, он будет отрицать сам факт злоупотреблений, изобретая хитро-мудрые отписки. А у руководства, дающего поручения, как правило, нет времени на изучение и погружение в проблему. Ведь большинство из них — полуполитики, полупрофессионалы-специалисты. И никакой реальной ответственности никто не несет.

Получив противоречивые ответы на выводы коллегии Счетной палаты от Кабинета Министров, Минфина, Генеральной прокуратуры, аудиторы Счетной палаты вели постоянный мониторинг этой проблемы, неоднократно обращая внимание высших органов исполнительной власти на неправомерность их действий.

А действия были таковы:

Министерство финансов Украины, вместо требования к компании о погашении задолженности Сбербанку за полученный ею кредит, в декабре 1999 года обратилось к Кабинету Министров Украины с предложением, согласованным со Сбербанком Украины, о реструктуризации задолженности офшорной компании перед банком по состоянию на 1 марта 2000 года. Это ли не пример должного програмно-целевого отношения к бюджетным деньгам?

Реструктуризация долга произошла путем оформления его согласно распоряжению Кабинета Министров Украины от 21.12.99 г. № 1456-р казначейскими векселями в размере 46,8 млн. гривен. Маленькая, может быть, но существенная деталь, это распоряжение одним из последних, подписанных премьер-министром В.П. Пустовойтенко, который Указом Президента с 22.12.99г. освобожден от этой должности.

Несмотря на то, что указанная задолженность, в нарушение ст. 3 Закона Украины «О государственном внутреннем долге», в состав государственного внутреннего долга не была отнесена, в 2000 — 2001 годах из Государственного бюджета Украины выплачено 26,7 млн. грн. в погашение обязательств компании перед Сбербанком. Это уже было при новом правительстве, которое возглавил Ющенко В.А., но при старом министре финансов — И. А. Митюкове.

Незаконные действия Министерства финансов Украины привели к тому, что, вследствие неисполнения офшорной компанией условий договора перед Сбербанком относительно уплаты ему средств в размере 46,8 млн. грн., долговые обязательства по уплате кредита автоматически были переложены на Минфин, а в дальнейшем — на государственный бюджет. Отметим, что в это время результаты финансово-хозяйственной деятельности компании позволяли ей самостоятельно, пусть еще не в полном объеме, но выполнять взятые долговые обязательства (доходы Компании за 1997 г. — I полугодие 2001 г. составили $2,4 млн.).

Но офшорная компания и не собиралась рассчитываться за кредит. Вы помните, в кредитном договоре «случайно» не был определен источник его погашения. В итоге, как считает сначала — министр, потом — председатель, сейчас — директор департамента рыбного хозяйства Н. Н. Швыденко, никто никому ничего не должен, хотя за все рассчитались деньгами государственного бюджета, т.е. деньгами налогоплательщиков. А что же с собственностью, которая фактически приобретена за государственные средства, тем более, что за это время компания приобрела еще два траулера? Кому же они принадлежат?

Документы, имеющиеся в Севастопольском морском рыбном порту, свидетельствуют, что стопроцентным владельцем судна «Капитан Русак» уже является компания «Fishing Fox Ltd.», зарегистрированная на Кипре. Судно «Александр Буряченко» принадлежит компании «Fishing Lion Ltd.», зарегистрированной на Кипре, а владельцем судна «Профессор Михаил Александров» была компания «Fishing Seal Ltd.», которая также зарегистрированна на Кипре, являющимся офшорной зоной.

А где же наша «государственная» офшорная компания «Fishing Company S. A.» с Британских Вирджинских островов, чем же она владеет?

Результаты повторной проверки, проведенной аудиторами Счетной палаты, выявили, что на сегодня согласно распоряжению Госкомрыбхоза имущество компании «Fishing Company S. A.» передано в залог под иностранный кредит в размере $5 млн. сроком на 3 года под 10 процентов годовых, взятый Международным пулом (International Fishiries Pool (Livingstone Sippsng Inc.) в состав которого, кроме «Fishing Company S. A.», были включены также другие, причем убыточные, рыболовецкие компании. Это дает основания для вывода о том, что появилась реальная угроза потери судов компании «Fishing Company S. A.», которые фактически приобретены за счет средств государственного бюджета.

В декабре 2001 года коллегия Счетной палаты по результатам мониторинга и дополнительной проверки рассмотрела этот вопрос вторично и приняла решение, учитывая сложившуюся в правительстве практику рассмотрения предыдущих выводов Счетной палаты, а также то, что расходы государственного бюджета на реализацию этого проекта уже составляют 59 млн. грн., а никаких доходов государство не получает, при этом еще и существует реальная угроза потери судов, купленных за государственные деньги, направить материалы по этому вопросу непосредственно Президенту Украины для принятия мер по сохранению государственной собственности.

Президент Украины четко отреагировал и поставил перед очередным уже Премьер-министром вопрос: «Кто будет отвечать? и поручил «разобраться с такой деятельностью».  Выполняя указания Президента Украины, правительство создало Специальную комиссию для рассмотрения этой проблемы.

Дважды в январе и феврале 2002 года проходили заседания этой комиссии в рамках правительственного комитета по реформированию аграрного сектора, однако, итоговый ее документ так и не дал четких, вразумительных ответов на поставленные Счетной палатой в письме Президенту Украины два основных вопроса:

Первый. Почему оффшорная Компания, которая во всех документах определена заемщиком кредита, работает прибыльно, однако кредит не возвращает, а наоборот использует эти средства для наращивания собственных активов?

Второй. Каким образом необходимо оформить права государства на плавсредства, которые фактически приобретены за государственные деньги, обеспечить их деятельность на пользу государства и не потерять эту государственную собственность?

На заседаниях комиссии звучали робкие высказывания об отсутствии законодательного регулирования порядка регистрации компаний в оффшорных зонах, что может привести к печальным последствиям. Однако, они утонули под экзальтированным напором представителей тех ведомств, которые с самого начала инициировали этот проект и тщательно его сопровождали.

В результате, под настойчивым давлением Госкомрыбхоза и Минфина, акценты в очередной раз смещены совсем в другую сторону, что и стало причиной сделанных заключений, которые не имеют убедительного правового и экономического характера, а, наоборот, основываются на сомнительной, документально не подтвержденной, информации и, так называемой, целесообразности.

Вот выводы комиссии:

«…Реализация правительственных решений по этому вопросу обеспечила работу судостроительному заводу, поступления от него платежей в бюджет, сохранения отечественной технологии строительства многотоннажных рыболовецких судов, а результатом деятельности компании есть непосредственные и прямые инвестиции в экономику Украины в сумме около $22 млн., создание 570-ти новых рабочих мест для моряков.

Члены правительственного комитета по реформированию аграрного сектора, рассмотрев материалы Специальной комиссии по изучению вопроса создания и функционирования компании «Fishing Company S. A.», заслушав ее отчет, согласились с выводом, что Госкомрыбхоз и Минфин при использовании средств государственного бюджета действовали в рамках нормативно-правового поля».

Какого «правового поля», позвольте спросить?! Не того ли, которое создано распоряжением Кабинета Министров и подменяет законы Украины? При котором можно игнорировать все и вся, руководствуясь лишь одной целью — отломить кусок побольше от бюджетного пирога, при этом твердо зная, что отвечать не придется.

Корпоративным, иначе не назовешь, интерес чиновников Минфина, МинАПКа, Минэкономики, которые всеми средствами поддерживают авторов этого проекта из числа руководителей Госрыбхоза. В ход запускаются одни и те же заведомо неправдивые аргументы, основные из которых сводятся к следующим двум моментам. Первый заключается в том, чтобы убедить всех о вроде бы государственном украинском статусе компании «Fishing Company S. A.»

Но заметим следующее. Действующее законодательство Украины не предусматривает сочетания статуса государственного предприятия со статусом нерезидента, которым фактически является эта компания, и который осуществляет свою деятельность в соответствии с законодательством другого государства, того, где зарегистрирована эта компания.

В Едином государственном реестре предприятий и организаций Украины, целью которого является обеспечение единого государственного учета субъектов, эта компания не зарегистрированна. В него включено только представительство этой компании в Украине, как собственность юридического лица другого государства.

Траулеры, которые находятся в собственности компании, регистрацию в Государственном судовом реестре Украины, в соответствии с требованиями Кодекса торгового мореходства Украины, не проходили, а свидетельства о праве собственности на суда и свидетельства о плавании под Государственным флагом Украины были получены обманным путем.

Генеральная прокуратура Украины также констатирует, что компания фактически создана, зарегистрирована и осуществляет свою деятельность на неподнадзорной органам прокуратуры территории. Так какая же это государственная компания?!

Кстати, согласно Учредительному меморандуму и Уставу от 4 сентября 1997 года, согласно законам Британских Вирджинских островов наименованием зарегистрированной компании является «Fishing Company S.A.», а не «Государственная рыболовецкая компания «Fishing Company S.A.» как это произвольно трактует во всех своих документах Госкомрыбхоз, а за ним — и все другие ведомства.

Единственным документальным подтверждением прав собственности на эту компанию постоянно фигурирует Сертификат на 50 тысяч акций стоимостью $50 тысяч (акции, кстати, не выпускались), выданный на имя Государственного комитета рыбного хозяйства Украины. Но чего он стоит, когда:

— эти имущественные права Госкомрыбхоза в составе его активов не учитываются. Ничего о них не ведает и Фонд государственного имущества Украины;

— средства в сумме $50 тысяч Госкомрыбхозом компании не перечислялись, т.е. отсутствует документальное подтверждение факта самой финансовой операции по выкупу акций;

— неоформленные надлежащим образом финансовые права Госкомрыбхоза оцениваются в размере $50 тысяч, а это аж 0,3 процента активов компании, которые оцениваются уже в $14,5 млн. ;

— Госкомрыбхоз, как владелец сертификата, имел право на получение дивидендов в пользу государства, но ни одной копейки за 1997 — 2002 годы не получил.

Второй аргумент апологетов Счетной палаты вообще из области фантастики, так как сводится к тому, что хотя компания и получила валютный кредит в сумме $10,6 млн., однако возвращать его она не должна.

Тщательный анализ всех документов, начиная с технико-экономического обоснования этого проекта, подтверждает то, что предусматривался кредитный (заемный) характер его финансирования, а это означает необходимость возврата полученных средств. При этом ударение делалось именно на окупаемости проекта, путем значительного увеличения поставок рыбной продукции, в первую очередь таким бюджетным учреждениям, как Министерству обороны, Министерству внутренних дел и другим.

Сам Госкомрыбхоз поручением от 12.09.97 № 4-4-19/63 определил компанию заемщиком кредита, который она и получила согласно кредитных договоров у Сберегательного банка. Другое дело, что компания и не собиралась возвращать полученные кредиты, и это за нее сделали руководители Госкомрыбхоза и Минфина за счет средств Государственного бюджета Украины.

Еще в 1999 году Минфин приобрел по отношению к компании все права кредитора и соответственно — право предъявлять требования к должнику, однако ни разу не воспользовался этими правами в интересах государства. А сумма требований к компании составляет 59 млн. гривен.

Интересная, как видите, сложилась ситуация. Офшорная компания-нерезидент получила от «богатой» Украины фактически подарок в виде трех новых современных рыболовецких траулеров, каждый из которых при самых неблагоприятных обстоятельствах имеет возможность принести за год более $1,5 млн. чистой прибыли. Кому приносит — неизвестно, но точно известно, что приносит прибыль четыре года подряд. И так же точно известно, что не государству.

Неужели никто в Украине не в состоянии выяснить, кто же получает эти, принадлежащие государству доходы, и повлиять на прекращение разорительного для государства, так называемого, эксперимента. Аудиторы Счетной палаты могут развязать эту проблему. Но для них доходная часть государственного бюджета — «табу», тоже — одно из чисто украинских ноу-хау в системе бюджетного контроля. Можно только представить себе какие финансовые ресурсы, не подконтрольные государственным контролирующим органам, обслуживают чьи-то личные, отнюдь не государственные интересы.

Дошло до того, что даже Генеральная прокуратура Украины в связи с такой позицией правительства вынуждена информировать о том, что уже исчерпала предоставленные ей полномочия относительно приведения в соответствие законодательству Украины статуса этой компании. А о том, что нарушения действующего законодательства имели место при создании компании, Генеральная прокуратура Украины дважды вносила представление Кабинету Министров Украины еще в 1999 году.

 

Складывается впечатление, что горький урок исчезновения могучего флота Черноморского морского пароходства ничему и никого не научил, хотя некоторые элементы прозрения наступают. Процитирую несколько фраз из письма вице-премьер-министра Леонида Козаченко, полученного Счетной палатой 28.03.02 г., которые подтверждают наши худшие предположения:

«…перерегистрация в Украине (компании) является преждевременной, поскольку перед регистрацией компании в Украине необходимо рассчитаться с кредиторами-нерезидентами Украины. Для этого компании необходимо получить в Украине кредиты в сумме 35 млн. гривен. Кроме того, суда компании находятся под залогом за полученные от нерезидентов Украины кредиты. Отмеченное делает невозможным получение кредитов в Украине.

…Учитывая приведенное, считаем, что наиболее реальным путем решения проблемы перерегистрации компании есть ее работа на действующих условиях до конца сентября 2004 г. без заключения соглашений на получение новых кредитов под залог судов.

… После осуществления полных расчетов за полученные кредиты можно будет решить вопрос относительно регистрации компании в Украине. Соответствующие поручения по этому вопросу даны Минагрополитики».

Но это — в будущем, а сегодня реализация «проекта Fishing Company S. A.», через специально разработанные «правила игры», позволила практически легально обворовывать государство. В то же время уровень объемов рыбной продукции 2000 г. к 1990 г. составил 33,5 %, а продажа рыбы на душу населения в 2001 году в Украине составила… 59 граммов в месяц.

Но зачем я об этом пишу, ведь о позиции Счетной палаты и позиции руководства исполнительной власти знают практически все. Одних статей в СМИ по этому вопросу было больше чем достаточно.

Но с другой стороны, молчать нельзя — государство, имеющее выход к двум морям,   не должно превращаться в прибрежное государство. За державу больно и обидно!

ИСТОЧНИК:http://www.fin.org.ua/newws.php?i=598782

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: