ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

МАСТЕР ПО КЛИНКАМ. Министр Кравченко одним махом разрубил кинжалом «Волк» напополам стальной столовый нож.

Posted by operkor на 5 июля, 2012

Ювелирная отрасль, которая в советские времена клеймилась как барское ремесло, сейчас переживает ренессанс. К счастью, в стране еще осталось много талантливых мастеров, не успевших переквалифицироваться в чернорабочие. Впрочем, по мнению ювелира Андрея Примаченко, для достижения коммерческого успеха в этом деле тонкого художественного вкуса и золотых рук сегодня не достаточно.

 Чтобы искусство начало приносить деньги, необходимо прежде всего сделать свое имя узнаваемым. Андрей — молодой мастер, который с помощью коллег по цеху пробует реализовать творческие амбиции в холодном оружии и считает эту нишу наиболее перспективной платформой для старта собственного дела.

 Убийственная функциональность

 Трудно представить мужчину, который бы оставался полностью равнодушным к любым режущим и колющим предметам: кинжалам, клинкам и ножам. Андрею Примаченко повезло больше: помимо страсти к остроконечному «железу», у него есть талант эти самые ножи делать. Мотивов для такой самореализации у мастера более чем достаточно.

 Основной стержень концепции Примаченко и его команды строится на том, что ювелирное искусство может воплощаться не только в красивых и при этом абсолютно бесполезных вещах, но и вполне прикладных функциональных предметах. «Я и мои коллеги исповедуем философию, согласно которой наша продукция должна быть не бутафорной, а пригодной для эксплуатации, — говорит Андрей. — Ножи тем и хороши, что в них можно воплощать изящное искусство, сохраняя при этом изначальное полезное назначение. Если это, например, охотничий нож, то, несмотря на дорогостоящую отделку золотом и бриллиантами, им можно смело разделывать тушу или, на худой конец, вскрывать консервы. При этом свои изделия мы стремимся создавать гармоничными и сбалансированными с ювелирной точки зрения. Соблюдаются все законы жанра: дизайн, стилистика, композиция и пр.».

 С другой стороны, мастер делает ставку на то, что сегодня существует проблема выбора достойного подарка для сильного пола. «Самому изысканному парфюму или каким-нибудь запонкам настоящий мужчина предпочтет добротный клинок, ценный, как ювелирное изделие, прекрасный с эстетической точки зрения и в тоже время вполне функциональный», — считает он. По слухам, особенно популярны такие презенты среди представителей отечественного олигархического клана, многие из которых к тому же являются заядлыми охотниками. Андрей полагает, что пока тема холодного оружия, и в частности ножей, в украинском ювелирном искусстве развита слабо (по крайней мере, в этом сегменте серьезно себя практически еще никто не проявил), заниматься ножами особенно перспективно.

 Мамонт на рукоятке

 Ювелиром Андрей стал, несмотря на отсутствие специального образования. В свое время чрезмерный интерес к этому ремеслу, а также увлечение химией и теорией металла не позволили ему закончить один из престижнейших вузов Украины — Киевский политех, факультет радиофизики. Девять лет назад несостоявшийся инженер начал осваивать азы ювелирного мастерства в одном из первых (еще при Союзе) ювелирных кооперативов «Улыбка». Последние два года в рабочее время Андрей чинит серьги и цепочки, а также изготавливает эксклюзивные изделия на заказ: от золотых очков до золотых наручников для ценителей пикантного времяпровождения. За любимое же занятие — изготовление ножей — Андрей берется после 18.00 и на выходных.

 Из-за дефицита времени и ограниченности в средствах за год работы на счету ювелира — всего около десятка ножей и клинков. «Существует стереотип, что ювелиры — это толстосумы, наживающиеся на излишках, и поэтому они сидят на мешках с золотом, обставленные кастрюлями с бриллиантами, — говорит Андрей. — На самом деле это далеко не так». На изготовление ножей Андрей тратит собственные, причем немалые, средства. Ведь свои работы он старается делать только из лучших, и соответственно дорогостоящих, материалов.

 В частности, в лезвиях ножей он использует лучшие сорта металла, включая булат. Куются они по технологии дамасской стали, которая зарекомендовала себя на протяжении веков. Ценность методики состоит в том, что пластины нескольких видов металла, разных по свойству (один более гибкий, другой более твердый и т.д.) при ковке смешиваются воедино практически на молекулярном уровне. Таким образом, нож с «жалом», сделанный по принципу дамасской стали, сохраняет особую крепость, практически не тупится и не ломается.

 Для рукояток Андрей также использует ценное сырье. «Особенно тянут карман кости мамонта, зубы кашалота и бивни моржа», — рассказывает ювелир. Наиболее ценную слоновую кость мастер не использует принципиально: сказывается любовь к вымирающей фауне. А вот остатки древних мамонтов, как ни странно, в иерархии элитарности находятся на несколько ступенек ниже, и Андрей часто берет их в работу. Чуть реже мастер использует рога оленей, косуль и пр.

 Сырье к Андрею попадает разными путями. Часть — через коллег по цеху, а иногда ювелиру просто везет: «Гуляя по Андреевскому спуску в Киеве, можно иногда встретить довольно неплохой товар. Однажды мне удалось приобрести моржовый бивень длиной около 70 см за $120. Дороговато, конечно, притом что материал на самом деле оказался не идеальным. Внутри его были трещины и разломы, что затруднило воплощение идеи с очередным ножом». Впрочем, Андрей нашел выход: дабы сгладить дефекты бивня, ему пришлось овладеть некоторыми секретами стоматологии и косметологическими акриловыми технологиями.

 — А если в качестве костей мамонта продадут, например, останки какой-нибудь буренки? — задаю, кажется, вполне резонный вопрос.

 — Опытного мастера сложно обмануть, — поясняет Андрей. — Происхождение и возраст доставшихся ему останков он может определить даже по запаху.

 Из камней для отделки своих работ ювелир предпочитает бриллианты: «Цветные камни не способны дать такой игры света». Впрочем, рукоятки некоторых его ножей, кроме бриллиантов, украшают редкие желтые, а также синие сапфиры, натуральные гранаты, рубины.

Легче всего решается вопрос с золотом и серебром. Слитки без проблем можно приобрести практически в любом банке. Смешивая различные драгметаллы, Андрей получает разные оттенки: белого, желтого, красного, зеленого золота. Зато с платиной он практически не работает, так как этот металл слишком мягок для холодного оружия.

 Принцип изготовления ножей Андрей с коллегами позаимствовали у Фаберже, который считал, что разделение труда должно быть даже в ювелирном искусстве. Каждый мастер должен выполнять ту работу, которую способен делать максимально хорошо. Поэтому все комплектующие для ножей, по большому счету, делаются разными мастерами.

 За лезвия, например, отвечает один из лучших кузнецов в Киеве Ян Погоржевский, а также мастер-ножовщик Юрий Кульбида. С костью для рукояток Андрей работает сам. «Когда предстоит очень сложная задача, например, требуется передать в кости портретное сходство с конкретными людьми, изображения животных или каких-либо событий, я обращаюсь к профессиональным скульпторам», — признается он. Все фрагменты из драгметаллов, насыщение их камнями и конечную компоновку ножа в единое целое ювелир делает сам.

 Самый простой, без дорогой ювелирной отделки нож работы Андрея Примаченко стоит около $300. Но в зависимости от используемых материалов, сложности работы, идеи, стоимость ножей может составлять от нескольких тысяч долларов практически до бесконечности.

 Известные клиенты

 Часть ножей Примаченко с коллегами делают на заказ, а часть — индивидуальное творчество. И хотя ассортиментный ряд продукции невелик, Андрей уже может похвастаться первыми успехами. «За точность сведений ответственность с себя снимаю, тем не менее люди, приближенные к кругам бывшей власти, рассказывали, что на одном из застолий, где присутствовали известные чины государства, ныне покойный экс-министр МВД Юрий Кравченко хвастался перед гостями нашим кинжалом «Волк», — рассказывает ювелир. — Говорят, он увлекался холодным оружием и знал в нем толк. Поэтому когда некоторые из присутствующих засомневались в качествах клинка, он тут же продемонстрировал его способности, одним махом разрубив напополам стальной столовый нож. На клинке — почти ни царапины».

 По утверждению Андрея, были сделаны три похожих кинжала под названием «Волк». Все они делались мастером и его коллегами по заказу одного влиятельного человека. Самый первый, по словам Андрея, был наиболее простой: лезвие из дамасской стали, деревянная рукоятка, упор и «пятка» — латунные. Через некоторое время этот же заказчик попросил изготовить еще один такой нож. «Второй мы сделали более изящным, — говорит Примаченко. — В частности, упор и пятка в этом варианте серебряные, окантованные фрагментами из золота, и декорированы синими и желтыми сапфирами — всего 65 штук. В глазах у волка на рукоятке были рубины, а рукоять вырезана из клыка моржа». Но и этот клинок заказчик кому-то презентовал, поэтому попросил сделать еще один дубликат, уже для себя. Поэтому какой из трех кинжалов мог принадлежать Кравченко, неизвестно.

 Реализовать же ножи, которые делаются не под заказ, гораздо сложнее. Пока изделие найдет своего покупателя, порою проходит до полугода. Все это время мастер рекламирует свои изделия всеми возможными способами: путем «сарафанного радио», через знакомых, а также на выставках.

 Железный брендинг

 На самом деле в ювелирной сфере «голыми руками» даже гению большие деньги заработать нереально, признается Андрей. Больше чем на мозоли рассчитывать не приходится. Для достижения коммерческого успеха, кроме мастерства, необходимо подключить разум, то есть грамотный маркетинг, направленный прежде всего на создание и продвижение бренда. «Именно так популяризировалась ювелирная марка «Фаберже», — рассказывает Андрей. — Суть в том, что сам Карл Фаберже не работал руками, он был скорее талантливым организатором и менеджером по продажам.

 Он не стоял у верстака и не делал ювелирку, а подбирал мастеров, руководил их работой, имея чудесный вкус, направлял, отбирая лучшие работы. А также искал заказчиков и реализовывал уже готовую продукцию. Сегодня именно за счет громких имен прекрасно существует ряд других всемирно известных ювелирных брендов, в частности европейских и американских: Cartier, Tiffani, Damiani». По словам Андрея, истинная ценность этих фирменных изделий далека от реальной.

 «Мне недавно попалось простое платиновое обручальное кольцо, клейменное именем одной всемирно известной марки, которое надо было уменьшить в размерах, — рассказывает ювелир. — Это было самое тривиальное кольцо весом 9 г без камней, инкрустации, узоров и т.д. В общем, реальная его стоимость с учетом работы едва достигала $300. Тем не менее, счастливый обладатель хвастался, что оно обошлось ему в $1,5 тыс.»

 То же самое происходит сейчас с холодным оружием в России. «Сегмент ножей там развивается уже около 10 лет, — утверждает Примаченко. — В частности, хорошо сейчас развивается старинный оружейный бренд «Златоуст». Себестоимость ножей российских производителей небольшая. Они, преимущественно, не используют драгметаллы, камни и дорогостоящие рукояти. Тем не менее их продукция яркая: в ней применяется позолота и инкрустация на лезвии. Однако такие экземпляры, как правило, не функциональны. Большинство из них покупаются в качестве сувениров и украшения полок. По крайней мере, красоты тех ножей, что попадали мне в руки, будут безнадежно испорчены буквально после первого свежевания туши убитого на охоте животного». При этом ножи российских производителей из разряда элитных достаточно дороги — их стоимость в среднем колеблется от $1 тыс. до $4 тыс.

 «Мне кажется, что наши ножи, как с материальной, так и художественной точки зрения, гораздо интереснее и ценнее, — говорит Андрей. — Тем не менее пока о нас знают мало, и в вопросах ценообразования мы редко учитываем свое мнение, балансируя между существующими на рынке ценами и собственными затратами». Таким образом, рентабельность изготовления ножей на самом деле не велика. Но мастер не унывает, сегодня, по мнению Андрея Примаченко, перед ним стоит исключительно творческая задача: выработать собственный стиль в изготовлении холодного оружия. А когда почерк станет узнаваемым, — там уже не далеко и до узнаваемости имени, и, возможно, славы великого Фаберже.

 по материалам украниских СМИ

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: