Хроніки та Коментарі

Інтернет-портал

МАШЕНЬКА – ВОДИТЕЛЬ ВОЕННОЙ «ПОЛУТОРКИ». Цикл «Хроник» «Солдаты Великой Победы»

Posted by operkor на 6 Серпня, 2012

 Как бы сложилась жизнь Машеньки Киселевой (она родилась 17 августа 1924 года в г. Бежецке Тверской области, Россия), если бы не было войны, можно только догадываться. Она успела закончить семь классов и началась война. Как многие ее сверстницы и сверстники, Машенька занималась в спортивном обществе «Динамо» и все ребята сразу ушли добровольцами на фронт, а ее, как самую младшую в группе, не взяли. Машенька пришла в военкомат, а там над ней посмеялись: У нас, что, здесь детский сад, что ли?

 Стала работать токарем в МТМ (Машинно – тракторная мастерская). Работала по полторы смены. Станок чуть больше швейной машины, однако работа очень важная, токарь по расточке коренных шатунов на коленчатом вале, можно сказать, ажурная. Теперь Мария Васильевна гордится, что благодаря и ее героическому (а другого слова и не найдешь!) труду, немцы не смогли прорваться к Москве, Тверь взяли, а дальше не прошли.

 Людей не хватало, поэтому начальник машинно–тракторной мастерской привлекал ее к обкатке вновь отремонтированных машин, ездила по двору мастерской, вокруг электроцеха. Быстро научилась водить машину, ведь правила были очень простые, въезд, выезд из ворот, левый, правый поворот, задний ход, сдала на шоферские права.

 Так продолжалось целый год, а в 1942 году, когда исполнилось 18 лет, Маша пошла в воинскую часть (№52833), что была расположена неподалеку от мастерской, и предложила свои услуги шофера. Так она попала в 30-й авиаполк 3-й воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта. Возили на фронт боеприпасы, парашюты, различное военное имущество.

 – Вот на такой самой полуторке, которая стоит на въезде в город, – вспоминает теперь Мария Васильевна, – я и воевала.

 Главная была проблема, завести зимой машину по тревоге, а морозы до 40 градусов, все замерзает, поэтому ночью дежурили, обогревали «гончарку», так назывался специальный бочонок с двумя отделениями для воды и масла. Как только тревога, заливали в карбюраторы теплые воду и масло и машины могут ехать.

 Конечно, не все так просто было, осенью машину на марше, а кругом лес, сопровождают с обеих сторон голодные волки. Если машина вдруг заглохнет, смотри, чтобы они тебя не разорвали.

 Ну, и бомбежки немецкой авиации, успевай только бежать в лес, прятаться. В 1943 году, зимой, валенки примерзли к ногам, приходилось выбегать из машины, заводить ее, не заметила, как замерзла, ноги не ходили 10 дней. Спасибо ребятам, не бросили. Вообще, к ней в автороте было хорошее отношение, при ней никогда не ругались, водители были в основном пожилые мужчины, относились к ней как к дочери.

 Однажды полуторка ее заглохла и она полезла под машину искать поломку, тут к машине подошли незнакомые офицеры, стали что-то обсуждать и крыть матом. Она не смогла из-под машины вылезти, а они ее не заметили. Наконец офицеры ушли и Машенька выбралась из-под двигателя, вся красная от смущения. Рядом оказался командир части, посмотрел на нее и все понял.

 – Ты, что, никогда не ругаешься? – спросил он.

 – Нет, – ответила она.

 – Ну, тогда из тебя никогда не будет настоящий шофер! – посмеялся командир.

 Были и смешные истории. Один шофер получил приказ отвезти куда-то гроб. Поехал, а по дороге попросился подвезти какой-то солдат, взял его в кузов. А тут начался дождь, тот запрятался в гроб. По дороге еще подобрал девчат, выбежали из леса, не предупредил их, что в кузове уже есть пассажир. Едут, дождь прошел, девчата разговаривают.

 Вдруг гроб открывается, оттуда высовывается голова и спрашивает:

 – Ну, что, дождь кончился?

 Девчата от ужаса так и сыпанули все через борт.

 Вот так Машенька и воевала, зимой пальцы пухли от мороза и масла, а летом болели от заводной ручки и баранки.

 Однако самая большая опасность подстерегала Машеньку со стороны офицеров, приходилось постоянно бороться за свою девичью честь. Командир части, замполит, заместитель командира по технической части, – все они предлагали ей в свободное от службы время побыть с ними наедине. Она знала, чем это может закончиться, и всеми силами избегала подобных встреч. Одну девушку изнасиловали, и она повесилась, и Машенька очень боялась, что это может произойти и с ней.

 Командир части и замполит вскоре отстали, а очень досаждал заместитель командира по технической части, некий майор Кучеренко. Однажды они ехали в кабине и майор стал приставать к ней. Положит руку ей на колено.

 – Уберите! – говорит она.

 Уберет, а потом вновь кладет. И так три раза. Машенька тогда остановила машину и говорит:

 – Если не перестанете, то я сейчас выйду и попрошу защиты у офицеров в кузове.

 Только тогда майор отстал, обозвал дурой и затих. Но когда приехали к месту назначения, то майор полез в мотор и вытащил отстойник, важную деталь, соединяющую мотор с питанием и сказал:

 – Если утром машина не будет исправной, то я тебя тут расстреляю у стены! – и ушел.

 Машенька расплакалась, а потом делать нечего, пришлось целую ночь исправлять поломку. А утром майор сразу направился к ее машине, проверил, машина завелась, чертыхнулся и ушел. Теперь у Марии Васильевны хранится этот злополучный отстойник, как память о войне.

 Закончились волнения Машеньки тогда, когда она вышла замуж за инженера авиации Анатолия Николаевича Яковлева. Он был очень талантливый инженер. В 1941 году за спасение авиационной техники, сумел отремонтировать на нейтральной полосе подбитый советский самолет, и за это получил один из первых в Красной Армии боевой орден Красной Звезды. А всего у него их три и четвертый орден Красного Знамени.

 Теперь она была за мужем как за каменной стеной. В конце войны они попали в заповедник Геринга, домов десять, магазинчик, сын одного майора привозил туда разный товар.  Всю войну хотелось есть, и здесь тоже еды было не очень, однако помогала местным немцам. Приходила какая-то девочка, лет пяти, Маша давала ей хлеб. Та брала его, съедала и говорила:

 – Сталин капут!

 Однажды пришел немец на костылях, тоже просил еду, она как раз готовила котлеты, еще сырые, не успела поджарить, дала одну немцу. Он тут же съел ее, сырую.

 Некоторые наши ругались, мол, кормишь фашистов! Она не соглашалась:

 – Вы как хотите, а я кормлю их за счет своего пайка!

С мужем ездила туда, куда его посылали: в Латвию, Румынию, Литву. В 1968 году приехали в Запорожье, она закончила здесь вечернюю школу, а в 1971 году закончила Крымский педагогический институт им. М.В.Фрунзе по специальности история.

 Устроилась работать в 8-й интернат для сирот на острове Хортица. Когда пришла устраиваться на работу, директор, Григорий Федотович Гапотченко (Царство ему Небесное!), спросил:

 – Что умеете?

 Она ответила:

 – Легче сказать, что не умею. Лапти вязать не умею!

 Скоро ее кабинет трудового обучения «Умелые руки» стал лучшим в городе. Когда приезжали в Запорожье разные иностранные педагогические делегации: французов, поляков, японцев, то институт усовершенствования учителей всегда водил их к ней на уроки. Одна ее вышивка даже попала на выставку ВДНХ в Москву.

 А вот звания «Заслуженный учитель Украины» не дали, так как была правдолюбом и защищала детей – сирот в интернате. Их там били, и она постоянно детей защищала от своих коллег. Из-за этого уволили в 2008 году почти по статье.

 У нее и сейчас проблемы, не все как у людей. Уже несколько лет, как ее заливают соседи, какие-то армяне. Сделает ремонт, наклеет новые обои, и они тут же зальют. Как будто специально! Она ходила к ним, просила. Один какой-то тип сказал ей:

 – Я скоро глотку тебе заткну!

 Писала во все инстанции от Президента и до ЖЭКа. Результата пока никакого.

 – Легче было на фронте. Знала, где свои, а где враг. А тут, как в окружении, со всех сторон враги! – говорит Мария Васильевна.

 Живет в нашем городе на улице Южноукраинской, 2 – последний герой войны. Именно она, слабая девчонка, остановила и сокрушила врага, а не эти народные генералиссимусы, маршалы «Победы», генералы и адмиралы, которые понаприписывали себе всю победную войну вместе с майорами Кучеренко, а именно она, Машенька, Маша, Мария Васильевна, воин Великой Отечественной войны, на груди у которой всего две медали – «За боевые заслуги» и «За победу над фашистской Германией». Всего две, а весомее и значимее они всех маршальских и генеральских звезд и орденов вместе взятых.

 В заключение уместно вспомнить и об отце Маши Василии Алексеевиче Киселеве, воспитавшей такую дочь. Еще до первой мировой войны он попал служить в царский лейб-гвардии Преображенский полк. Туда подбирали высоких, черноволосых лейб-гвардейцев. В отличие от соседнего лейб-гвардейского Семеновского полка , куда подбирали светловолосых.

 Отец Маши подошел туда по всем статьям. Служил достойно, в годы первой мировой войны за геройство на поле брани был награжден орденом Георгия Победоносца.  Уже в годы советской власти, когда стало очень тяжело, отец сдал орден в Торгсин и получил за него столько денег, что купили две коровы, одну отдали бабушке, вторую оставили себе. Тем и спаслись.

 А Марии Васильевне особенно дороги эти гвардейские георгиевские ленточки, которые носят ветераны и не только на праздники. Они напоминают ей об отце и о военной истории страны.

Виталий ШЕВЧЕНКО, журналист, Запорожье

Одна відповідь до “МАШЕНЬКА – ВОДИТЕЛЬ ВОЕННОЙ «ПОЛУТОРКИ». Цикл «Хроник» «Солдаты Великой Победы»”

  1. Как Марию Васильевну в 84 года увольняли из школы – за прогулы)) – “Фронтовой шофер” – http://h.ua/story/123775/

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: