Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

СЕЛЬСКИЙ МАНЬЯК. Незнакомец неожиданно бросился на Нину, схватил ее за горло и потащил с насыпи… Особая папка следственных дел СССР.

Posted by operkor на 19 июля, 2012

5 октября 1955 г., около 19 часов, после  заня­тий в школе, тринадцатилетняя Нина со своими подру­гами Тоней  и Любой    возвращалась домой в   деревню Ведерники,  находящуюся  на  расстоянии 2 км от   Яро­славля. Как  всегда, выйдя на окраину города, они напра­вились тропой через огороды и вышли на старую желез­нодорожную насыпь, ведущую к железнодорожной буд­ке 275-го километра, расположенной в 200—300 м от де­ревни Ведерники. По дороге девочек обогнал какой-то мужчина, одетый в ватную телогрейку.

 Перейдя ручей, девочки вышли на железнодорожную насыпь. Вдруг они заметили, что их догоняет тот же мужчина, который к тому времени каким-то образом очутился позади. Он неожиданно бросился на Нину, схватил ее за горло и потащил с железнодорожной насыпи.

 Испуганные Люба и Тоня побежали в деревню и рас­сказали о случившемся родителям Нины. Сразу же к месту, на которое указали Люба и Тоня, направилась группа жителей деревни, в том числе мать и брат Нины.

 Поиски Нины не дали результатов. Об исчезновении девочки сообщили в местное отделение милиции, и на место происшествия (это было уже ночью) выехали ра­ботники милиции со служебно-розыскной собакой, кото­рая обнаружила труп девочки в 60 м от насыпи.

  На следующее утро с участием судебно-медицинского эксперта был произведен осмотр трупа и места проис­шествия. Оказалось, что в нескольких метрах вправо от бровки железнодорожной насыпи, по пути следования школьниц,  лежал ученический  портфель,  на   лицевой стороне которого имелись пятна крови. В портфеле на­ходились учебники и тетради Нины. Брызги крови были заметны также на траве, где обнаружили портфель.

 В 2,5 м от этого места лежала туфля с правой ноги, а еще несколько дальше — вторая. Труп находился в 52 метрах от второй туфли, в стороне от насыпи. На лице и одежде трупа имелись пятна крови. На чулке были обнаружены три коротких волоса, не похожие по цвету и размеру на волосы Нины. Эти волосы были изъяты, упакованы и приобщены к делу в качестве вещественного доказатель­ства. Рядом с трупом лежали трусы.

 Расположение ве­щей свидетельствовало о том, что Нина, когда ее тащи­ли с насыпи, по-видимому, оказывала сопротивление. В ложбине, где лежал труп, удалось обнаружить в ко­ровьем помете глубокий след каблука. Однако при осмотре этого следа на нем, не было найдено никаких индивидуальных  признаков.   Работник   научно-технического отдела  милиции для более тщательного  исследо­вания сделал со следа гипсовый слепок.

 В 150 метрах от места происшествия нашли заявление гр. С. на имя начальника гаража СУ № 15 с просьбой выделить ему автомобиль для перевозки дров. Заявле­ние это было приобщено к делу.  Труп после осмотра направили в морг. Следует отме­тить, что осмотр трупа на месте его обнаружения был произведен недостаточно подробно.

 Расследование дела об убийстве Нины прокурор об­ласти поручил мне. Я принял его к своему производст­ву на другой день после осмотра милицией места происшествия. По предложению прокуратуры управление ми­лиции выделило для оперативной работы специальную группу. Помощь работников милиции способствовала быстрому раскрытию преступления.

 Прежде всего, я назначил судебно-медицинскую эк­спертизу для определения причины смерти Нины. Судебно-медицинский эксперт дал заключение, что смерть Ни­ны явилась результатом асфиксии, наступившей при сдавливании органов шеи руками, на что указывало на­личие ссадин  в области шеи как справа, так и слева. Эксперт пришел также к выводу, что с Ни­ной был совершен половой акт, о чем свидетельствовали повреждения девственной плевы и наличие спермы на трупе. Кровь на лице трупа явилась результатом удара тупым твердым предметом в область носа.

 От брата убитой — Василия стало известно, что, ра­зыскивая сестру, он подошел к складу, где находились неизвестные ему лица, занимавшиеся заготовкой сена. На его вопрос, не видали ли они девочки, последние ответили грубостью и непристойностями.

 Подруги погибшей Люба и Тоня показали, что лицо человека, схватившего Нину, они не рассмотрели, так как было темно, и к тому же он закрывал его рукавом. Однако девочки описали одежду преступника. На нем была ватная телогрейка с какими-то белыми пятнами, резиновые сапоги и темные брюки в полоску.

Для установления преступника я прежде всего разыскал лиц, проходивших по этому пути до соверше­ния преступления. С этой целью были допрошены же­лезнодорожный сторож, его жена, путевые рабочие и другие лица.  Свидетельницы Абрамова и Кавцерова, направляв­шиеся 5 октября между 18 и 19 часами в Ярославль по насыпи, показали, что видели, как по насыпи шел муж­чина в телогрейке. Свидетели Пушилов и Артемьева, проходившие по той же насыпи несколько раньше девочек, заявили, что после встречи с Абрамовой они видели шедшего неко­торое время вслед за ней мужчину в ватной телогрейке.

 Старший ремонтный рабочий Буланцев показал, что он заметил молодого человека, прятавшегося в кустах около железной дороги. Буланцев подробно описал его приметы, по которым неизвестный был быстро установ­лен. Им оказался психически больной Буйлов. В процессе допроса свидетелей я пытался возможно точнее установить время совершения преступления. Все говорило о том, что оно было совершено, примерно, в 19 часов. Материалы следствия позволяли выдвинуть несколь­ко версий о виновниках преступления. Его могли совер­шить:

 1.  Кто-либо из лиц, занимающихся уборкой сена поблизости от места происшествия.

 2.  Буйлов.

 3.  С., имя которого упоминалось в заявлении, обнаруженном на месте происшествия.

 4.  Кто-либо из рабочих, ремонтировавших железно­дорожный путь.

 5.  Неизвестный, случайно встретивший девочек.

 6.  Человек, хорошо знавший Нину и специально ожи­давший ее на насыпи железной дороги.

 Для одновременной проверки указанных версий был составлен план. Проверкой первой версии было установ­лено, что лица, занимавшиеся уборкой сена, закончили ее в середине дня 5 октября. Их руководитель показал, что 5 октября все рабочие должны были уехать, но трое из них остались в городе до утра 6 октября. Белье этих трех человек было направлено на исследование с целью обнаружения следов крови. На трусах одного из них оказались следы крови. Однако исследование показало, что кровь не относится к той группе, к которой относит­ся кровь убитой. Двое других указали, где они были 5 октября после уборки сена. Их показания были прове­рены и нашли подтверждение.

 В процессе расследования я проверил, где находи­лись после 17 часов рабочие, ремонтировавшие железно­дорожный путь, каким образом заявление г.р. С. попало на место происшествия и др. В результате отпали вер­сии о причастности к преступлению гр. С. и ремонтных рабочих. Выдвинутые этими лицами алиби не вызыва­ли сомнения. Равным образом было установлено алиби Буйлова. Кроме того, при определении групповой при­надлежности крови всех названных лиц оказалось, что у них всех она относится к группе АВ-1, в то время как сперма, изъятая с трупа, относилась к группе АВ-И1.

 Как показали свидетели Абрамова и Канцерова, они, кроме одного мужчины, следовавшего за ними, никого не видели. Из допроса свидетелей стало известно, что и ранее на месте, где убили Нину, были нападения на женщин с целью изнасилования. Оперативным путем работни­кам милиции удалось установить пять таких случаев и фамилии женщин, на которых было совершено поку­шение.

 Допрошенные в связи с этим Шишакова и Аб­рамова подтвердили, что случаи нападения на них с целью изнасилования имели место, но опознать напа­давшего они не смогут. Свидетельница Некрасова пока­зала, что был случай, когда за ней бежал какой-то мужчина, но опознать его она также не сможет. Одна из свидетельниц — Скворцова выбыла неизвестно куда, в связи с чем не удалось ее допросить.

 Весьма ценные показания дала свидетельница Трех­перстова. В конце июля 1954 года она возвращалась с покупками из Ярославля. В пути ее догнал ехавший на велосипеде молодой человек. Сойдя с велосипеда и угро­жая ножом, он хотел ее изнасиловать. Трехперстовой, однако, удалось убежать. О случившемся она сообщила в отделение милиции, но преступника установить не удалось.

 Спустя некоторое время Трехперстова увидела в деревне Острецово среди танцующей на улице моло­дежи этого парня и спросила у стоявшей рядом с ней гр. Дерябиной, кто он. Дерябина ответила, что это пле­мянник ее знакомой Анны Кругловой. Трехперстова рассказала Дерябиной о случившемся. Спустя более года   в   дом   к Трехперстовым  зашел  знакомый  Алексин вместе с этим парнем, которого звали Валентин Ви­ноградов. Трехперстова рассказала мужу, что Вино­градов в июле 1954 года пытался ее изнасиловать, и муж потребовал от Виноградова извиниться перед его женой.

 Отделение милиции на запрос прокуратуры области подтвердило, что действительно у них имелось заявле­ние Трехперстовой, но весь материал по этому вопросу оказался утерянным. После проведения ведомственного расследования виновный в утере документов был нака­зан в дисциплинарном порядке. В связи с тем, что попытка изнасилования Трехпер­стовой имела место примерно там же, где была изнаси­лована  и убита    Нина, не   исключалась возможность участия в указанном преступлении Виноградова.

 10 октября 1955 г. Виноградов был задержан и до­ставлен в прокуратуру. Немедленно в присутствии судебно-медицинского эксперта и криминалиста из науч­но-технического отдела милиции одежда Виноградова была детально осмотрена. В результате осмотра на ват­ной телогрейке было установлено наличие большого размера заплат. На телогрейке и верхней рубашке име­лись пятна темно-бурого цвета, напоминающие кровь. На одном из резиновых сапог Виноградова оказались темно-бурые пятна, а на другом, между каблуком и по­дошвой, частицы вещества, напоминающие по внешнему виду коровий помет. Эта одежда была направлена на экспертизу, а сам Виноградов подвергнут судебно-медицинскому освидетельствованию.

 В заключении эксперта было указано, что на одежде, изъятой у Виноградова (брюках, ватной телогрейке, ру­башке), имеется кровь человека. Однако из-за малого количества крови ее групповая принадлежность оста­лась невыясненной. Одновременно эксперт произвел исследование волос, снятых с чулка   Нины. Он установил, что два волоса принадлежат    собаке,   а   один — человеку.   Эксперт   не смог дать заключения о сходстве этого волоса с волосами  Виноградова  или потерпевшей.

 При освидетельствовании Виноградова на носу, клю­чице, спине, нижней части живота и лобке были обна­ружены ссадины, происхождение которых он не смог объяснить. Исследование   спермы Виноградова показало, что она совпадает по группе со спермой, изъятой с трупа.

 Допрашивая Виноградова, я первоначально не упо­минал об изнасиловании и убийстве девочки, а говорил только о попытке изнасиловать Трехперстову. Виногра­дов сначала категорически отрицал покушение на ее изнасилование. Однако на очной ставке с Трехперстовой в конце концов признал этот факт. Вместе с тем Виноградов признал и то, что у него в руках был перо­чинный нож, которым он, однако, не угрожал Трехперстовой. Было решено    снять у него отпечатки   пальцев.   Во время этой процедуры Виноградов спросил, остаются ли следы пальцев на шее человека. Этот вопрос заинтересовал меня, но я спокойно ответил ему, что об этом он узнает позднее.

 Прежде чем допрашивать Виноградова по поводу изнасилования Нины, я решил подробно выяснить его личность. С этой целью были допрошены многочислен­ные родственники Виноградова. В результате я устано­вил, что 7 лет Виноградов остался сиротой и был поме­щен в детский дом. Из детского дома он поступил в ремесленное училище, но ввиду плохой успеваемости до­срочно был отчислен. Осенью 1955 года Виноградов переехал на жительство к своему дяде, проживающему в г. Ярославле, и поступил на работу.

 Допрашивая Виноградова, я прежде всего стал выяснять, где он находился и чем занимался в день со­вершения преступления, Виноградов утверждал, что 5 октября около 17 часов он уехал в Острецово к своей тетке Кругловой, но дома ее не застал. Тогда поездом, отходящим из Острецово в 18 часов 30 минут, он воз­вратился к своему дяде в г. Ярославль, где и провел весь остаток дня. Получалось, что в момент нападения на Нину он находился в поезде.

 Для проверки показаний Виноградова в этой части я допросил Круглову. Она заявила, что племянник приезжал к ней 4 октября вечером и остался ночевать. Утром, 5 октября Круглова вместе с Виноградовым поехали в Ярославль. В городе он помог ей донести бидоны с мо­локом до рынка, откуда пошел на работу. Круглова в подтверждение своих показаний сослалась на бригадира колхоза, ехавшего вместе с ними. Круглова категориче­ски утверждала, что 5 октября она вою вторую полови­ну дня и весь вечер была дома, но Виноградов к ней не приезжал. Свидетель—бригадир колхоза подтвердил, что 5 октября утром он ехал в поезде с Кругловой и ее племянником Виноградовым.

 Допрошенные — дядя Виноградова, жена последнего и их сын утверждали, что 5 октября Виноградов при­шел домой очень поздно, когда они уже спали. Двоюродный брат Виноградова — Евгений показал, что 5 октября он находился в мотоклубе, где занятия продолжались до 23 часов. Когда он возвратился до­мой, то Валентина еще не было. Проснувшись утром, он увидел, что Валентин спит. В подтверждение этих пока­заний я приобщил к делу справку мотоклуба о том, что 5 октября занятия в клубе продолжались до 23 часов и что на занятиях присутствовал  Евгений  Виноградов.

 Мною были также допрошены прораб стройки, где работал Валентин Виноградов, рабочие и учетчица этой стройки. Все они подтвердили, что Валентин Виногра­дов 5 октября работал до 12 часов, а затем самовольно ушел со стройки. К делу я приобщил выписку из табеля учета рабочих, из которой было видно, что Виноградов ушел с работы в 12 часов. Таким образом, были опро­вергнуты показания Виноградова о его местопребыва­нии 5 октября.

 Резиновые сапоги Виноградова были направлены на экспертизу. Эксперт подтвердил, что вещество, обнару­женное между подошвой и каблуком, является коровь­им пометом. Когда я предъявил Виноградову обвинение в поку­шении на изнасилование Трехперстовой, а также в из­насилования и убийстве Нины, он сначала категорически отрицал свою причастность к этому.

 Ввиду того, что дорога, по которой шли школьницы, вела в деревню Семеновское, где жила другая тетка Виноградова — Грачева, я предположил, что, по-видимому, Виноградов пошел к ней в гости и, встретив по до­роге школьниц, совершил преступление. Поэтому я спро­сил Виноградова, почему он 5 октября не дошел до де­ревни Семеновское, где живет его тетка Нюра. Виногра­дов некоторое время молчал, а затем признал себя виновным в изнасиловании и убийстве Нины. Его показания совпадали с показаниями школьниц. Виноградов расска­зал, что Нина пыталась кричать, но он зажал ей рукой рот, а затем сдавил шею, убийство же совершил не преднамеренно. Виноградов утверждал, что не знал Ни­ну и даже не рассмотрел ее лицо.

 Виноградову было предложено показать путь его следования, место, где встретил школьниц и где совер­шил преступление. Вначале Виноградов повел нас дру­гим путем. Но тропка вышла на дорогу, по которой шли школьницы. Виноградов показал место встречи с Ни­ной, рассказал, как он вначале обогнал школьниц, спря­тался и пропустил вперед, затем вновь догнал. Он ука­зал также место, где он схватил Нину и где ее изнаси­ловал. Все показания Виноградова были детально за­писаны в протоколе, а обстановка  сфотографирована.

 Виноградов подтвердил мое предположение, что он отправился в гости к своей тетке Грачевой, прожи­вающей в Семеновском. Совершив преступление, он не­которое время скрывался, боясь, что его обнаружат, а затем вернулся в дом к своему дяде. Обстановка совершения преступления, описанная Виноградовым, полностью соответствовала данным, по­лученным в результате осмотра места происшествия.

 После выезда на место происшествия с Виноградо­вым я поехал туда вместе со школьницами, которые в присутствии понятых указали место встречи с неизвестным и место нападения на Нину. Их показания пол­ностью совпадали с показаниями Виноградова. Преступ­ник в числе других лиц был предъявлен школьницам, однако они его не опознали, так как 5 октября из-за на­ступившей темноты не рассмотрели его лицо.

 Казалось, что я собрал достаточно доказательств, изобличающих Виноградова. Но он утверждал, что убийство совершил не умышленно. Его показания нуж­дались в проверке. Допрашивая родных убитой, я поинтересовался, знал ли Виноградов потерпевшую. Мать Нины показа­ла, что незадолго до случившегося она была со своей дочерью в парке г. Ярославля, где встретили Виногра­дова.

 Мать Нины была хорошо знакома с его покойной матерью, поэтому вместе с дочерью подошла к Виноградову и спросила, как он живет. На очной ставке с ма­терью Нины Виноградов признался, что раньше знал Нину, и показал, что узнал ее в тот момент, когда схва­тил и потащил в ложбину. Показания Виноградова давали основание считать что он задушил Нину не нечаянно, когда закрывал ей рот, чтобы она не кричала, а умышленно, опасаясь, что она разоблачит его.

 Учитывая несовершеннолетний возраст Виноградова, суд приговорил его к 20 годам лишения свободы.

 А.  Муромкин,  

старший следователь прокуратуры Ярославской области советник юстиции

 ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКЦИИ.

 Приказом Генерального Прокурора СССР  старший следователь прокуратуры Ярославской области Советник юстиции А.  Муромкин за умелое раскрытие настоящего дела премирован, ему объявлена благодарность.

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: