ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

КОМБАТ ИЗ СЕЛА ТЕРСЯНКА. «Брежнев чуть не расплакался: это ж моя армия! Еременко – герой, а награды не имеет. Как же так!»

Posted by operkor на Сентябрь 4, 2012

  Эта фотография советского воина, поднимающего бойцов в атаку, впервые была опубликована во фронтовых газетах в 1942  году во время Великой Отечественной войны. Долгое время имя офицера, запечатленного на фото, оставалось безымянным. И только спустя 23 года, когда в канун 20-летия Победы снимок с подписью «Комбат» был опубликован в главной газете СССР — «Правде» и  обошел весь мир,  герой приобрел конкретное имя. Комбат  оказался родом с Украины, из маленького села Терсянка Вольнянского района Запорожской области (Украина), а сам снимок стал символом воинского мужества, доблести и отваги всех защитников Отечества. О своем отце и истории с этой  фотографией  нам рассказывает сын легендарного комбата, экс-председатель Орджоникидзевского райисполкома Запорожья Иван Еременко (на фото у памятника отцу на Аллее Боевой славы в Запорожье)

                         ФОТО КАК ВЗРЫВ БОМБЫ

   — Иван Алексеевич, вы узнали о судьбе отца спустя 23 года после войны?

  — Когда он ушел на фронт, мы мало что знали о его судьбе. Получали коротенькие письма, а потом они и вовсе перестали приходить. Потом получили официальный ответ, что отец погиб в  1942 году.

Фото комбата в музее г. Вольнянска

— Сколько вам было лет, когда отец ушел на фронт?

  — 13 лет. Я его очень хорошо помню.

  — Когда увидели фотографию в газете «Правда», сразу узнали отца?

  — Узнал. Аж сердце кольнуло. Показал снимок в газете старшим сестрам Нине и Шуре. Они тоже узнали отца. Поехали в родное село Терсянка, где до войны отец работал председателем колхоза. Показали снимок его однополчанину, односельчанам, знавшим отца. Все в один голос сказали: «Это наш голова!».

  — Мама ваша тоже сразу признала мужа?

  — Она глянула и сразу в плач – узнала. Я тогда работал заместителем директора завода, написал письмо в Москву, в  «Правду», просил сообщить, откуда появилась в газете эта фотография. Получаю письмо из редакции —  в нем адрес автора снимка,  Макса Владимировича Альперта.

  — Того самого фронтового корреспондента ТАСС?

  — Да. Я с ним списался,  встретились. Он приехал в Запорожье, потом встречались  в Москве. По его просьбе я передал ему 10 довоенных фотографий отца, чтобы можно было определить сходство.

  — Кто-то проводил экспертизу?

  — Очень кропотливые исследования проводили институт дешифровки КГБ СССР, всесоюзный научно-исследовательский институт судебно-медицинской экспертизы Минюста СССР. Очень нам помог военный писатель Сергей Сергеевич Смирнов. Министерство обороны СССР помогало. Проводили и судебно-портретную экспертизу.

Женщины села Терсянка. В центре мать комбата.

Что, так сложно было определить — ваш это отец или нет?

  — Представьте себе, да! На родство с комбатом было столько претендентов, что ошибиться было нельзя. Московским экспертам понадобилось много времени, чтобы со стопроцентной уверенностью сказать: да, это политрук Еременко, он воевал в составе 220-го полка 4-й стрелковой дивизии. Погиб смертью   героя в боях у села Хорошее Ворошиловоградской – сейчас Луганской области 12 июля 1942 года.

                             ПОРУЧЕНИЕ ДЛЯ КГБ

    — Как политрук Еременко стал «комбатом»?

  — Я тоже задавал себе этот вопрос.  Потом, когда познакомился с Максом Альпертом, все прояснилось. Помогли в этом и ветераны 220-го полка, в котором воевал отец. Летом 1942 года под Ворошиловоградом шли жестокие бои. Немцы лезли напролом. Полк отбил тринадцатую атаку фашистов. Был ранен командир роты старший лейтенант Петренко. Командование ротой взял на себя  мой отец. Он  поднял бойцов в контратаку. Кто был на фронте, тот знает, что это такое. Немцев отбросили, но отец погиб. Недалеко от села Хорошее. Пошло в атаку 300, осталось – 70.

 — А как  фотокор ТАСС оказался в гуще боя?

 — Задание выполнял. Макс Альперт объяснил это так. В горячке боя он не успел узнать имя офицера, поднявшего бойцов в контратаку. В тот момент взрыв повредил  его «лейку». Фотокор посчитал  пленку пропавшей. Он слышал, как по цепи передали: «Комбата убили!». Потом оказалось, что пленка цела и кадр с комбатом тоже.

  — В печати снимок сразу не появился?

  — Он был тогда опубликован во фронтовых газетах, без имени, за подписью «комбат». А когда в армии ввели погоны, то публиковать снимок офицера со старыми знаками различия не стали. Так и пролежал этот кадр в личном архиве Макса Альперта более 20 лет. Пока не попал на юбилейную фотовыставку.

  — К какому выводу пришли эксперты?

  — Результаты экспертиз: на снимке изображен Еременко Алексей Гордеевич.  «После консультации специалисты пришли к выводу, — написал  мне Макс Альперт, — что комбат – ваш отец. Я очень рад, что вы нашли своего отца, а я своего героя».

                    ВОЛЬНЯНСКИЕ РЫСАКИ ДЛЯ БУДЕННОГО

    — Тогда эта история с фото была всесоюзной сенсацией…

   — Резонанс был очень большой. В газетах, на радио и телевидении. Нас завалили письмами из воинских частей, школ, пионерских организаций, предприятий, учреждений. Шли письма даже из других государств. Они и сейчас у меня хранятся. Вот, например, строки из письма немца из Западной Германии: «Я восхищаюсь вашим отцом и мысленно возлагаю цветы на его могилу». Я был тронут этими письмами, писал людям ответы. Многие просто приезжали к нам, просили рассказать об отце.

  — Было что-то удивительное в поступках людей?

  — Приехал однажды человек из Полтавы. Позвонил, заходит и говорит: « Я художник. Хочу подарить вам чеканку с изображением комбата. Сам сделал. В Запорожье проездом, вот решил вас навестить». Я ее потом в Вольнянский музей отдал. Из Киева приезжали фильм снимать об отце и колхозе, в котором он был председателем. Копию этой ленты подарили мне. Я этот фильм потом отдал Одесскому высшему артиллерийскому училищу, где мой сын  учился.

  — Ваш отец до войны, видимо, был человеком не рядовым?

  — Работал бригадиром, парторгом, потом председателем передового колхоза имени Красина. Центральное село колхоза Терсянка – дворов 300. Известным был человеком в крае. Трижды представлял хозяйство на ВДНХ – была тогда такая Всесоюзная выставка достижений народного хозяйства СССР. Выступал на всесоюзном совещании работников сельского хозяйства. Первым в районе осветил села.

Сын комбата с матерью в селе Терсянка.

 — Что за продукция была у колхоза, если на ВДНХ выставлялась?

  — Хлеб, лошади племенные, скаковые. Ежегодно 20 рысаков колхоз отправлял в Красную Армию для маршала Буденного.

  — И награждали председателя  за труд?

  — Перед войной отцу вручили орден «Знак почета». А конюх получил орден Ленина.

                              10  ЛИТРОВ СПИРТА. ЗА ВОИНОВ!

  — Когда  отца видели в последний раз?

  — В сентябре 1941 года, когда немцы подходили к Запорожью.  Во время эвакуации, в лесополосе под Запорожьем. Он уже был военным, хотя у него была бронь. В архивах вонкомата сохранилось его заявление: «Прошу направить меня на фронт. Считаю себя вполне здоровым, чтобы бить фашистскую гадину…»

  — На месте гибели отца вы, конечно, тоже бывали?

  — Много раз. Там очень многое сделано. В канун 35-летия Великой Победы недалеко от Луганска, близ села Хорошее  воздвигли памятник – отец  во весь рост, как на фотографии – с пистолетом в руке, поднимающий бойцов в атаку.

  — Ну, там не просто памятник, а громадный монумент из бронзы!

  — В семь с половиной миллионов советских рублей обошлось это сооружение. Было создано специальное строительное управление из 400 человек. Место выбрали очень удачное, на возвышенности, насыпали 25-метровый курган. Установили сто 20-метровых свай, чтобы держали монолит.

  — Скульптор этого памятника очень талантливый…

  — Да, это был скульптор из Луганска Иван Алексеевич Чумак, он  лепил статую комбата. Он мне рассказывал, что прошел массу согласований. То в ЦК Компартии Украины считали, что из-за поднятой руки комбата не видно его лица, то планшет не такой. Согласовывали и в ЦК КПСС.  Затем в Киеве, в специальной мастерской отлили фигуру из бронзы  весом 17 тонн, доставили ее в Луганск. Когда устанавливали, я там дневал и ночевал. После установки монумента взял 10 литров спирта, закуски и дал рабочим, чтобы помянули отца и всех не вернувшихся с войны.

  — Вы и на открытии монумента были?

  — Конечно! Народу было очень много. Открывал монумент председатель Совмина Украины Ляшко – он тоже воевал на том участке  фронта. Из  городов-героев Союза привезли капсулы с землей. Очень торжественно все было.

        КАК У ЧЕРВОНЕНКО КОМБАТА СДЕЛАЛИ ЕФРЕМОВЫМ

   — Мы  провели небольшой соцопрос, выйдя с фотографией комбата на улицы Запорожья. Удивительно – почти никто не мог ответить на вопрос: кто изображен на этой фотографии? 

  — Что вы удивляетесь! Меня пригласили на встречу в музей города Вольнянска. Собралось почти сотня старшеклассников из трех школ. Директор, два завуча. Показываю ребятам  фотографию отца – она в музее висит: кто это? Молчат. Даже директор с завучами не знали.  А ведь этот музей находится в нескольких  километрах от того села, где отец работал председателем колхоза. Обидно видеть такое отношение к нашей истории.

  — А на Луганщине чтят память вашего отца-воина…

  — Да, и улицы есть имени Еременко, и площади, и школы. В России комбата Еременко  увековечили на монетах — 5-рублевой,  потом 10-рублевой. Тираж десятирублевки – 20 миллионов штук. А  на родине, в Запорожской области нет ни одной улицы. Покойный мэр Запорожья Александр Поляк мне сказал: даю слово — улицу Южно-Украинскую в Запорожье переименуем в улицу Алексея Еременко, да не успел – жизнь оборвалась. А он был человек слова.

   На заседании совета старейшин области с участием всех Героев Советского Союза было принято решение ходатайствовать перед Президентом Украины о присвоении моему отцу посмертно звания Героя Украины. А в постановлении по этому поводу вместо Еременко написали Ефремов. И в запорожской газете тоже  написали «Ефремов». Спрашиваю  у главного редактора: неужели не знаете, что «комбат» — это Еременко, а не Ефремов? Люди солидные, а память короткая.

           БРЕЖНЕВ РАСПЛАКАЛСЯ И СТАЛ… ГЕРОЕМ

 — У вашего отца были боевые награды?

  — Ни одной. У героя — ни одной боевой правительственной награды! Я лично обращался к Президенту Украины  и получил из Администрации  ответ:  за прошлые заслуги не награждают.

— В советское время  тоже ходатайствовали о присвоении комбату звания Героя?

  — Было такое. Первые секретари Луганского и Запорожского обкомов КПУ Гончаренко и Всеволожский вышли с таким ходатайством к Брежневу. А у Брежнева намечался день рождения. Они решили подарить ему книгу о политруке Еременко, истории создания монумента, который строил весь Союз и заодно решить вопрос о присвоении моему отцу звания Героя.

  Брежнев увидел книгу, расчувствовался, чуть не расплакался: это ж моя  армия! Это ж мои политруки! Еременко – герой, а награды не имеет. Как же так!  А тут Суслов поднимается: да, легендарный комбат, пусть он и будет легендарным, но у Леонида Ильича, воспитавшего таких бойцов, скоро день рождения и лучший подарок для Леонида Ильича — присвоение ему звания Героя Советского Союза. Все зааплодировали. В общем, не до отца уже было. Это мне потом рассказал Гончаренко.

  — В Запорожье на Аллее Славы есть мемориальная доска памяти вашего отца…

  — Есть, и в селе Терсянка Вольнянского района местный сельсовет установил отцу бюст

— А книга о комбате Еременко есть?

  — В Польше вышла такая книга еще в конце 70-х.  Мне прислала ее студентка из Кракова. С надписью: «Ивану Алексеевичу Еременко, сыну Комбата. Марина Кучвал, 1978 год». Я  и сам  книгу пишу. Собрал очень много материалов. Правда, это  не такое солидное издание, как у поляков. И тираж небольшой – тысячи две. На большее у меня средств нет.

  — Военные в вашей семье есть?

  — А как без этого! Я – полковник, сын – подполковник, профессиональный военный. А вот внук – человек гражданский, окончил инженерную академию. Мы его назвали Алексеем.

ЛЕГЕНДА ВОЙНЫ

 Нет сегодня многих фронтовиков. Нет и большинства из тех, кто создавал  летопись войны. Нет многих бойцов и командиров, воевавших вместе с Алексеем Еременко, нет сегодня фотокорреспондента ТАСС Макса Альперта, нет уже скульптора Ивана Чумака.

  Без сомнения, написал наш коллега, московский журналист Сергей Коркин, исследовавший тему войны — военные летописи содержат немало мифов и легенд. Такой же легендой Великой Отечественной войны стал и знаменитый на весь мир снимок Макса Альперта «Комбат» или «Политрук».   Лондонская «Санди таймс» на первой странице тогда писала: «Комбат поднимает бойцов в атаку. Этим снимком запечатлен героический подвиг всего народа…»  «Комбат» стал откровением для всей мировой общественности.

    Надо признать и то, что война у нас зачастую подавалась, конечно же, избирательно, в духе времени. Но вот что отрадно – лучшие из фронтовых работ отдалились от своих создателей и живут среди людей, как бы сами по себе. Таков и «Комбат» Альперта». Он шагнул по планете, как бы отрешившись от своего создателя, встал в один ряд с такими творениями, как плакат «Родина-мать зовет!» и памятник советскому воину в Трептов-парке.

  Валерий ПОЛЮШКО, Николай ЗУБАШЕНКО, журналисты

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: