ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ФАРМАЦЕВТ ГЕННАДИЙ БУРКА: Почему я вынужден закрыть аптеку для жителей Миролюбовки, Васильевки, Михайловки, Антоновки? Часть 2.

Posted by operkor на Июль 13, 2012

После публикации в  газете  заметки о разных ценах в аптеках Вольнянска в редакцию позвонил известный в регионе фармацевт. Сегодня он – наш собеседник. Знакомьтесь — руководитель  известной запорожской  фармацевтической  фирмы  «АЕК»,  организатор  сети  торговой  марки  «Социальные  аптеки»,  профессиональный фармацевт  с  35-летним  стажем  Геннадий  Бурка.

         — В своих   социальных  аптеках  как  я  понимаю, вы пытаетесь  удешевить  свою  продукцию.  Власти  на  это  как  реагируют? 

            -Я  уже  говорил,  что  шесть  лет  назад   зарегистрировал  первую  социальную  аптеку  как  торговую  марку.  Губернатором  тогда  был  Червоненко.  Ему  это  тогда  не  понравилось.  Я  понял,  что  это  никому  не  надо.  Всем  нужны  «откаты»:  выборы — «откаты»,  больницы – «откаты».  Всем   «откаты».   А я  никому  не  даю  «откаты».

             -Вы  говорили  о  льготах,  которых  вы  так  и  не  дождались.  Что  вы  имели   в  виду?

             -Год  назад  в  правительстве  начали  говорить  о  том,  что  надо  поддержать  аптеки,  которые  производят  лекарства.  И  что  они  сделали  через  три  месяца  после  этого?   Они  на  производство  медикаментов  ввели  НДС.

             -Которого  раньше  не  было? 

             -Да,  его  раньше  не  было.  И  теперь    я  должен  платить  государству еще 20  процентов  за  то,  что  я, единственный  в  городе  бизнесмен,   произвожу  в  аптеке  более  дешевые,  чем  заводские,  растворы.  Парадокс!  Этот  НДС  был  введен  тогда  на  презервативы,  памперсы,  ну,  и  на  медикаменты,  производимые  в  аптеках.  Поднялся  шум,  народ  возмущался.  В  результате,  НДС  на  памперсы  и  презервативы  убрали,  а  на  производство  медикаментов  в аптеках  он  так  и  остался.  Потому  что  шуметь  было  некому.  Я  же  один  бизнесмен  в  Запорожье,  у  которого  есть  аптека  по  производству  растворов.

         -А  может  аптеки,  которые  производят  лекарства,  это  уже  вчерашний  день?  Все-таки  аптека  это не  завод,  где  и  оборудование  современное,  и  технология  производства  более  совершенная.

         -Ну,  во-первых,  я  уже  говорил,  что  лекарства,  сделанные  в  условиях  аптеки  вручную,  отличаются  более  высоким  качеством,  чем  произведенные  на  заводе.  Во-вторых,  таких  аптек  у  нас  раз-два  и  обчелся.  А  остальные  аптеки – это  магазинчики,  которые  на  сто  процентов  зависят  от  поставщиков  импорта.  А  если  у  нас  не  будет  импорта,  что  мы  будем  делать,  скажите? А  у  нас  сейчас  ситуация  не  очень  хорошая  в  этом  смысле.  Я  имею  в  виду  отношения  с  Европой  и  Россией.  У  нас  же в  Украине  нет  ни  одного  фармзавода,  который  бы  производил  субстанции (сырье)  для  медикаментов.

            -Все  покупаем  за  границей?

            -Да.  А  почему  продукция  наших  заводов  дорогая?  Потому   что в  Украине  все  фармзаводы  ничего  не  производят.  Они  только  фасуют,  упаковывают  и  прочее.  А  все  субстанции  мы  завозим  из-за  границы.  Доллар  полез  вверх,  субстанции  подорожали,  украинские  препараты  тоже  подорожали.  А  люди  этого  не  понимают.  Приходит  бабушка  и  возмущается:  почему  подорожали  наши  отечественные  препараты.  А  разве  они  наши?  Они  все  произведены  из  импортного  сырья.  Ну,  кроме  трав  и  настоев.

           —Ваш  бизнес  на  сельские  районы   распространяется? 

           -Интересный  вопрос.  Да,    аптеки  моей  фирмы  находятся  в  Запорожье.  Был  еще  аптечный  киоск  в  Вольнянском  районе,  но  его  придется  закрыть.

            — Почему?

            — Тут  такое  дело.  Я  родился  в  селе  Михайлово-Лукашево  Вольнянского  района.  Часто  там  бываю,  встречаюсь  с  односельчанами.  Аптеки  там  нет,  людям  приходится  за  лекарствами ездить  в  Вольнянск  или  в  Запорожье.  Конечно,  это  большие  неудобства,  особенно  для  пожилых  людей.  А  у  меня  там  есть  свой  торговый  центр.  И  земляки  стали  просить  меня,  чтобы  я  открыл    аптечный  киоск для них.  Я  это  сделал.  Все  нормально,  люди  были  довольны,  но  теперь  этот  киоск  придется закрывать. 

           — Почему?

           -Министерство  здравоохранения  издало  новые  лицензионные  условия,  согласно  которым  помещение  аптеки  должно  быть  не  менее  тридцати  квадратных  метров.  Естественно,  мой  киоск аптечный  не  соответствовал  требованиям по  размерам.  Хотя  все  другие  требования    соблюдались.  Там  работал  специалист  с  фармацевтическим  образованием,  имелись  соответствующие  условия  для  хранения  препаратов  и  т.д. Теперь  я  не  могу  получить  на него  лицензию,  и сельчане  снова  остаются  без  медикаментов.  Хотя  правительство  постоянно  твердит  о  том,  что  надо  поддерживать  сельскую  фармацию.

             — Много  сельчан  пользовалось услугами  вашего  аптечного  киоска?

             — Тысяч  пятнадцать.    Это жители  сел  Миролюбовка,  Васильевка,  Михайловка,  Антоновка  и  других. Теперь  бабушки,  у  которых  нет  ни  транспорта,  ни  денег  должны  добираться  на  маршрутках  в  районный  или  областной  центр.  А  я  не  могу  получить  лицензию.  Для  этого  мне  надо  построить  аптеку  в  тридцать  квадратов,  обогреть  ее,  осветить  и  т.д.  Скажите,  будут  после  этого  дешевле  у  меня  медикаменты?

            -Вряд  ли.

            -Стоял  киоск,  благоустроенный,  в  моем  магазине.  Я  не  брал  ни  копейки  за  его  содержание.  Зачем  там нужно  тридцать  квадратов?  В  советские  времена,  когда  я  работал  в  этой  системе,  сельские  аптеки  были  шестой  категории,  пятой.  В  деревне  можно  было  открыть  аптечный  пункт.  Там  же  не  готовятся  лекарства.  Условия,  конечно,  необходимые  для  этого  были.  Я  имею  в  виду  холодильники,  температурный  режим  и  т.д.  Все  это  там  соблюдалось. 

           —  А  вы  обращались  куда-то  по  этому  поводу?

           — Обращались,  писали  и  продолжаем  писать.  Отвечают:  проверим,  разберемся.  И  дальше  этого  дело  не  движется.  Проще  объявить  аптекарей  ворами,  мародерами,  не  объясняя  людям,  в  чем  проблема.   А  проблема,  повторяю, — в  поставщиках.  Когда  шесть  лет  назад  я  открывал  первую  социальную  аптеку,  у  меня  там  наценка  составляла  три  процента.  Потому  что  социальная  аптека  работает  на  пороге  рентабельности.  То  есть,  принцип  такой:  у  богатых  отнял,  бедным  отдал.  Сейчас  у  меня  наценка  где-то  девять  процентов.  Потому  что  ниже  я  не  могу.  Понятно  почему:  поднялась  цена  на  свет,  на  газ,  на  все  поднялась.  А  с  первого  июля  текущего  года  выходит  еще  одно  лицензионное  новшество.

             -Что  за  новшество?

             —Теперь  вводится  требование,  чтобы  кроме  вывески  «Аптека»,    никаких  других  надписей  на  аптеках  не  было.  То  есть,  я  теперь  вынужден  буду  снять надпись  «Социальная  аптека».   Другие  обязаны  будут  убрать  такую,  например,  надпись  как  «аптека  низких  цен»  и  т.д.

           -А  разве  это  что-то  меняет?  Будут  надписи  или  нет,  цены  на  лекарства  от  этого,    думаю,  не  станут  ниже.  Поясните,  пожалуйста,  зачем  вводится  это  новшество?

            -Они  считают,  что  такие  надписи  вводят  людей  в  обман.  Но  люди  же  действительно  смотрят  не  на  надписи,  а  на  цены.   Там,  где  ниже  цены  на  медикаменты,  там  и  люди  всегда.  А  убрать  все  надписи – значит   обезличить  все  аптеки,  устранить  конкурентов.   Потому  что  у  Червоненко  своя  сеть  аптек,  у  Тигипко – своя.  Они  не  могут  конкурировать  с  нами,  мы  забрали  у  них  людей.  Потому  что  мы  давно   на  этом  рынке.  Как  нас  убрать?    У  меня  официально  зарегистрирована  торговая  марка  «Социальные  аптеки».  Тигипко  не  может  ее  зарегистрировать,  потому  что  она  уже  моя.  Поэтому   надо  ее  убрать.  А  если  и  будет  государство  компенсировать  бизнесменам  снижение  ими  цен  на  медикаменты,  то  кому  в  первую  очередь  попадет  компенсация,  как  вы  думаете, — Тигипко  или  Бурке? 

             — Кто  ближе  к  этой  компенсации,  тот  и  получит  ее,  наверное. Вы  сказали,  что  социальные  аптеки  зарегистрированы  только  у  вас.  Но  мне    подобные  надписи на  аптеках  я  встречал  и  в  других  городах  Украины.

             — Я  знаю — в  каждом  городе  на  аптеках  встречаются  такие  надписи. Но    это  незаконно,  это  нарушение  моих  прав.  Я  на  десять  лет  получил  право  использовать  эту  торговую  марку.  И  никто  другой  не  может  ее  использовать.  В  Запорожье  это  соблюдается,  потому  что  я  сразу  же  подам  в  суд.  А  вот   нарушителями  моих  прав  из  других  городов,  у  меня  просто  нет  времени  заниматься.

              — Сколько   в областном центре    аптек,  сколько  из  них  частных  и  коммунальных?  У  вас  есть  такая  информация?

              — В Запорожье   450  аптек.  В  основном, все  частные.  Коммунальных   наберется  с  десяток.

              -Редакция  провела  небольшое  исследование  по  аптекам  Вольнянска.  Корреспондент  интересовалась  тем,  сколько  стоит  цитрамон.  И  выяснилось,  что   в аптеках  цена  на  цитрамон  разная.  Причем,  в  коммунальной  аптеке  она  оказалась  даже  выше,  чем  в  частных.  Разве  такое  возможно?

          -Вполне  возможно  и  вот  почему.  Во-первых,  о  ценах.  У  нас  нет  централизованных  закупок  медикаментов.   Даже  в  моих  аптеках  нет  одинаковой  цены  на  цитрамон.  Это  зависит  от  разных  причин:  купил  у  других  поставщиков  или  купил  пять  месяцев  тому  назад  большое  количество,  получил  скидку – одна  цена.  И  так  далее.  Сейчас  введут  референтные  цены,  может  быть  и  цены  в  аптеках  будут примерно  одинаковы.  А  сейчас  цены    разные.  Но  люди  могут  выбирать  те  аптеки,  где  медикаменты  дешевле.  Не  покупайте,  я  же  не  обязываю.  Если  я  поставил    цену  выше,  чем в других  аптеках,  у  меня  покупать  никто  не  будет.

           — По  какой  цене  все-таки  в  ваших  аптеках  цитрамон?

           — У  меня  18  тысяч  наименований.  Цитрамон,  по-моему,  в  пределах  двух  гривен.

           — Местная власть  влияет  как-то  на  ценообразование  в частных аптеках?  Какие  у  вас  взаимоотношения  с    властями?

           — Я  говорил  бывшему  мэру  Карташову  и  нынешнему  мэру  Сину:  отстаньте  от  нас,  давайте  определимся,  что  мы  делаем.  Или  мы  бюджетонаполняющий  бизнес  или  социально  ответственный.  Налоговая  требует,  чтобы  мы  налоги  платили,    власти  хотят,  чтобы  мы  выполняли  49-ю  статью  Конституции  о  бесплатной  медицине.  Если  мы  бюджетонаполняющие,  то  наше  дело  платить  налоги.  У  вас  есть  коммунальное  предприятие  «Примула»,  коммунальные  аптеки.  Давайте  им  деньги  и  хоть  бесплатно  раздавайте  людям  лекарства.  Смотрите —  у  меня  на  проспекте  Металлургов  есть  аптека  по  соседству  с  аптекой  коммунального  предприятия  «Примула».  Если  у  них  цитрамон,  к  примеру,  будет  стоить  одну  гривну,  смогу,  думаете,  я  продавать  его  в  своих  аптеках  по  две  гривны  пятьдесят  копеек?

                — Скорее  всего,  нет.

                — Вот  и  весь  ответ.   Зачем  мы  колесо  изобретаем?  Но  дело  в  том,  что  в  том  же  Вольнянске  в  коммунальной  аптеке,  да  и  в  коммунальных  аптеках  «Примулы»  цены  намного  дороже,  чем  в  моих  аптеках.  Вы  же  государство,  дайте  какие-то  преференции своим  коммунальным  аптекам,  покажите  мне  пример!  А  то анекдот  получается —  в  коммунальном  предприятии  цены  намного  выше,  а   плохой – я.

                 -В  общем,  с  местной властью вы  не  очень  дружите

                -Они  говорят:  да  мы  вас  в  бараний  рог, да вы  должны…   Да  никому  я  ничего  не  должен!  Я  не  украл  ни  одной  госаптеки,  как  это  сделали  некоторые  чиновники,  когда  разворовывали  коммунальные  аптеки.  Я  покупал  недвижимость,  переводил,  строил.  Я  делал  все  с  нуля.  Я  создал  свой  бизнес.   Почему  я  должен  сейчас  исполнять  роль  государства.  Они  приватизировали  заводы,  коммунальные  аптеки,  базы.  А  теперь  хотят,  чтобы  я  исполнял  роль  государства,  отпускал  медикаменты  бесплатно. 

 Николай Иванов, журналист

источник: Вільняньскі вісті

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: