ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ФИРТАШ: «Я вырос в этих помидорах»

Posted by operkor на 18 января, 2013

1«Нападайте на Фирташа», — по-заговорщически улыбается вице-премьер-министр Сергей Тигипко. Он только что подписал соглашение о сотрудничестве с главой Федерации работодателей Дмитрием Фирташем. И тот поневоле оказался в поле зрения СМИ. Первой к олигарху (несмотря на сопротивление «свиты») прорвалась съемочная группа телеканала ТВі. Позже подошли и другие журналисты. Ниже — полная расшифровка разговора Фирташа с журналистами с необходимыми пояснениями.

Поможет ли заграница

— «Вышку Бойко» (буровую платформу для «Черноморнефтегаза», — ред.) закупали через латвийский Trasta Komercbank. По данным УП к банку имеют отношение Иван Фурсин и вы. Сейчас Латвия проверяет этот банк. Вам что-то угрожает?

— Я к этому банку не имею никакого отношения. Могу это сказать точно. Поэтому комментировать ничего не буду: ни по буровым установкам, ни по банку у меня нет никакой информации, к сожалению.

— БЮТ передал представителям ЕС и США список украинцев, которым следует запретить въезд в Европу и Штаты, заблокировать их счета. «Главком» писал, что вы в этом списке на третьем месте?

— Нет, это абсолютная неправда. Никто мне ничего не замораживал и все вроде нормально.

Титановые месторождения

— Вы собираетесь увеличить добычу титана в Житомирской области?

— Да, конечно. У нас там есть Стремигородское месторождение, оно достаточно большое. Еще в советские времена его хотели разрабатывать, но оно очень сложное и требует особой технологии. Именно потому тогда и отказались от его разработки. Но, учитывая тот план развития, который у нас сегодня есть по титану, без сырьевой базы мы никуда не двинемся. Мы почти четыре года занимались проектами и технологиями и вот в следующем году, скажем, с весны, трактора зайдут в поле. Я считаю, что мы достаточно хорошо все там сделаем.

— Местные жители категорически против разработки. Они готовы с вилами и топорами выходить…

— Любая работа имеет положительные и отрицательные стороны. С моей стороны как бизнесмена и со стороны государства, чтобы мы занимали достойное место на на мировом рынке титана, это однозначно положительное и очень важное решение. Я заранее извиняюсь перед людьми, которым мы можем доставить какие-то неудобства. Но подробно об этом я пока не готов говорить. Мы будем встречаться, обсуждать ситуацию и находить решения. Не понимаю, как можно быть против, если никто даже проекта не видел и ни с кем не говорил. Людям еще никто ничего не презентовал. Сначала мы приедем и презентуем проект (мы обычно так делаем). Как правило, прежде чем что-то делать, мы четко проверяем всю законодательную базу, согласовываем все свои действия, чтобы потом не было недоразумений.

Теплицы без господдержки

— Вы занимаетесь строительством теплиц в Тернопольской области. По закону вы можете попросить помощи у государства в размере 50% от инвестиций. Но заявленная стоимость строительства гораздо выше, чем за рубежом…

2Фото: mihavxc.ru. Теплицы — новый бизнес для Дмитрия Фирташа

— Для начала – я не рассчитываю на государственные деньги. Я развиваю там тепличный бизнес, потому что я там родился. Начиналось все с того, что я хотел помочь селу. Вы ведь сами знаете, сколько сел в Украине просто вымерли без помощи. Это мое родное село (Синьково Тернопольсокй области – авт.). Начал строить школу, клуб, садик… Жители были очень счастливы. Пока не встал вопрос: откуда взять деньги, чтобы все это содержать. Имею в виду оплату счетов за газ, за электроэнергию.

С одной стороны, я вроде сделал хорошее дело — построил все это, положил асфальт… А с другой стороны, я их поставил в ситуацию, когда через две недели или через месяц после того, как я перестану платить за газ и электроэнергию (в школе, в садике), они станут банкротами. И я понял, что надо что-то придумать.

Тогда мы стали искать бизнес, который может там работать. За три года перебрал очень многое. Остановились на теплицах только по одной причине — там исконно выращивали помидоры и огурцы. Это их такой конек. Я вырос в этих помидорах, до 17 лет собирал их, с мамой возил на рынок и продавал. Я очень хорошо этот бизнес помню. Только тогда была совсем другая идеология. И никто не ставил цель собрать деньги.

Что касается вашего вопроса, чтобы вы не думали, что я уклоняюсь от ответа… Во-первых, я не знаю, стоит теплица дешевле или дороже. Первый комплекс на десять гектаров сдается в этом году. Будет второй комплекс в течение двух-трех лет. Это будет самое большое в Европе тепличное хозяйство… Естественно, это будет бизнес, он будет работать.

Строят его турки, голландцы и израильтяне, их там 500-600 человек. И это только специалисты. Я сам заказчик, я выбрал лучших специалистов, которые только есть в мире. Представьте себе объем для села: только с первых десяти гектаров восемь больших фур будут грузиться ежедневно! Это будет огромная компания по продажам.

— Но это не объясняет, почему цена завышена почти вдвое…

— Давайте говорить проще. Я еще не подавал государству никакой документ на возмещение. Когда построим, покажем, сколько оно реально стоило. Поверьте мне, что я не заинтересован в этих пяти или десяти миллионах помощи, оно мне не надо… Это хорошие деньги, но это не самоцель. Цель была другая – помочь селу, чтобы оно жило.

— Будут ли подобные проекты в центральной Украине, например?

— Там есть ряд предложений, но мы на сельское хозяйство пока смотрим очень осторожно.

— Вас вообще сельское хозяйство как бизнес интересует или нет?

— Мы изначально привязаны к сельскому хозяйству, ведь то, что мы производим – удобрения, химия – это основной продукт для сельского хозяйства. И вот удобрениями мы занимаемся. Если же говорить о земле, то на земле мы пока не работаем. Разве что точечно, есть отдельные проекты… Присматриваемся. Сельское хозяйство плохо финансируется, деньги очень дорогие. В банках кредиты дают под 25% годовых. Никакой бизнес не может генерировать 25%. Может, трейдинговый бизнес – быстро продал-купил… Но длинные вложения… Это невозможно в принципе.

Мы как группа (GROUP DF, – авт.) решили дать деньги банку «Надра». Готовы были положить на депозиты порядка миллиарда долларов, чтобы банк эти деньги раздал в виде кредитов селянам. У нас ведь как у бизнес-группы нет своей филиальной сети, мы не можем по всей стране «колхозникам» раздавать деньги. Поэтому наша группа готова дать деньги банку, чтобы тот их дал селянину, а мы обратно забрали зерном. Но возникла маленькая проблема. Банк не может выдать деньги людям, потому что паи в залог давать нельзя. Ведь у нас официально земля не продается. В банке говорят: спасибо, нам это не надо, потому что мы у вас деньги возьмем, раздадим, а потом обратно их назад не вернем и получим обратно негативную репутацию.

Мое мнение: сельское хозяйство будет интересно как бизнес лишь тогда, когда будет продаваться земля. Закончилось время подмены понятий, мы все знаем, что земля продается, это не секрет. Но почему-то делаем вид, что этого нет.

Почему нефтехимия

В мае в интервью журналу «Эксперт» вы заявили, что планируете купить нефтеперерабатывающий завод и сеть АЗС. Речь идет о Херсонском НПЗ Игоря Еремеева или о каком-то другом заводе?

— Я не могу вам ответить на этот вопрос. Будет не очень корректно с моей стороны… Мы ведем переговоры с разными компаниями. В советские времена заводы, которые принадлежат нашей группе, производили не только химию, не только азотную часть. Они производили и нефтехимию. А сегодня нефтехимия у нас в упадке. В последние 20 лет сложилось хорошая конъюнктура рынка, была низкая цена на газ в Украине, и химики хорошо зарабатывали. Когда газ стоил 50 долларов, они работали и не особо думали, как жить дальше. Вышло так, что они не вкладывали деньги в нефтехимию, а занимались только азотной частью. Теперь ситуация изменилась: газ стал дорогим, рентабельности нет.

3Например, у нас в Северодонецке (завод «Северодонецкий «Азот» — авт.) работает девять с лишним тысяч людей, а реально для производства азота достаточно четырех тысяч. И как их уволить? Это ведь город, в котором центральная улица называется не «Ленина», а «Химика»… Понимаете? То есть можете представить, какое значение этот завод имеет для города. Как бизнесмену мне выгодно их уволить. К тому же, у меня нет никаких обязательств – я покупал его не у Фонда госимущества, а на вторичном рынке. Но по-человечески я думаю, что это будет коллапс для города. Поэтому важно поднимать нефтехимию. И, если за это браться, то без нефтеперерабатывающего завода дела не будет.

Сегодня из шести НПЗ в Украине работает только один — Кременчугский. Мы инициируем письмо от Федерации работодателей в правительство, где подчеркнем, что так нельзя: как минимум три завода должны работать. Мы ведь не можем быть полностью зависимы от импорта.

— Вы хотите их приватизировать?

— Нет-нет… Я не это имел в ввиду (смеется и машет руками, — авт.). Я считаю, что просто нужно изменить условия на рынке и дать НПЗ перспективу. Когда работают шесть заводов, на рынок нефтепродуктов тяжело влиять извне. Если работает три завода — тоже нормально. Но если работает один завод, то всегда попадаешь в зависимость.

http://economics.lb.ua

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: