ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

В ШКОЛЕ КГБ УЧИЛИ КУЛЬТУРЕ. Рассказ человека, охранявшего Сталина

Posted by operkor на Апрель 25, 2012

Мы встретились с полковником в отставке краснодарцем Валентином Мартыновым. Сегодня он из дома редко выходит: здоровье не то. После смерти любимой жены и вовсе стал затворником. Пишет стихи и статьи о птицах. Компанию старику составляют пять птичек: чиж, жаворонок полевой, щегол кубанский, щегол сибирский, конопляночка. Поет пока только щегол; недельки через две, говорит хозяин, запоют хором.

Сравнительная арифметика

— Валентин Иванович, держать взаперти вольных птиц не жестоко ли?

— Жаворонок в клетке 12 лет живет, а на воле два года. В клетке им радость…

— Вы знаете, что для ваших питомцев лучше. Наверное, так считал и тот, кто принимал судьбоносные для страны решения. Теперь с ним многие не согласны…

— Сегодня говорят: история должна быть правдивой. И в то же время преподносится: в войне победили вопреки Сталину. Но ведь он был верховным главнокомандующим? Решал, где наступление начинать, куда силы подтянуть. Ему верили, в атаку шли умирать «за Родину, за Сталина»…

— Но все-таки победа досталась дорогой ценой: 27 миллионов жизней…

— Да, упрекают: Сталин воевал людьми, а Гитлер — техникой. До войны у нас всего 400 танков Т-34 было, а границу СССР в первые дни перешли 2000. Попробуй одолей!

А мы дрались за каждый метр. Сопротивлялись. И когда враг дошел до столицы, взять ее не осталось сил. А мы всю войну потом гнали, изматывали и били… Мы дрались и умирали — за Отчизну. А они воевали за шмотки! Погибать за колечко золотое, за картину немногие оказались готовы. Потому и драпали…

На фронте мы потеряли около девяти миллионов, немцы меньше на миллион. Они избежали потерь в тылу, потому что мы не убивали немецких граждан. А они уничтожили 18 миллионов наших мирных жителей…

Охрану плохо кормили

— На фронт вы попали в 17 лет, а в 18 уже охраняли Сталина — как так вышло?

— Парни, встречавшие врага в 41-м, к концу войны были убиты либо ранены, калеки… В строй встал молодняк. Я в 43-м призвался, в Белоруссии воевал. Однажды в часть приехал «купец». Рост, здоровье, происхождение не подкачали, я стал курсантом спецшколы 6-го главного управления НКГБ СССР в Москве. Учили самбо, владению холодным оружием, стрельбе с бедра, на звук… Но прежде культуре. Дети рабочих и колхозников, мы дикарями были.

В 1944 году закончил школу с отличием, лейтенантом. И стал я служить в охране Николая Алексеевича Вознесенского, заместителя председателя Совета министров СССР (зам Сталина по экономике). Мне доверили один из самых важных постов — возле кабинета Вознесенского.

Одновременно я входил в резервную группу, охранявшую Сталина во время выездов за пределы Кремля. В самом Кремле его охраняли другие. Был рядом с ним на парадах, заседаниях, спектаклях в Большом театре. Несколько раз сопровождал на отдыхе в Сочи и в Абхазии…

— Какое впечатление на вас произвел Иосиф Виссарионович в первый раз?

— Мы все трепетали: умнейший человек, вождь! Мальчишки, относились к нему как к отцу, жалели. Его рабочий день начинался в 10 утра, заканчивался в два ночи. Все это время Политбюро в Кремле томилось: «Что Хозяин, не собирается?» Только Сталин из кабинета — в минуту разлетались. А он еще час-полтора не ложился: читал книги, газеты…

В 45-м, к осени, перенапряжение военных лет сказалось. Он ослаб, занемог. Поехали мы отдыхать на дачу № 1 в Сочи. (Сейчас там санаторий.) Прошел месяц, два. Дожди, тоска, глухомань. Лес, бурьян, грязь. Там, где он гуляет, камешками земля присыпана, чтоб не увяз. Медведи приходили к забору! И вот в один такой день мы вчетвером, охранники, уединились в зарослях. Песни поем. И вдруг Сталин:«Как служба, ребята?»

Мы вскочили, кричим: «Хорошо!» А один чудило: «Товарищ верховный главнокомандующий! Вот мы вас охраняем, а нас плохо кормят и плохо одевают». Он улыбнулся: «Вы очень хорошо песни поете…» Ушел.

А мы на товарища набросились: «Дубина, что наделал?!» У нас же строго: никогда не заговаривать, лишний раз на глаза не попадаться, а уж с жалобами приставать…  Потом решили, что Сталин ябедничать генералам не станет, не такой человек. И оказались правы: все мы остались на службе, нас стали хорошо кормить, выдали новую форму, хромовые сапоги. А начальников, отвечавших за материальное обеспечение, уволили!

Дети его огорчали…

— Вы наблюдали Сталина и в быту, каким он был?

— Курил много. В быту неприхотлив. Любил гостей угощать. Сам разливал суп, накладывал в тарелки мясо… Очень мало пил, скорее смаковал грузинское вино. Гости предпочитали водку, коньяк. Иные налегали. Песни пели. Буденный мог незаметно для себя и на мат перейти… Сталин казался отстраненным, одиноким и несчастным.

Возможно, так и было. Жена застрелилась в 33-м году, он, видно, любил ее сильно. Часто ездил на могилу. Посидит, покурит, погрустит… Других женщин (а мы смотрели за ним из-за каждого угла) не было у него! Дети его огорчали. Василий — парень геройский, летчик. В войну хорошо себя показал, а после запил. Отец уж так его ругал! Светлана слишком свободно относилась к делам житейским, мужей меняла…

Он театр любил, это была его отдушина. Все постановки в Большом принимал лично. У него была ложа справа. Мое постоянное место — в четвертом ряду с краю. Вооружение — револьвер, пистолет «ТТ», кортик.

На Сталина пялиться нельзя. Но все внимание без поворота головы — на него. Установка — особо обращать внимание на передвижение людей около ложи. Он боялся, что его убьют, знал, что на него охотятся. Каждое государство готовило разведчиков, террористов. Нам зачитывали ориентировки с описанием. И приметы мы знали наизусть. Инцидентов, впрочем, не было. А балет «Золушка» я посмотрел 12 раз!

— У вас медаль «За боевые заслуги», как вы ее получили?

— В составе спецгруппы пришлось работать на Потсдамской конференции. Видел не только Сталина, но и Трумэна, Черчилля, Эттли. После Сталин поинтересовался у генералов: «Как проявили себя агенты иностранных разведок?» Ему ответили: «Никак. Все было чисто». «Значит, ребята хорошо поработали. Всех наградить!» Так я получил медаль…

— Службу в охране закончили по собственному желанию?

— Из столицы пришлось уехать по семейным обстоятельствам в 49-м. Работал «по линии госбезопасности», потом в милиции. На пенсию ушел с должности начальника транспортной милиции Краснодара. Карьера во многом состоялась именно благодаря Сталину, Большому театру. Старался учиться, расширять кругозор.

Сталина сегодня «таскают» по кочкам. Но я знаю все-таки больше, чем простой обыватель. Негатива, несомненно, хватало. Его можно критиковать, но у него нужно и учиться. Сталин был скромным человеком. Уйдя из жизни, не оставил детям ни денег, ни дворцов…

Источник: http://www.kuban.aif.ru

ФОТО:nnm.ru

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: