ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

КИНОФЕСТИВАЛЬ В ШАНХАЕ. Фильм, претендующий на «Золотой кубок», сняла живущая в Германии уроженка Запорожья Ева Нейман, ученица Киры Муратовой

Posted by operkor на Июнь 22, 2012

В Шанхае начался 15-й Международный кинофестиваль. 20 лет назад в Шанхае лишь начинали строительство футуристических дизайнерских небоскребов, а знаменитый Бунд — шанхайская Уолл-стрит — был заброшен и выглядел постыдным призраком буржуазного прошлого, свалкой никому не нужного ар-деко. Культурный скачок, пережитый за два десятилетия городом, не обошел стороной и кинематограф. Потребовалась витрина, в которой можно достойно демонстрировать мощь поднимающейся китайской киноиндустрии и ее международные амбиции. На этой волне в Шанхае возник кинофестиваль, которому быстро была присвоена категория «А» и который борется за первенство в Азии с корейским фестивалем в Пусане (Токио уже давно побежден).

Открытие 15-го Шанхайского выглядело бы, вероятно, пафосным и старомодным, если бы не было столь завязано на новейших технологиях. Дело происходило в колоссальном зале, напоминающем Дворец съездов. Даже сидя в третьем ряду, буквально под сценой, невозможно было понять, то ли перед тобой добротная светящаяся декорация, то ли голографическая иллюзия, имитирующая цвет, объем и даже весомость. Массивные колонны по обеим сторонам то и дело преображались под волшебными лучами проекторов, выдавая портреты главных героев вечера, но были ли реальны сами колонны? Точно такие же сомнения вызывали огромные кольца, парившие над сценой то в синем, то в желтом, то в красном оформлении.

В определенном смысле виртуальной была и ведущая в зал звездная дорожка. Хотя, несомненно, ее выложили вполне реальным красным ковром, но в отличие от Канна, Венеции, Берлина увидеть проходящих по ней звезд хотя бы издали было почти невозможно. Ведь остальных гостей, а их собралась не одна тысяча, пропускали по другим, более скромным лестницам, и вскоре они оказывались в зале, и только оттуда, со своего места можно было лицезреть звездную дорожку на огромном экране практически в 3D — и это было зрелище более впечатляющее, чем «в реале».

Как тушевался перед камерами (а их было не меньше сотни) всегда невозмутимый Ким Ки Дук и как, напротив, привычно и гордо позировал, невзирая на крошечный рост, местный культурный герой, гордость шанхайской кинематографической комьюнити Цзя Чжанке — все это можно было увидеть в мельчайших, крупноплановых деталях. Новое визуальное качество и обеспечивало более высокий уровень психологической достоверности, и наводило на актуальные культурно-антропологические мысли.

Типичная мизансцена: из черного кадиллака выплывает восточная красавица, ростом, с учетом каблуков, под два метра, а у нее прячется под мышкой юркий кавалер. Иногда красавиц две или даже три, а кавалер один и такой же миниатюрный, пускай и одет с иголочки. Соотношения масштабов кардинально не изменило даже то обстоятельство, что героем одной из таких мизансцен выступил сам Джеки Чан. Все равно было ощущение, что женщины по величию фактуры и ярости напора оставили далеко позади сильный пол, а элегантности и вкусу их туалетов может позавидовать и Голливуд, не говоря о Европе.

Публика, встречавшая знаменитостей, выглядела не менее выразительно. Это тоже были в основном женщины, но как будто другой расы: преимущественно зубастые, некрасивые и неухоженные, но полные энтузиазма и видевшие в героинях и героях красной дорожки богинь и богов. Кстати, если еще не так давно Шанхайский фестиваль завлекал западных звезд, сегодня их здесь минимум. Азиатский звездный контингент выглядит самодостаточным — и никакого намека на провинциальность. Все идет к тому, что через энное (и не такое уж большое) количество лет миром будут править азиатские женщины: они уже сегодня к этому готовы.

Честь мужского пола защитил только великолепный Чоу Юньфат — китайский артист, успевший сыграть и культовые роли благородных киллеров, и виртуозов боевых искусств, и Конфуция в одноименном фильме. А недавно он выступил в шпионском боевике «Шанхай»: его продюсировал Майк Медавой, один из отцов Нового Голливуда, за плечами которого лучшие фильмы Милоша Формана, Вуди Аллена, Мартина Скорсезе и других великих. Наряду с Чоу Юньфатом Майк Медавой принимал приз за вклад в кинематограф. Он сам родился в Шанхае в еврейской семье, которая спасалась здесь от нацизма, так что награда нашла героя в правильном месте.

В шанхайской конкурсной программе на приз «Золотой кубок» участвует 17 фильмов, из них 3 русскоязычных. Помимо «Белого тигра» Карена Шахназарова и «Дирижера» Павла Лунгина это «Дом с башенкой», представляющий Украину. Экранизация повести Фридриха Горенштейна снята Евой Нейман — живущей в Германии уроженкой Запорожья, ученицей Киры Муратовой. Лучших в соревновании определит жюри во главе с французским режиссером Жан-Жаком Анно, чьи культовые фильмы «Любовник» и «Семь дней в Тибете» тоже родились в Азии.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-y/1962372

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: