Хроніки та Коментарі

Інтернет-портал

СЛОМАННЫЙ «СТАНОВОЙ ХРЕБЕТ» УКРАИНЫ. Кто виноват и что делать

Posted by operkor на 10 Липня, 2012

 В суверенной и рыночной Украине черная металлургия сделалась главной отраслью национальной экономики. Упадок машиностроения и ряда других отраслей тяжелой индустрии привел к тому, что ныне горно-металлургический комплекс дает около 25% национального производства, 40% экспорта страны и 12% поступлений в госбюджет. На металлургических предприятиях занято 15% промышленной рабочей силы. Но сегодня украинский «чермет»  в глубочайшем кризисе?

Работает нынешняя украинская металлургия по преимуществу на экспорт (туда уходит до 80% выпускаемой продукции). Это связано с ужасающим упадком машиностроения и сокращением объемов капитального строительства, обусловившими узость внутреннего рынка металлопродукции. Достаточно сказать, что главным «внутренним» потребителем стального проката в Украине теперь является не машиностроение, как во всех развитых странах, а… сама же металлургия!

Конечно, такое положение дел жителей Украины устраивать никак не может. Хотелось бы, чтобы Украина поставляла на мировые рынки турбины и электротехнику, станки и самое передовое промышленное оборудование, тракторы и сельхозмашины, тепловозы и морские суда. Очень бы хотелось возродить авиаракетостроение, поднять электронику и производство хитроумных приборов, наладить выпуск новейших суперкомпьютеров и роботов. Истинные патриоты хотели бы видеть Украину экономически и технологически развитой страной, а не сырьевым придатком Европы – к чему ее 17 лет с ослиным упорством ведут «свидомые» националисты.

Но было бы, наверное, глупо отказываться при этом и от металлургии как отрасли хозяйственной специализации Украины. Ибо у страны есть все возможности для успешного развития черной металлургии: давние и славные традиции, сохранившиеся пока еще кадры – советские специалисты, крупнейшие в мире запасы железной и марганцевой руды (по марганцу – 42% мировых запасов!), высококачественный коксующийся уголь. Причем, что очень важно: все источники сырья – железная и марганцевая руда, уголь, флюсовые известняки, огнеупоры – географически собраны в одном месте. Разумеется, развитие металлургической отрасли, как и всех других, должно строиться на самой передовой научно-технической базе, обеспечивающей производство продукции высшего качества при максимальной производительности труда и минимальных затратах.

Как бы там ни было, но при нашем будущем подъеме и модернизации страны потребуется много качественного металла – и для удовлетворения растущего спроса со стороны возрождаемого машиностроения и ВПК, и для крупномасштабного строительства, и для развития транспортной системы. Взять, хотя бы, транспорт будущего – струнный транспорт Юницкого. Для сооружения «струнных дорог» нужны в огромном количестве прочные стальные канаты – а на Украине как раз и имеются два специализированных предприятия по их выпуску: в Одессе и Харцызске. Наконец, нельзя сбрасывать со счетов экспортное значение черной металлургии – для закупки за рубежом новейших технологий и необходимого оборудования государству нужна будет валюта. Вот почему состояние дел в отечественной черной металлургии представляет для нас исключительную важность, а ныне – вызывает тревогу и беспокойство.

ОБВАЛ УКРАИНСКОЙ МЕТАЛЛУРГИИ

В последние месяцы кризис черной металлургии стал одной из главных тем в украинских теленовостях – наряду с обвалом гривны и лихорадкой в банковском секторе (плюс последние «хиты»: проблемы с теплоснабжением и крушение сахарной промышленности!). Действительно, глубина и темпы развертывания «металлокризиса» впечатляют. Только лишь за период с июня по сентябрь производство черных металлов снизилось на треть, в результате чего Украина сразу же с 8-го места в мире опустилась на 10-е, дав себя обогнать Бразилии и Италии.

Экспорт металлургической продукции за один только август упал на 26%, что, естественно, резко ухудшило и без того плохой внешнеторговый баланс республики и стало одной из причин утечки валюты и дефицита долларов. Уже к началу октября на Украине «погасли» 17 из 36 доменных печей. На складах компаний скопились запасы нереализованной продукции в размере месячной выработки. К середине октября оказались остановленными 28 мартеновских печей, 3 конверторных цеха и 12 прокатных станов. На Мариупольском меткомбинате имени Ильича (ММК) из шести мартенов работал только один. И вот металлурги заговорили уже о возможности полной остановки всех заводов! А ведь это означало бы, по сути, национальную катастрофу.

«Arcelor Mittal Кривой Рог» (бывший комбинат «Криворожсталь» имени Ленина) по сравнению с показателями прошлого года сократил производство чугуна на 13,9%, стали – на 15,3%, готового проката – на 18,8%. Поставки металлолома комбинату снизились более чем в 2 раза, но, несмотря на это, здесь уже скопилось 58 тыс. тонн лома – а это двухмесячный запас! «Азовсталь» в октябре еще снизила выплавку стали на 14,1%. «Запорожсталь» в ноябре планирует дополнительно сократить производство стали на 28%. А на ММК имени Ильича дела пошли настолько плохо, что его фактический владелец – «красный олигарх» Владимир Бойко – сам сгоряча попросил государство национализировать его комбинат!

Конкурентоспособность украинской продукции не идет сейчас ни в какое сравнение с китайской. Ведь металлурги КНР, обладая более совершенным оборудованием, могут выбрасывать на мировой рынок металлургическую продукцию почти на 20% дешевле украинской!

 

А ведь еще совсем недавно правящие круги Украины и их придворные СМИ, захлебываясь от восторга, восхищались бурным ростом украинской металлургии, которая – якобы благодаря «рыночным реформам»! – преодолела спад 90-х и имела перед собою такие радужные перспективы…

БЛЕСТЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

Накануне Первой мировой войны на Украину (Юг России) приходилось 75% добычи железной руды в Российской Империи, около 70% выплавки чугуна и 58% производства стали. Самым крупным в России был в то время Днепровский завод (ныне – Днепровский металлургический комбинат имени Дзержинского, Днепродзержинск). По своей технической оснащенности металлургия Юга России стояла выше приходившего в упадок древесноугольного металлургического производства Урала, находилась на западноевропейском уровне. 90% производства черных металлов на Украине до революции контролировал иностранный капитал.

Во время гражданской войны практически все металлургические предприятия были полностью разрушены. В 1920 году производство чугуна составило лишь 0,5% от уровня 1913 года, стали – 1,7%, проката – 1,8%. Восстановление было начато в 1922 году и успешно завершилось в 1928–1929 годах. А затем развернулись первые советские пятилетки, во время которых были построены хорошо оснащенные заводы, составившие гордость Украины: «Азовсталь», «Запорожсталь», «Криворожсталь», «Днепроспецсталь», Запорожский ферросплавный и Никопольский южнотрубный заводы. В результате, за 1928–1940 годы объемы производства выросли в 3,5–5 раз!

Новый разрушительный удар по металлургии Украины нанесло фашистское нашествие. Восстановление началось сразу же после изгнания захватчиков из металлургических районов. В это трудно поверить, но в Кривбассе уже через месяц после освобождения и начала восстановительных работ (а оккупанты разрушили все надземные и подземные сооружения и затопили шахты, куда попало 50 млн м3 воды) шахтеры выдали на-гора железную руду для металлургических заводов! А для полного восстановления довоенного уровня производства металла на Украине (УССР) потребовалось всего лишь 6 лет – этот процесс был завершен уже к 1950 году. Воистину, советский опыт возрождения из руин разрушенной экономики бесценен, и он еще пригодится тогда, когда нам снова придется поднимать свою страну.

В 1970 году выплавка стали достигла 46 млн тонн, а в 1980-е годы она превысила 50 млн тонн (1990 год – 52,6 млн). Для сравнения: в 1982 году ФРГ произвела 35,9 млн тонн стали, Франция – 18 млн, Италия (1979) – 24,2 млн, Китай (1979) – 34,5 млн тонн. В зарубежном мире в то время лишь Япония и США вырабатывали чугуна и стали больше, чем УССР. Даже более того, уже тогда Украина выплавляла больше стали, чем производят ее сейчас такие гиганты мировой металлургии, как Южная Корея и Германия! Поэтому просто смешно было слушать тех людей, которые заявляли, что, дескать, Украина занимает в мире «почетное восьмое место» (сейчас, напомним, уже десятое).

Удельный вес Украины в общесоюзном производстве, правда, неуклонно снижался (ввиду ускоренного развития данной отрасли на Урале, в Сибири, Казахстане), но и в последние десятилетия Советской власти УССР давала до 52% общесоюзной добычи железной руды, до 35–40% производства стали и проката, до 48% чугуна, до 47% ферросплавов, более трети стальных труб. Украина выплавляла более 1000 кг стали на душу населения – против 600 кг в целом по Союзу и против 30 кг на душу в дореволюционной России.

И ведь вправду было чем гордиться украинским сталеварам! УССР выступила одним из пионеров в области применения природного газа и кислородного дутья в металлургии. Уже в 1956 году на Днепропетровском заводе имени Петровского был внедрен кислородно-конверторный способ выплавки стали – всего через четыре года после того, как этот способ был впервые в мире применяться в промышленном масштабе в Австрии. Развивалось производство качественной, легированной стали, для получения которой использовалась обработка жидкого металла вакуумом, инертными газами, синтетическими шлаками.

Именно на Украине был разработан (в институте Патона) и впервые в мире применен (на заводе «Днепроспецсталь») способ электрошлакового переплава (ЭШП), позволяющий получать сталь самого высокого качества. На Никопольском ферросплавном заводе организовали крупнейший в мире цех по производству электроплавленных шлаков. Внедрялись электронно-лучевой и плазменно-дуговой переплав. Велись в Украинской ССР также и работы в области создания технологий прямого восстановления железа. В черной металлургии Украины в середине 80-х годов действовали более 130 автоматизированных систем управления (АСУ) разного уровня, в том числе и отраслевая АСУ (ОАСУ).

В 70-е годы в Украине, на «Криворожстали», была построена крупнейшая на тот момент в мире доменная печь ДП-9 объемом в 5000 куб. метров. Эта суперпечь давала чугуна больше, чем все домны дореволюционной России вместе взятые, и при этом, что важно отметить, она была одной из лучших в мире по своему техническому уровню. И по многим еще направлениям Украина была в то время одной из лучших – и в Союзе, и в мире.

Надо, однако, признать: в последний период существования СССР, в годы «застоя», перешедшего затем в катастрофическую «перестройку», уже наметилось техническое отставание от Запада. Это проявилось, в частности, в медленном внедрении кислородно-конвертерного способа – в 1983 году его удельный вес составлял в УССР только 35%, и это в то время, когда, например, в Японии, насколько мне известно, от устаревшего мартеновского способа полностью отказались еще в 70-е. Медленно внедрялась в нашей стране и непрерывная разливка стали – хотя, опять же, в свое время мы начали использовать эту технологию одними из первых.

Конечно, уже в ту пору требовалось перевооружение производства. Тем не менее, накануне распада СССР черная металлургия Украины была хорошо развитой и вполне конкурентоспособной отраслью – и это признавали даже люди, громившие тогда социализм и Союз.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Итак, «демократы-рыночники» получили тогда в свои «умелые» руки мощную и достаточно развитую в техническом отношении сталелитейную индустрию. Как они ею воспользовались, видно хотя бы уже из того, что в 90-е годы выплавка стали на суверенной Украине упала до 22 млн тонн, то есть более чем вдвое! Потом, однако, началось оживление, которым неимоверно гордятся (вернее – гордились до начала сегодняшнего кризиса) нынешние хозяева Украины. Но даже сегодня (в смысле – накануне кризиса) производство стали в стране все еще очень далеко от советского максимума: в 2007 году произведено 42,8 млн тонн – примерно 80% от уровня 1990 года и меньше даже, чем в 1970 году!

В 1983 году Украина произвела 6,5 млн тонн стальных труб, в 2000-м – только 1,7 млн; и даже сейчас производство не дотягивает еще до 3 млн тонн. Мало того, что сильно сократилось потребление данной продукции на самой Украине (с 3 млн тонн в советское время до 100 тыс. тонн в середине 90-х и 1 млн тонн в наши дни). Очень сильно ударил по нашей трубной промышленности разрыв хозяйственных связей с РФ. В Союзе УССР была «монополистом» по производству труб большого диаметра для газопроводов (их выпуск был сосредоточен на Харцызском трубном заводе). После 1991 года, однако, Украина утратила значительную часть обширнейшего российского рынка.

В прошлом веке СССР дважды полностью восстанавливал всего лишь за 6-8 лет металлургическую промышленность – причем практически «с нуля», из руин и пепелищ, и в условиях жестокого противостояния с Западом, – а «рыночники» так и не смогли сделать этого (причем в самых благоприятных условиях, получая от Запада кредиты и помощь!) даже за 8-10 лет!

Вот уже почти 20 лет прошло с момента гибели СССР, и эти 20 лет были для украинской металлургии годами упадка или, в самом лучшем случае, топтания на месте – вместо того, чтобы стать эпохой ускоренного движения вперед. Украину обошли Южная Корея и Индия, а Китай «ускакал» так далеко, что его и не видать уже! Это и приходится констатировать сегодня – 20 лет спустя.

К этому надо еще добавить, что за годы «незалежности» сильно сузилась отечественная сырьевая база черной металлургии. В УССР добыча железной руды намного превышала 100 млн тонн (рекорд 1978 года – 127 млн тонн). В 1990-е годы добыча упала где-то до 50 млн тонн. В последние годы был отмечен заметный рост добычи железной руды (2006 год – 73 млн тонн), но, тем не менее, достигнутый уровень едва превысил половину советского максимума! Стоит отметить, что Россия, наоборот, сумела восстановить советский уровень добычи, и ныне РФ превосходит Украину по производству товарной железной руды, хотя в Союзе, напротив, первенствовала Украина.

При Советской власти в Кривом Роге работали 10 рудоуправлений по добыче богатой железной руды подземным способом, а в их составе – 24 шахты, в том числе самая мощная в Союзе железорудная шахта – «Гигант-Глубокая», одна дававшая 12 млн тонн первосортной руды! Сейчас же действует менее десятка шахт, а Камыш-Бурунский железорудный комбинат в окрестностях Керчи, добывавший когда-то открытым способом 7 млн тонн сырой руды в год и снабжавший агломератом «Азовсталь», остановлен и разгромлен.

Во времена СССР Украина была крупнейшим мировым производителем марганца – причем с большим отрывом от главного поставщика этого вида сырья в тогдашнем капиталистическом мире – ЮАР. Рекорд был поставлен в 1988 году – 7,8 млн тонн. Украина обеспечивала марганцем не только свои предприятия и предприятия других республик СССР, но и все страны СЭВ. В середине 90-х годов Украина добывала уже только порядка 3 млн тонн, но все еще удерживала первое место в мире.

Однако затем добыча продолжала снижаться. В 2000 году добыто 2,7 млн тонн, в 2004-м – всего-навсего 2,3 млн, и это – уже лишь третье место после Австралии и Габона. А в 2005 году добыто еще меньше – 2,2 млн тонн! Таким образом, по сравнению с Советскими временами добыча марганцевой руды снизилась более чем в три раза! Марганецкий ГОК (в городе Марганец под Никополем) в начале 80-х давал 3,5 млн тонн концентрата, а в 2000-м – уже только 1 млн тонн. Степень износа подземного и надземного оборудования на этом ГОКе уже тогда достигла 71%.

Обладая самыми большими в мире запасами марганца, Украина, как ни странно это звучит, стала одним из крупнейших в мире его импортеров! Вместо того чтобы добывать свою руду, воротилы нашего металлургического бизнеса ежегодно ввозят порядка 1,5 млн т марганцевого концентрата из Ганы, Габона, ЮАР, Бразилии и даже из находящейся на другом конце света Австралии! Примерно вдвое упало производство кокса. В 2004 году его было выработано 22 млн тонн, а в 2005-м – лишь 19 млн, что всего-навсего на 3,3 млн тонн больше, чем в предвоенном 1940 году!

Предположим, усовершенствование доменного процесса привело к снижению удельного расхода кокса, отчего потребность металлургии в нем сократилась – по крайней мере, относительно. Но в таком случае, как мне кажется, было бы рационально сконцентрировать выжиг кокса на нескольких наиболее крупных и современных заводах, а остальные закрыть, дабы они не причиняли вреда окружающей среде. Однако ничего подобного не происходит: в 1960 году средняя мощность коксохимического завода в Украине составляла 2 млн тонн, в 1979-м – 2,8 млн, а в 2005-м каждый из действующих заводов в среднем дал только 1,7 млн тонн.

Отдельные достижения, конечно, есть и сейчас – про них любят рассказывать и показывать по телевизору, представляя дело так, будто только теперь, в «независимой и рыночной Украине», на заводах начали внедряться технические новшества, а при Союзе, вроде как, ничего с царских времен не менялось, не обновлялось и даже не ремонтировалось. Вот, например, на заводе «Азовсталь» реконструировали домну №4, организовали компьютеризованное управление производством.

На Авдеевском коксохимическом заводе установили современное («не наше», однако) оборудование, в несколько раз уменьшили выбросы вредных веществ, внедрили энерго- и водосберегающие технологии, озеленили территорию. Замечательно! Однако все эти локальные достижения блекнут на совсем уж мрачном общем фоне – в целом черная металлургия Украины все прошедшие годы катастрофически изнашивалась и морально устаревала, и этот процесс в итоге привел главную отрасль нашей экономики к очень большим неприятностям.

КРИЗИС БЬЕТ ПО САМЫМ СЛАБЫМ

О кризисе украинской металлургии говорят и пишут много. Но мало кто, однако, пытается анализировать его истинные причины. Как правило, все «сваливают» на пресловутый «мировой финансовый кризис», вдруг резко понизивший спрос на черные металлы. Это – очень «удобное» объяснение: как для олигархов – этих «капитанов» украинской черной металлургии, – так и для правительства, проводящего свою экономическую политику в интересах крупного бизнеса. . Данное «научное объяснение» снимает и с тех, и с других ответственность за развал промышленности страны. Мол, мы ни в чем не виноваты, виноват «кризис», пришедший к нам извне!

Но «объяснение» сие в устах хозяев нашей страны на самом деле ничего не объясняет, оно поверхностно; сразу же возникает, например, такой вопрос: а почему это в условиях наступившего кризиса украинская металлопродукция не выдерживает конкуренции со стороны продукции китайской и российской?

Суть экономического кризиса состоит в том, что он наносит самый тяжелый, часто даже смертельный удар по наиболее слабым, по самым уязвимым странам, отраслям, предприятиям. Предприятия крупные, сильные, хорошо организованные, применяющие современную технику и технологию, управляемые грамотным менеджментом, во время кризиса не только не разоряются, но зачастую еще и обогащаются, вытесняя, добивая и поглощая «неудачников». Иное дело – слабые предприятия, отставшие от технического прогресса, не воспринимающие инновации, не способные перестроить свою работу и приспособиться к изменениям рынка, управляемые дилетантами и неучами.

В период между кризисами, когда имеет место быть благоприятная ценовая конъюнктура, слабость таких предприятий особо не проявляется, и они более-менее нормально «держатся на плаву». Но только начинается кризис, спрос на продукцию падает, цены опускаются до уровня себестоимости этих отставших предприятий или даже ниже себестоимости, – вот тут и настает крах! Вот тут обнажаются все «слабые места», открываются «болевые точки» и рвутся «слабые звенья»! Экономический кризис – это и есть проверка на прочность предприятий, компаний, отраслей и целых стран. Украина и ее металлопром, судя по всему, проверку на прочность не выдерживают…

Прежде всего, надо заметить, что тяжелый кризис металлургической промышленности – причем в общемировом масштабе – назревал давно и не мог не произойти. Ведь данная отрасль уже очень давно – все последние годы, если не десятилетия, – характеризовалась колоссальным перепроизводством продукции и перенакоплением основного капитала.

Перепроизводство здесь приняло хронический характер, и эту проблему не могли решить ни усилия отдельных государств, ни попытки создать «депрессивный картель» под эгидой т.н. «Международного института чугуна и стали» с целью «добровольного закрытия лишних производственных мощностей». Во время экономического бума последних лет масштабы перепроизводства стали немного уменьшились, но, тем не менее, проблема осталась. Так, в 2004 году мировое производство стали составило 1050 млн тонн при потреблении 950; перепроизводство – 100 млн тонн. Ничего не изменилось к лучшему и в следующем году.

Эта «хроническая болезнь перепроизводства» рано или поздно должна была разрешиться острым и болезненным кризисом перепроизводства. Беда Украины состоит прежде всего в том, что в результате «рыночных реформ» у нее сформировалась – причем абсолютно закономерно сформировалась! – совершенно уродливая, однобокая структура экономики с явным преобладанием проблемной самой по себе металлургической отрасли. Украина ориентирована на экспорт металлопродукции – при крайней узости внутреннего рынка металла и при полном развале машиностроения и всего, вообще, высокотехнологичного сектора. В таких условиях наша экономика чрезвычайно уязвима, и любые объективно возникающие трудности в сфере реализации черных металлов наносят Украине тяжелый удар «под дых» – что, собственно, мы и наблюдаем сегодня.

Но беда Украины дополнительно усугубляется технической отсталостью и изношенностью ее металлургии, из-за чего наша «сталеварка» и страдает от кризиса сильнее всех – сильнее металлургии китайской, российской и т.д.! Кризис как раз и выявил, что Украина и есть то самое «слабое звено», что может порваться первым! Ведь на большинстве наших предприятий давно не проводилось коренной реконструкции. К 2007 году степень износа основных производственных фондов в горно-металлургическом комплексе (ГМК) достигла 70%! В Украине дольше положенного срока эксплуатируются 54% коксовых батарей, 89% доменных печей, 87% мартеновских печей, 26% конвертеров, почти 90% прокатных станов, что уже само по себе приводит к высокой энергоемкости продукции и снижает ее конкурентоспособность.

Одна из главных проблем, над решением которой бьются все металлурги, – это сокращение удельного расхода кокса при получении чугуна. Кокс дорог и дефицитен. Не знаю, как сейчас, но раньше на него приходилось до 60% себестоимости чугуна. В 1950-е годы лучшие доменные печи расходовали 0,7 тонны кокса на тонну чугуна. С тех пор прогресс технологии привел к тому, что в развитых странах удельный расход кокса снизился до 300 кг/т и даже ниже. Украинские металлурги снизили его до 450 кг/т – но это все равно в полтора – два раза выше, чем в развитых странах!

ТОТАЛЬНОЕ ОТСТАВАНИЕ

Известна одна очень эффективная технология, которая значительно сокращает расход не только кокса, но еще и природного газа: в доменную печь вдувают угольную пыль, причем при этом используется дешевый некоксующийся уголь. Данная технология получила самое широкое применение в Японии – стране, не имеющей ни угля, ни газа; вообще же, в мире таким способом сейчас выплавляют ежегодно 300 млн тонн чугуна. Внедрялась эта технология и в Советской Украине – в частности, на Донецком металлургическом заводе имени Ленина. Чтобы переоборудовать доменную печь, нужно затратить от 20 до 40 млн долларов, но эти затраты окупаются за год за счет повышения производительности печи и снижения себестоимости продукции на 10%.

«Целесообразность широкомасштабного внедрения на украинских меткомбинатах установок вдувания пылеугольного топлива сегодня ни у кого не вызывает сомнений. Однако, по мнению экспертов, гораздо важнее придумать способ, с помощью которого можно убедить в необходимости внедрения новых технологий собственников украинского ГМК, которые не особо прислушиваются к рекомендациям» – с иронией и горечью писал в 2005 году Денис Закиянов в статье «Украина: коксовый кризис».

«Собственники украинского ГМК» почему-то «не прислушиваются к рекомендациям», и расход условного топлива на выплавку тонны чугуна в Украине – 750 кг против 230–270 кг на Западе. В развитых странах природный газ в доменном процессе уже не используется, будучи замененным угольной пылью, а мы тратим 900–1000 драгоценных «кубов» на тонну чугуна (Петр Симоненко. Труд и капитал. – Киев, 2007. – с. 53). И вместо того чтоб внедрять современные технологии, мы только спорим с Россией по поводу цены на газ!

45,2% стали в Украине до сих пор выплавляется в мартеновских печах (против 23% в России), 51% – в конвертерах и только 3,8% – в электросталеплавильных печах. А вот в Германии, например, более 70% стали выплавляется в конвертерах, а остальное – в электросталеплавильных печах (см. здесь). «Изживание» мартеновского способа продвигается чудовищно медленно: в 1989 году его удельный вес составлял 55,7%, в 2001-м – 48,4%. А затраты энергоносителей (прежде всего, столь дорогого сейчас природного газа) в мартеновском производстве Украины чуть ли не на порядок выше, чем в конверторном производстве стран ЕС! Выбросы пыли и вредных газов тоже в несколько раз выше.

Лишь резкое вздорожание российского газа, переставшего быть для Украины «дармовым», заставило наших горе-капиталистов «взяться за ум»: ведущие предприятия, наконец-то, заявили о полном переходе с мартеновского способа на конверторный к 2010 году.

Далее: на Украине удельный вес непрерывного литья стальных слитков составляет всего лишь 33%, тогда как даже в России – почти 68%, а в Германии – 98% (см. здесь). Установками непрерывной разливки более-менее хорошо оснащены лишь пять меткомбинатов. И это – еще один фактор повышенной энергоемкости нашей металлургии.

В последние годы Украина в техническом отношении стала проигрывать РФ, где в последние годы проведена реконструкция ряда предприятий. «За последние пять лет РФ нарастила мощности с 63 до 75 млн тонн стали. Из этого объема 25 млн тонн приходятся на новые производства, отвечающие современным стандартам в металлургии. По свидетельству президента Украинской ассоциации металлотрейдеров Андрея Федосеева, побывавшего на Магнитогорском металлургическом комбинате, уровень технологии, культуры производства и качества продукции на нововведенных мощностях иногда даже превышает европейские стандарты» (Андрей Педько. Черная металлургия: между прошлым и будущим. (См. здесь). Растет технический уровень металлургических заводов и в Китае.

Стоит ли поэтому удивляться тому, что наш прокат стоит на 20–25% дороже китайского и российского? В 2001 году рентабельность черной металлургии Украины составляла 26%. К 2007-му она упала до 14%, в нынешнем году прогнозировалась на уровне 6%, но, похоже, год будет завершен не с прибылью, а с убытками. И вот только теперь, в условиях надвигающейся катастрофы, «капитаны» украинской металлургии начали заявлять о своих планах реконструкции предприятий и инвестирования крупных средств в расширение производства. Неужели этого нельзя было сделать раньше? И способны ли вы, господа, вообще, провести столь масштабную и коренную реконструкцию?

КТО ВИНОВАТ – И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Для олигархов Украина – конченая страна, бесперспективная, не имеющая будущего. Им нужно как можно больше выжать из нее, а то, что останется, выкинуть за ненадобностью. Проблемы Украины – это наши, а не их проблемы! Судя по всему, развивать «всерьез и надолго» промышленность на Украине новоявленным капиталистам невыгодно. Сейчас ведь вообще вся промышленность «переезжает» в Китай и сопредельные с ним страны, где рабочая сила самая дешевая, намного дешевле даже, чем у нас. Только так можно объяснить нежелание наших олигархов «прислушиваться к рекомендациям» и в должной степени осуществлять возмещение, обновление и модернизацию изнашивающихся и морально устаревающих основных фондов.

Их стратегия, как мы видим, состоит в том, чтобы «выжать последние соки» и из доставшихся им за бесценок в ходе «прихватизации» основных фондов, и из самого украинского народа, – и полученную таким путем «сверхприбыль» вложить в какие-то иные, «внеукраинские» активы. Во всяком случае, пока они не спешат вкладывать свои капиталы в «эту страну», в ее производство, в ее науку и сферу высоких технологий, а также в ее «человеческий материал», и я очень сомневаюсь, что они вдруг начнут это делать завтра.

Вдобавок ко всему, наши олигархи, вылезшие «из грязи в князи», страдают комплексом неполноценности и оттого пытаются самоутвердиться в мире большого капитала безудержным мотовством. Они обставляют себя азиатской роскошью и тратят миллионы долларов не на личное сверхпотребление, а не на обновление доменных печей и прокатных станов. Побывав в Варшаве, один из моих друзей был крайне удивлен тем, что там на улицах почти не видно дорогих автомобилей, и, вообще, польская столица в сравнении с Киевом представляется бедной провинцией! Еще бы, ведь богатство нашей страны – в «иномарках», а не в прецизионных станках и высоких технологиях.

Олигархи «выжимают», разоряют и разрушают Украину, а чтобы народные массы не возмущались и вообще не задумывалась о происходящем, их обильно потчуют всевозможными зрелищами – концертами, телесериалами, ток-шоу, выборами, футбольными матчами и т.п. Миллионы долларов олигархи тратят на покупку бразильских футбольных «звезд» – вместо того, чтобы заменять мартены конвертерами.

Очевидно, что олигархи – вот главные виновники сегодняшнего металлургического кризиса. Когда-то, двадцать лет тому назад, нам говорили: социалистическая плановая экономика неэффективна и нуждается в «эффективном собственнике» – частнике. Что ж, пришли, наконец, «эффективные собственники», и чего они достигли? Если брать конкретно металлургическую промышленность, она теперь функционирует и развивается намного хуже, чем в самые «застойные» времена. Ее хозяева – олигархи – ничего не сделали для ее модернизации и подвели отрасль (и всю страну в целом) к краху, к катастрофе.

А вместе с ними ответственность должны понести и власти Украины. Не только Ющенко и кабинет Тимошенко, разумеется, а все правительства и президенты «независимой Украины», начиная с 1991 года. Ведь все они вели по сути одну и ту же порочную экономическую политику, расходившуюся лишь в мелочах, в деталях. Они демонтировали плановую систему, самоустранились от управления экономикой и выпустили на волю рыночные процессы, приведшие к формированию в Украине уродливой, полуколониальной экономики.

Они к тому же закрепили полуколониальный характер нашей экономики вступлением в ВТО (кстати сказать, сахарная промышленность стала у нас первой жертвой этой организации). Они допустили «утечку» из страны огромных капиталов и лучших «мозгов». Они отдали в частные руки наиболее прибыльные предприятия, которые, при умелом руководстве, могли бы наполнить государственный бюджет деньгами, столь необходимыми для развития науки и образования, для перевода экономики на инновационные рельсы. А полученные от приватизации деньги украинская власть проела и разворовала! Наступающий в Украине экономический катаклизм есть закономерный и плачевный результат 17-ти лет правления в стране «либералов-рыночников» – и их полное банкротство.

ПОЛУМЕРЫ НИЧЕГО НЕ РЕШАТ

Конечно, металлургию Украины еще можно спасти и поставить на ноги. Пациента можно не только реанимировать и излечить, но еще и оздоровить и омолодить! Можно и нужно! Однако здесь не обойтись теми полумерами, что предлагает правительство: льготные кредиты, льготные тарифы на перевозки и т.д. Нужна коренная перестройка, модернизация отрасли. Но вряд ли ее способны провести сегодняшние хозяева нашей металлургии.

Если даже они, получив урок кризиса, и одумаются, то максимум, на что они способны, – это соорудить новые печи, заменить таки мартены конверторами и внедрить западные технологии вчерашнего дня – вместо того, чтобы поднимать свою металлургическую науку и создавать новую, инновационную металлургию. А при таком подходе Украина, как «слабое звено», обречена на регулярно повторяющиеся острые и разрушительные кризисы.

Вот и выходит, что первым условием вывода металлургии Украины из глубокого кризиса является национализация данной отрасли – чтобы она была поставлена под контроль общества и развивалась под его управлением и в его интересах. Более того, вся экономика страны нуждается в плановом управлении – с тем, чтобы наше народное хозяйство развивалось пропорционально, сбалансировано, с упором на развитие высокотехнологичных отраслей и на формирование современной структуры экономики – и с целью удовлетворения потребностей всего общества. В конце концов, та же металлургия нуждается для своего устойчивого развития в емком и динамично растущем внутреннем рынке сбыта, значит – нуждается в развитии отечественного машиностроения.

Однако сегодняшние правители никогда не решатся на такие меры даже в их капиталистическом варианте, даже в самых умеренных, осторожных и половинчатых формах. Они всегда будут верить в «экономическое чудо» вместо того, чтобы энергично вмешиваться в экономические процессы, направляя развитие страны в сторону прогресса! А страна и дальше будет потихоньку разрушаться, деградировать и безнадежно отставать от развитого и развивающегося мира.

Но такое положение непременно надо менять. Надо бороться. Именно кризис выдвигает на повестку дня самые радикальные лозунги, которых никто не воспринял бы еще пару лет назад, в годы «подъема» и «процветания»: «Долой олигархов – грабителей и мотов!» и «Никакого доверия партиям и правительствам олигархов!».

http://politiko.ua

 

 

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: