ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ЗАПОРОЖСКИЙ СКАНДАЛ: СЕМЬЯ ПРОТИВ СЕМЬИ. Спецтема «Суббота+»: Официальное заявление Богдана Василенко.

Posted by operkor на Июль 12, 2012

В Интернете ходит большое количество разных мнений относительно нынешнего введения «Керамистом» (вернее, Евгением Анисимовым) цензуры относительно «Субботы плюс». Хотелось бы попытаться разъяснить некоторые из них. На фото: мать и сын — Ирина и Богдан Василенко, в центре — бизнесмен Евгений Анисимов, справа — владелец типографии  «Керамист» Дмитрий Зусманович

1. «Богдан Василенко и «Суббота плюс» получили выгоду от раздувания скандала»

Издатель газеты — это предприятие. Как и на большинстве предприятий, у нас в начале года составляется бюджет. Газетный бизнес не является архирентабельным, поэтому приходится считать каждую копейку.

Переход на печать в Донецк принес нам дополнительные расходы и неудобства: а) около 170 тысяч гривен дополнительных транспортных расходов в год (до Донецка — 230 км); б) около 150 тысяч гривен дополнительных расходов в год на мелованную обложку — в Донецке листовая печать, при которой, в отличие от ролевой в «Керамисте», «меловка» не может быть легче 80 граммов (как мне сообщили в типографии). А потому общий вес бумаги вырастает вместе с платой за эту бумагу; в) нестабильность отпугивает рекламодателей.

Уже есть отказ от рекламы от одного (хорошо, что одного) киевского клиента; г) подготовка и реализация наших протестов уже обошлась бюджету издания в сумму около 10 тысяч гривен, и расходы продолжают расти; д) сдвигаются сроки сдачи газеты в печать на более ранние, что уменьшает нашу конкурентоспособность; е) на время протестов часть усилий коллектива газеты направлены на подготовку этих протестов, а не на создание продукта; ж) из-за несвоевременного выхода газеты мы можем временно потерять часть читателей (5-10%), и на восстановление тиража потребуются время и усилия. Есть и множество более мелких неудобств и расходов, которые не стоят упоминания. Обо всех перечисленных последствиях я прекрасно знал. Не знал только «объем» некоторых из них.

Что мы получили в результате скандала?

Поднятие рейтинга издания как независимого? Возможно. Поднятие рейтинга меня лично как стойкого журналиста? Возможно, хотя и спорно. Поднятие продаж? Вряд ли. Повышение доходов от рекламы? Точно нет. Зато газета получила могущественного врага, который теперь из принципа будет делать все, чтобы издание закрылось. А возможности у этого врага — колоссальны, финансовые ресурсы — огромны, власть, которой наделили Евгения Анисимова в Киеве, — практически безгранична. Это уже почувствовали Евгений Черняк, Борис Петров, Владимир Кальцев и добрая половина депутатов городского совета, которых силой и посулами заставили присоединиться к «анисимовскому» большинству.

И об этом я тоже знал. Но все равно решил бороться — даже с риском потерять единственный семейный бизнес (об этом риске мне прямо заявил Сергей Насонов во время пресловутого разговора). И меня в этом поддержала семья и коллектив издания. За что им огромная благодарность.

2. «Василенко за неделю мог бы найти другую типографию и спокойно напечататься там — либо найти компромисс с «Керамистом». Он же предпочел раздуть скандал»

Во-первых, у нас на руках есть действующий договор с «Керамистом». И, уйдя в другую типографию, мы бы этот договор нарушили, ведь слова Насонова не являются официальным документом или предложением расторгнуть этот договор и сменить типографию.

Во-вторых, если бы мы сейчас «утерлись» и тихо начали печататься в Донецке, нет никаких гарантий, что это не развязало бы руки «анисимовским». И они бы продолжили без всякой опаски «давить» на типографии уже в других регионах.

В-третьих, пожелание «тихо перейти в другую типографию» очень похоже на совет человеку, которого собираются незаконно уволить, «тихо посидеть дома». Почему мы должны были слушать незаконные указания и «пожелания», а не отстаивать свое законное право работать (согласно подписанным документам!)? И вообще, почему бояться и «искать другие варианты» должны мы, делающие свою работу согласно законодательству, а не господа, решившие вопреки законам на газету «наехать»?

В-четвертых, Сергей Насонов никаких вариантов для компромисса не предлагал. Он ПОСТАВИЛ УСЛОВИЕ. И все. Условие не печатать «гадости» про Анисимова и его «молодую команду» не обсуждалось. Однако возможности договориться мы искали несколько дней. Ирина Василенко постоянно звонила на прямой мобильный Дмитрия Зусмановича, однако тот просто не брал трубку (хотя ранее они часто связывались по разным околокультурным проектам «Керамиста»).

Позже господин Зусманович рассказывал, что он «не узнал номер». Что, впрочем, не помешало ему впоследствии весь вторник, 3 июля, названивать на «неузнанный номер» Ирины Василенко. И только осознав, что какие-либо договоренности невозможны, мы начали организацию «сопротивления».

3. «Причина этого конфликта — спор двух хозяйственных субъектов. Если бы «Суббота плюс» не упоминала в негативном плане «Керамист», то она бы выходила и далее»

Сергей Насонов — весьма серьезная фигура в запорожском бизнесе. Я очень сомневаюсь, что он бы остановился на угрозах — тем более, когда на кону стоит бизнес, которым он руководит. Но это — мое субъективное мнение.

Следующее. Печатать о давлении на газету, не сообщая источник давления, крайне сложно. Да и выглядела бы такая публикация неправдоподобно и обрезано. Поэтому мы вынуждены были упоминать Сергея Насонова и его должность в «Керамисте». При этом многими путается причинно-следственная связь. Это СНАЧАЛА нам стали угрожать невыходом, а ПОТОМ мы об этих угрозах написали.

Конечно, можно выстроить версию о том, что Василенко взбесился, пошел на огромные затраты, безосновательно обвинил руководство влиятельной и богатой корпорации, нарываясь на судебный иск с большим количеством нулей, решил угробить свою репутацию и репутацию издания враньем и так далее. Однако лично мне эта версия больше кажется бредом сумасшедшего или заинтересованного человека, чем хотя бы пародией на реальность.

Еще один момент, на который мало кто обратил внимание. Дмитрий Зусманович стал яростно названивать Ирине Василенко с утра 3 июля, во вторник. Во время этих звонков он просил перенести выход «бомбы» (то есть той самой статьи) до понедельника 9 июля. Однако сама статья была написана только вечером 3 июля, уже после звонков господина Зусмановича. А шквал его звонков был вызван анонсом на первой странице газеты. Вот он: «Смотрящий» пытается закрыть «Субботу плюс». Возможно, вы более глазастые, чем я, и найдете здесь упоминание в негативном плане корпорации «Керамист».

Да и не слышал я о влиянии Дмитрия Зусмановича на правоохранительные органы и органы власти. А охота милиционеров за девочками с нашими листовками и буйство некоторых чиновников указывает на более глубокие корни конфликта, чем недовольство одного — пусть и достаточно крупного — бизнесмена. Так что рассказы о «хозяйственном споре» не выдерживают испытания простой логикой. Реальная причина невыхода газеты кроется в нежелании Евгения Анисимова терпеть критику со страниц «Субботы плюс». Точка.

4. «Василенко не обращается в правоохранительные органы и суд. Значит, это просто его пиар»

Как я лично, так и коллектив «Субботы плюс» (у нас просто роскошный коллектив!) эти дни был заняты. Рабочий день составлял от 10 до 18 часов в сутки, у многих отсутствовали выходные, у некоторых медным тазом накрылся отпуск. Нужно было обеспечить выход газеты и огласку происходящему. И времени на действия в юридической плоскости у нас не хватало. На сегодня наши юристы занимаются составлением иска в суд к типографии «Керамист». Скорее всего, он будет подан на следующей неделе. В понедельник я также подам заявление в прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело в связи с происходящим.

«Богдан Василенко избил журналистку»

Давеча меня вызвали в Орджоникидзевский райотдел по поводу этого обсасываемого «птенцами Бройде» «инцидента». Так вот, журналистка оказалась не журналисткой, а членом «Антирейдерского комитета» Павла Бройде, который работает сегодня на Евгения Анисимова. Еще эта журналистка оказалась… мальчиком (каких-то странных кадров подбирают в «комитете» — мальчико-девочек). И я, согласно заявлению этого мальчика, не только ударил его «в область лица» (так и написано!), но еще и разбил его телефон.

Впрочем, причина «смены пола» «пострадавшего» для меня довольно ясна. Ведь мало какая «журналистка» согласится ходить с фингалом — даже за деньги. А вот для мальчика синяки — дело проходящее. Вот и врезали ему — а потом уже «пострадавший» обратился в больничку, где врачи установили у него факт присутствия синяка в той самой «области лица».

Я сразу же подал заявление по факту заведомо ложного сообщения о преступлении с отягчающими обстоятельствами (формирование ложной доказательной базы в виде синяка и разбитого телефона).

С уважением, Богдан Василенко

http://z-city.com.ua

Один ответ to “ЗАПОРОЖСКИЙ СКАНДАЛ: СЕМЬЯ ПРОТИВ СЕМЬИ. Спецтема «Суббота+»: Официальное заявление Богдана Василенко.”

  1. Богдан, ну будь четным) скажи, что это просто всего лишь пиар перед предстоящими выборами)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: