ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

АТРИБУТЫ КОРРУПЦИИ: ресторанное застолье, баня с девочками, охота и рыбалку. Принцип казачества и гетмана — «дар-отдар»

Posted by operkor на Декабрь 31, 2011

 

Судья Зварич, одно время слывший главным коррупционером страны, прославился тем, что «засевал» свой кабинет деньгами. «Посевной материал» исчислялся не одной тысячей гривен. Очевидно, и урожай с этого кабинета ожидался соответствующий. Освящение по христианскому обряду начальнического стола, как прибыльного места, дающего «хлеб насущный», обычай получать церковное благословение перед рискованной сделкой, отчисление десятины со взятки на церковь — таковы нравы современных коррупционеров.

БЫВШИЙ председатель СБУ Сергей Дрижчаный сказал как-то, что коррупция стала образом жизни в нашей стране. Уточним: она стала стилем жизни. Бывший начальник экспертного управления администрации президента России профессор Симон Кордонский с немалой долей сарказма охарактеризовал коррупцию на постсоветском пространстве как «систему действий членов гражданского общества, позволяющую добиваться своих целей вопреки государственным нормам».

А «общераспространенными и устойчивыми институтами» такого общества Кордонский предлагает считать домашнее или ресторанное застолье, баню с девочками, охоту и рыбалку, игру в футбол (одна чиновничья контора против другой), дачные сообщества. Именно тут находят «выходы» на чиновников, которые помогут минимизировать налоги, выиграть тендер, получить землю под застройку.

А еще — продвинуть во власть нужного человечка, закрыв глаза на его судимость, развалить уголовное дело на партнера или организовать наезд силовиков на конкурента. И еще. В последние годы, по наблюдениям Кордонского, все больше таких вопросов решают во время конфессионного общения.

«С точки зрения психологии, коррупцию в какой-то мере можно назвать протестом, — считает доцент кафедры парламентаризма Национальной академии госуправления при президенте Украины, член Европейской ассоциации психотерапии, психолог, Валентина Гуриевская. — Есть, конечно, и рациональный выбор коррупционера — деньги, большие деньги. Причем беря их, он объясняет себе, что делает это в целях личной безопасности, обеспечения семьи и т. д. Но есть еще и подсознательный мотив».

Свою оригинальную теорию на сей счет Валентина Николаевна поведала «КВ». «Мотив этот — реализация потребности в признании. Когда чиновник за взятку решает чей-то «вопрос», то для него занимаемая должность перестает быть формальной в рамках такой же формальной государственной структуры. Он показывает, что способен лично на что-то влиять. Помочь конкретному человеку в конкретной ситуации. Чем «дороже» чиновник, тем более влиятельным он кажется. Чем рискованней его действия, тем, в определенной системе ценностей, он большую ответственность способен взять на себя. Если я сижу на должности и ничего не беру, значит, я полный ноль».

«У нас сегодня многие руководители, даже занимая солидные должности, ничего, по сути, не решают, — говорит психолог. — Все решения принимаются за них, чиновнику остается только подмахнуть бумажку. А ему хочется быть чем-то большим, нежели передаточный механизм. Причем во многом это объективный процесс, пришедший к нам с Запада. А в западной демократии сокрыто противоречие. С одной стороны, провозглашается важность личности в системе управления, а с другой — бюрократический механизм становится настолько безупречно технологичным, что в нем теряется то, что Юнг называл «отношением». Лишенный отношений человек чувствует экзистенциальный страх и одиночество, — поясняет Валентина Николаевна. — Коррупция в органах государственной власти — это тяга чиновника к «отношению». Да, извращенная, но другого ему не дано».

А потому в современной коррупции не всегда вознаграждение — деньги. Если министр берет к себе в заместители сына высокопоставленной чиновницы, то он не требует оплаты борзыми щенками. Оплаты вообще не будет. Ученые это называют «капитализацией услуги», своего рода депозитом на будущее. Выделяет научная литература и такую форму взятки, как «личная преданность».

Многие наши политики удивились бы, узнав, что одним из четырех классических типов коррупции западные исследователи называют «предоставление различного рода услуг наиболее обездоленным гражданам в обмен на голоса на выборах». Речь не о пресловутой гречке. А о тех ситуациях, когда высокопоставленный чиновник едет, скажем, в зону бедствия и дает распоряжения — кому выделить материальную помощь, кому медицинскую, кому жилье.

То, что некоторые действия государственных мужей мы не воспринимаем негативно, вовсе не значит, что они не злоупотребляют властью. Это та же коррупция, только по известному социологам определению Арнольда Хайденхаймера — «белая». То есть такая, которая не вызывает особого раздражения в обществе. А то и одобряется.

Как, например, выделение каким-нибудь крупным чиновником немалых бюджетных средств на благоустройство своей малой родины. А случается, что коррупция может быть еще и вполне законной. Например, если это (цитирую еще одну социологическую разработку) «солидарность высших эшелонов власти в наносящем ущерб государству расходовании средств бюджета, принятие законов в интересах определенных групп» и т. д. Ведь не может считаться незаконным закон. Даже коррупционный.

Как же тогда преодолеть коррупцию?

«Я противник борьбы с коррупцией в сегодняшних условиях, — говорит в комментарии для «КВ» профессор Киевского национального университета внутренних дел Сергей Телешун. — Дело в том, что она — основная составляющая украинского бизнеса. Коррупция спасла Украину от кризиса — теневые деньги дали возможность поддержать капитал». Кроме того, считает доктор политических наук, всерьез с ней никто бороться не будет, поскольку «99 процентов нашей элиты прекрасно знают, как создавался капитал в период его первичного накопления». Как они могут бороться с тем, что принесло им успех? И вообще, подводит к интересному выводу эксперт, исследования, проведенные по заказу Мирового банка и международных организаций, показали; в мире «практически нет людей, которые не мечтали бы в душе хоть чуть-чуть побыть коррупционером»…

Многие зарубежные специалисты считают, что пока в Украине не сложились традиционные для Запада договорные отношения между людьми, легально регулируемые правом, поиск защиты у «патрона», а не закона будет преобладать. И питать коррупцию. И все, что можно сделать, это повысить степень ее организованности и предсказуемости. Для начала установить единые размеры взяток и откатов, обеспечить выполнение обязательств.

Суть проблемы доктор философии Дмитрий Выдрин, работающий заместителем секретаря СНБОУ, в кулуарах «Украинского форума» объяснил на таком примере. На одном из круглых столов в Германии местные бизнесмены «в частной беседе и неэкономических выражениях» рассказали, почему им легче работать с Белоруссией и Россией, чем с Украиной. Смысл был таков: в двух первых странах, если, фигурально говоря, купил входной билет к президенту, то и проблемы решаются. А у нас — купил, пришел, а твое место уже занято. «Не ставьте себе целью бороться с коррупцией якобы сказали немецкие партнеры, а измените «качество коррупции».

Именно этим, как считает оппозиция, сейчас и занимается новая власть. По словам Арсения Яценюка, «откаты стали крупнее, потоки централизованнее». Психолог Валентина Гуриевская отмечает, что в таких условиях чиновник, пытаясь самореализоваться в коррупции, неминуемо попадает из одной жесткой системы в другую — совсем жестокую. Где может сесть в тюрьму уже не за преступную инициативу, а в качестве пешки, козла отпущения. И если осознает такую опасность, неминуемо начнет искать новую, более честную сферу реализации своей потребности в «отношениях». А если не он, то новое поколение госуправленцев.

«ДАР-ОТДАР»

Наталия ЯКОВЕНКО, доктор исторических наук, завкафедрой истории НаУКМА:

«В шестнадцатом-семнадцатом веках украинцы еще не знали, что такое коррупция, но сведения о продажности урядников тех времен до наших дней дошли. Как боролись с этим злом? А никак! Бороться стало только бюрократизированное государство более позднего времени. Старое государство строилось по принципам гражданского общества, и каждый сам решал свои вопросы. Нормальным явлением было подносить подарки, скажем, церковным иерархам, чтобы высвятиться в более высокий сан. Или гетманату, чтобы получить должность сотника. В те времена действовал архаический принцип, называвшийся «дар-отдар». Тот, кто принял твой подарок, обязан был совершить какое-либо благодеяние в отношении тебя. Это — регулирующий механизм древнего общества. Который тем не менее успешно дожил до нашего дня и в модерном государстве ассоциируется с коррупцией…»

По материалам «КВ»

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: