ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

БЕДНЫЕ НАШИ СЕЛА… Заметки журналиста с родины Леонида Кучмы и Геннадия Тимошенко — свекра Юлии Тимошенко. ФОТО

Posted by operkor на 29 ноября, 2011

НОВГОРОД-СЕВЕРСКИЙ —  город десяти веков. Этот районный центр Черниговщины расположен на высоких холмах правого берега Десны на северо-востоке области. Красавица Десна вьется синей лентой по зеленому лугу с небольшими  озерцами, раскинувшимися на несколько километров аж до сосновых лесов.

 Город утопает в свежей зелени, над которой искрятся золотом купола церквей. Здесь на каждом шагу, кажется, дышит сама история. Отсюда прозвучал призыв князя Игоря Святославовича объединиться против половцев, нападавших на русские земли, о чем выразительно написал неизвестный поэт в «Слове о полку Игоревом».  Отсюда князь Игорь повел боевые дружины на битву с врагом в 1185 году, чтобы «постоять за землю Руську», окончившуюся поражением и пленением князя и его сына.

 Археологи находят здесь остатки княжеского двора на Замковой горе. К своему тысячелетнему юбилею Новгород-Северский преобразился: засверкали золотом купола трех старинных церквей, обновился монастырь с Никольской церковью, построенной в XI столетии, центральную площадь украсила скульптурная бронзовая композиция князя Игоря в боевых доспехах и с мечом, застывшим на коне; на Замковой горе встал в бронзе вещий Боян, а у монастыря  появилась Ярославна. Орды Батыя сравняли город с землей, но он вскоре возродился из пепла, а теперь будто заново родился.

Центр Новгород-Северского. После дождя.

В Новгород–Северском работали и учились педагог К.Д. Ушинский и революционер, изобретатель Н.И. Кибальчич, актер И.М. Уралов и первый ректор Киевского университета М.А. Максимович, партизанские командиры Герои Советского Союза Г.С. Артозеев, проживавший потом в Запорожье и работавший долгие года заместителем гендиректора Запорожского алюминиевого комбината.  Снова ожили торговые ряды (на фото справа), сооруженные в XYII столетии, в которых сейчас хозяйничают предприниматели, кооператоры.

 В городе и вокруг него – сосновые, смешанные леса и березовые рощи, которые наполняют воздух свежестью и ароматом. Военные строители возвели над Десной понтонный мост, и теперь пригородные поезда ходят в Новгород–Северский от станции Воронежская и Шостка.

Интересно, что город был в свое время и центром Новгород–Северского княжества, центром Стародубского сотенного полка, и даже губернским /19-е столетие/. Об этом напоминает в центре города Триумфальная арка с десятью гербами уездов губернии, построенная к приезду императрицы Екатерины II. А вот проехать под аркой она не смогла: карета оказалась шире.

 Шумят над городом века, а он такой же красивый, зеленый, как и был когда-то. Будучи Президентом, Леонид Кучма немало сделал для благоустройства районного центра и своего родного села Чайкино, которое в двух десятках километров от Новгород–Северского. Хотя, откровенно говоря,  уровень жизни его земляков не улучшился, а наоборот – ухудшился в последние годы.

 Я столько лет  не был на родине…

 Хлеб в Новгород–Северском и селах района, к счастью, есть, хотя и не выделяется высоким качеством. Серый хлеб, к примеру, сырой, не пропеченный, как надо, из него можно лепить коников, чертиков. Белый хлеб и булочки несколько лучше серого.

Ну что же можно положить на стол к хлебу? Практически ничего. В магазинах и на базаре райцентра трудно купить мясо и сало, фрукты и овощи. На базаре торгуют  несколько человек помидорами и огурцами, привезенными из Запорожской и Днепропетровской областей. Конечно, и цена их значительно дороже. Я несколько дней наведывался на базар, хотел купить свежего сала, но так не смог этого сделать. И только на ярмарке, состоявшейся 12 июля, купил у одной селянки. Только она торговала свежим салом, да и то – соленным. Мяса не было. Свои помидоры здесь не вызревают, а огурцы – поздно. В июле их еще не было.

Река Десна весной.

Колбасные изделия есть в магазинах, но цены кусаются, как и по всей стране. Я поинтересовался у родственников, почему в продаже нет ни сала, ни мяса? Оказывается, много свиней погибло из-за какой-то болезни, а селяне, если и держат кабанчика-двух, так для собственных нужд.

 Так же обстоят дела и с говядиной, и с яйцами, и со сметаной, и с маслом. Многие горожане держат коз — как никак, а хоть молоко свое. Свежей    рыбы не видел ни в магазинах, ни на базаре. Правда, здесь много рыбаков-любителей, которые ловят в Десне плотву, окуньков, щук, карасиков. И этим пополняют семейную продуктовую корзину. К примеру, учитель школы-интерната Сергей Ябанжи и его сыновья  ежедневно ловят рыбы на сковороду-две. Неплохое подспорье семейному бюджету. Тем более, что ни на зарплату  Сергея, ни его жены — учительницы 1-й городской средней — не пошикуешь

 Села заброшенные и позабытые

 Лесное село Чайкино – родина Леонида Кучмы – за годы его президентства  похорошело. Здесь построены школа, Дом культуры, гостиница и даже завод по переработке мяса и молока, поставляемых  из ближайших КСП. Идея хорошая, дающая хозяйствам дополнительные средства. Но зачем селу гостиница? Для гостей, приезжающих с президентом?

 Думаю, что новостройки – это  в общем-то неплохо, но жители других сел района тоже ведь хотят таких удобств, как в Чайкино. Села Новгород-Северского района   с каждым днем беднеют, ветшают, многие хаты пустуют — старики умирают, а молодежь уезжает в поисках работы.

 Если местные власти не могут вести хозяйство, как надо, то, наверное, их обязаны поправить центральные органы, и помочь им, если надо. К сожалению, этого пока нет, и сельские коллективные хозяйства/КСП/, то есть бывшие колхозы и совхозы, год от года катятся под гору, сдают свои позиции. Это отрицательно сказывается на снабжении тружеников района сельхозпродуктами.

 Характерный пример этого:  раньше здесь сажали основную культуру – картофель – повсеместно и на больших площадях, а ныне в десять раз сократили их. Сажают только для своих потребностей. Такая же печальная картина и в животноводстве. Многие фермы опустели, а на оставшихся скот — еле-еле душа в теле. Как в КСП имени Мичурина, что в селе Шептаки, расположенном  в15 километрахот Чайкино.

Старое большое село с загадочным названием Шептаки (на фото — школа с. Шептаки) растянулось на несколько километров в долине речушки Ромы, притока Десны. Прекрасная природа притягивает сюда, как магнит. Сосновые леса, березовые рощи, цветущее болото, водоемы, созданные искусственно. Воздух, как молодое вино, от которого голова слегка кружится.

 Раньше здесь жило до трех тысяч человек,  теперь – в разы  меньше. Почему? Прежде всего, причины социальные: обеднели культура и быт, сократилось производство. Людям негде работать. Кто помоложе – уехал в поисках работы и заработка, а старики доживают свой век без радости и надежды на лучшее.

 Когда-то я писал очерк о лучшей заведующей здешней свинофермой Надежде Кононенко, отмеченной двумя орденами. Очерк напечатала районная газета «Радянське Полісся». И вот снова встретил Надежду Кононенко у своей хаты. Спросил, как дела на свиноферме, которая в ста метрах. Надежда горько усмехнулась:

 — Какие дела, Николай Владимирович? Фермы просто нет, остались одни помещения. Наверное, государству не нужны ни мясо,  ни сало, ни животноводство, ни люди…

 Куда бы ни пошел в Шептаках, везде ощущаешь запустение, упадок. Из пяти бывших колхозов осталось одно КСП, да и оно влачит жалкое существование. На улицах больше половины хат уже нет, оставшиеся стоят с забитыми окнами и дверями. Крест-накрест. В Шептаках нет клуба, бытовых мастерских, за медицинской помощью надо ехать в райцентр за12 километров. Автобус проходящий ходит раз в день. Как же получить медицинскую помощь?

 – А никак  нельзя, — говорит Мария Голуб, печально глядя на тяжело больного мужа Ивана Афанасьевича. – Нужна помощь врача, а как добраться до него в райцентр? Мучится муж, ожидает смерти…

 Всю свою сознательную жизнь Иван Голуб проработал в родном селе – бригадиром, председателем сельсовета. И оказался никому не нужен. Хотя бы транспорт выделили, чтобы довезти его в райцентр, в больницу. Но руководство КСП да и сельсовета до этого не додумаются. Погибает человек, ну и пусть погибает, какое, мол, наше дело, у нас много немощных стариков. Кто же после такого «внимания» к человеку будет охотно трудиться в КСП?!

 Среди хат из деревянных срубов, с почерневшими крышами кое-где встречаются и «хатынки» под жестяными или шиферными крышами, с хозяйственными постройками. Например, зав. пилорамой КСП имени Мичурина /не называю его фамилию, так как тут его хорошо знают/ соорудил красивый домик рядом со старым домом. Еще вполне приличным. Значит, есть средства, есть материалы.

 Рассказывали, как этот начальничек вроде бы оберегая общественное добро,  не разрешил загрузить лесом КамАЗ по распоряжению правления КСП и лично его председателя. Полдня простояла машина, а зав. пилорамой гонялся за водителем и председателем с молотком в руках. И получил за это сдачу, что совершенно справедливо. Ведь председатель, заботясь о людях, обменивает лес на продукты, семена, иначе КСП погибнет. Но какое дело до этого скромному начальнику?!

 Я шел со старым знакомым, ветераном труда Иваном Бунаком с центра Шептаков на Бунаковку мимо двух полей, зеленевших вико-овсяной смесью – отличным кормом для животных. Он заметил:

 — Здесь еще в прошлом году росли бурьяны: ничем поля не засевали. Бывшие руководители хозяйства довели его до ручки. А новый председатель, пришедший к нам из другого села, взялся наводить порядок. И люди начали работать, и поля начали засевать. Да вот не все помогают ему, не хотят лишней заботы, равнодушие мешает…

Плохо в селе и с торговлей. На несколько улиц – Бунаковку, Авдеевку, Вернигоровку, Карповку – только один ларек, да и тот продавщица открывает когда ей вздумается. А в нем нет даже элементарных товаров повседневного спроса. В ходу самогон – торгуют вонючей кислой жидкостью, от которой даже мухи дохнут. Мой друг детства Андрей Нишейко отравился такой жидкостью и умер.

 Негде здесь купить и хлеб. Машина из города Шостки /Сумская область/ возит его в село и шофер-продавец продает хлеб прямо на улицах. Об этом рассказали ветераны колхоза Александра и Мария Бельдяги, у которых на столе увидел пять буханок хлеба. Взяли «про запас».

 Престарелые женщины /одной за 70, другой 85/ еще сами управляются по хозяйству, обрабатывают огород, грядки. Ведь на нищенскую пенсию не проживешь. Хорошо еще, что сын и племянник Владимир Бельдяга и его жена Вера, проживающие  в Новгород-Северске, наезжают регулярно, помогают продуктами, трудятся в огороде, на пасеке. А многие старики живут одни, помощи ждать неоткуда. Говоришь с ними и видишь в глазах затаенную грусть, безнадежность — мол, мы свое уже отжили, никому не нужны, кроме Бога.

 О речушке Рома, где вода когда-то была чистая, как детская слеза, я когда-то написал стихи.

 Нет нигде на карте речки этой,

в Шептаках зовут ее Ромой.

Молодое солнце на рассвете

сходит в воду тропкой золотой.

 

И видать судьба уже такая,

не даны большие силы ей:

белой ниткой ивы обвивает

да поит колхозных лошадей.

 

… В жаркий полдень, подкатив штанишки,

по воде прозрачной босиком

бродят загорелые мальчишки,

за плотвой охотясь решетом…

 Да, такой была Рома, а сейчас от нее остался мутный ручеек. Кто-то решил создать здесь водохранилище, причем непонятно для чего. Речку перегородили дамбой. Со временем  вода зацвела зеленью и по сути стала болотом, от которого пользы никакой. И речку уничтожили, и водохранилища нет. Теперь здесь ни искупаться, ни рыбу половить нельзя — ее просто нет. А когда-то была, и мы, мальчишки купались в ней…

 Таких сел, как Шептаки, в Украине  множество — ни урожаев, ни культуры, ни быта. Села прозябают,  их жители доживают свой век, не надеясь на скорое улучшение. Живут надеждой на завтрашний день. Только когда он настанет?

 Николай КЛИМЕНКО, журналист

 Новгород-Северский район, Черниговщина  (для «Хроник и комментариев»)

ФОТО Валерия Полюшко

 КОММЕНТАРИЙ  ШЕФ-РЕДАКТОРА ВАЛЕРИЯ ПОЛЮШКО

 Я неоднократно бывал на родине моего коллеги, автора этого материала Николая Клименко —  в селе Шептаки. Интересная деталь – почти половина  жителей села носят фамилию Тимошенко. Один из шептаковцев рассказал мне, что свекор Юлии Тимошенко, фамилию которого она носит – Геннадий Тимошенко тоже из села Шептаки. Якобы когда-то он после окончания сельской школы уехал в Днепропетровск, где и сделал свою карьеру, став председателем одного из райисполкомов города на Днепре. Сюда же, в Днепропетровск после окончания школы приехал и Леонид Кучма. Так уже повелось, рассказали мне селяне, что выходцы из сел Шептаки, Чайкино и близлежащих населенных пунктов Новгород-Северского района уезжали работать именно в Днепропетровск, где и оседали.  

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: