Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Дурь каждого видна была в прямом эфире…

Posted by operkor на 1 марта, 2013

 182503Когда я признаюсь, что пишу обзоры ток-шоу, то почти железно первой реакцией следуют заверения, что Шустер, Киселев и остальные вместе взятые уже в печенках сидят, что все это тоска несусветная и что мой собеседник уже давно махнул на них рукой, ногой или еще чем-то и перестал смотреть – себе дороже. Далее следует набор ссылок на эпизоды из недавних этих самых надоевших и вызывающих рвотный эффект ток-шоу…

 Выясняется, что люди плюются, поливают, но одним глазком все-таки следят. Ведь интересно же, черт возьми! Тем более что прямой эфир – славная штука. Еще Петр I требовал «боярам в Думе говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была».

Свежеструганные доски, занавески на гвоздях

 В минувшем сезоне разом Савик Шустер и Евгений Киселев представили новые убранства студий. В первом случае проявилось стремление к камерности, доверительности – кресла гостей составили в небольшой круг и заставили идейных противников сидеть вперемежку: мол, все мы – одна страна, и если не настал еще час брататься, то пару часиков попротирать штаны, чувствуя плечо оппонента, вполне допустимо. У Киселева же зрительскому оку был предложен необъятный простор – ощущение нахождения то ли на площади перед собором Святого Петра в Риме, то ли на Красной площади в Москве, куда, собственно, впоследствии постоянно сносило программу.

 Передачи пошли под неумолкаемое сопровождение тапера, на полную катушку стал раскручиваться эффектный реквизит — прозрачный кубометр газа, решетка перед Радой, апельсины со шприцами, в честь российских выборов по студии бродил гигантский медведь. Впрочем, после Нового года пристрастие к помпезному антуражу сошло на нет: видать, поняли, что игра не стоит свеч – затраты немалые, а проку с гулькин нос.

 Лишь Андрей Куликов отказался от формообразующих революций – та же студия, тот же набор экспертов, те же делегаты от ведущих политических сил. Но эксперты, похоже, почувствовав свою силу, принялись теребить политиков более дотошно и целенаправленно, не ограничиваться пощечинами, а бить прямо под дых. Хотя в целом наши журналисты продолжают страдать неумением задавать точные точечные вопросы, ставящие интервьюируемого в тупик – их распирает от желания вывалить на политика все разом, что позволяет тому лавировать и оставлять самое неприятное без ответа.

 «Большая политика» в этом сезоне стала ну очень большой. Программу распирало от комментариев на все случаи политической жизни и не только, финал утопал в глубокой ночи. Сперва Киселев проникся особой любовью к девицам из Femen, в том же скандальном русле не смог не пройти мимо острой темы однополой любви, но к концу сезона по уши завяз в России и в истории. Так в чем-то проще – легче быть принципиальным и бескомпромиссным, но зрителю-то больше хочется родного и горяченького.

 Фиолетовую свинью подложил программам Евро. «Большая политика» со «Свободой слова» продолжали барахтаться в эфире, безуспешно пытаясь составить конкуренцию матчам, а Шустер попросту дал деру в Польшу и прекратил выпуск программы на период чемпионата.

Мы великие таланты, но понятны и просты

 За исключением этого периода политические силы ни в коей мере не теряли интереса к ток-шоу. И хотя у многих зрителей настырно создавалось впечатление, что в эфир лезут одни и те же (а зачастую политики, видно, чувствуя свою неповторимость и незаменимость, устраивали перебежки от Шустера к Киселеву по модели «Фигаро тут, Фигаро уже там», благо временные рамки позволяли), на самом деле сформировалась довольно внушительная компашка говорящих политиков — этак десятков восемь набиралось.

Разумеется, лишь дюжина из них могла претендовать на роли гвоздей программы – то есть тех, кто готов растолковать, что и как, а то и наставить на путь истинный. Эту компанию избранных можно разделить на прикасаемых и неприкасаемых. Первые попадали под бомбардировку журналистов у Киселева, экспертов у Куликова или коллег у Шустера, мучения же вторых ограничивались придирками ведущих.

Впрочем, перстом неприкосновенности или неприкасаемости были отмечены единицы – однажды Азаров (это было у Шустера, а до этого премьера изрядно поматросили киселевские журналюги), непонятно почему — Богатыреву и понятно почему – Ющенко (уж точно – на нем журналисты живого места не оставили бы, а к прошлому надо относиться бережно).

 В роли прикасаемых за год успели побывать тот же Азаров, Бойко, Колесников, Табачник, Хорошковский и другие птицы высокого полета. Ирина Акимова особо жаловала «Свободу слова», что вполне объяснимо: после традиционного соло остается не так уж много времени для ответов на вопросы коллег и экспертов – отразив парочку атак можно благополучно слинять в рекламную паузу, что даст право вовремя не почесавшимся оппонентам обиженно посетовать: я тут подготовил зубодробительный вопрос, а имярек уже успел улизнуть.

 Мастером на все руки, а тем более программы оказался Сергей Тигипко – он побывал всюду, причем неоднократно, объяснил все, потявкался со всеми. Никаких претензий – чист перед зрителем и народом! Несколько раз с открытым забралом встречал вопросы о том, где налоги от продажи ТАС, и бескомпромиссно оставлял их без ответа.

 Весьма частым гостем у Шустера и Куликова был Петр Порошенко — лишь Киселев игнорировал политика-бизнесмена. А зря, поскольку Петр Алексеевич всегда готов компетентно объяснить самую заковыристую политическую и экономическую ситуацию, не преминув упомянуть свои заслуги на высоких государственных постах и повседневную заботу о трудящихся на его сладких предприятиях, скажем, возведение неповторимого винницкого фонтана. Следует отдать должное искренности и отваге Порошенко, который у Шустера честно признал ошибочность своих прогнозов о декриминализации статьи, по которой осудили Тимошенко. Видеть украинского политика, открыто признающего свою ошибку, и вправду в диковинку…

 В пику доморощенным прорицателям, пугающим укреплением патриархата в нашей политике, следует отметить активное участие в ток-шоу прекрасных дам – своими каблучками они внушительно прошлись по полам всех трех студий. В защиту власти подставили свои хрупкие плечи Инна Богословская и Елена Бондаренко, и стоило пожалеть оппонентов, попавших под уколы их острых языков. А уж основы власти неоднократно принимались шататься от искрометного обстрела Натальи Королевской и Ирины Геращенко (ничего, что первая была предана остракизму оппозицией и вынуждена шагать вперед по своей собственной тропе, а вторая уличена в пристрастии к смене партнеров – от Ющенко до Кличко).

 Поразительную активность в отстаивании верного курса власти проявил Владимир Олейник – его лицо буквально не исчезало из эфира. И всегда без страха и упрека он вставал на защиту своих идей, даже если и с доводами, и с мотивировкой бывало слабовато.

 Клеймящим мечом оппозиции продолжал оставаться Сергей Соболев – он научился сбавлять обороты, и порой его откровения уже не превращались в истерики. Верными рыцарями европейской идеи оставались Николай Катеринчук и Валентин Наливайченко. Ничего, что на программах Шустера, которые, казалось, и не могли состояться без их присутствия, они ограничивались фразой или пассажем, не производившими впечатления на публику – смотрелись на этой самой публике они классно! Вот кого почаще надо запускать в Европу для рекламы нашей Неньки…

 Неистребимым гостем у Шустера и Киселева был обращенный в политики политолог Вадим Карасев, который способен по любому поводу вставить свои не только пять копеек, но и двадцать пять центов, да еще так ловко перевести их в гривни, что вырвать микрофон у него удавалось лишь с большим трудом. Среди его всезнающих коллег заметно набирал очки Андрей Окара, который без разгона готов был пригвоздить оппонентов ницшеанско-вагнеровской ипостасью Гитлера, сливанием пассионарных идей, а то и того почище.

Мы певцы и музыканты, акробаты и шуты

Не стоит забывать, что шоу остается шоу, несмотря на «ток». А для завлечения и развлечения зрителя нужны артисты, а то и клоуны. Приходится их искать среди политиков, поскольку приглашать со стороны оказывается себе в убыток. В этом сезоне, похоже, даже Киселев понял, что делать ставку на Сергея Пояркова нерентабельно, а попросту дурной тон.

Если раньше так называемый художник с квартирой в Нью-Йорке был неотъемлемым элементом шоу, подскакивающим на трибуне с микрофоном в ожидании слова, как ученик младших классов, выпрашивающий у учителя разрешения выйти по маленькому, то постепенно его перевели в режим комментариев, а появления в студии стали окказиональными. Весной Кужель в лицо назвала его клоуном и порекомендовала не махать пальчиком, даже Киселев признал, что парень перебрал.

 Впрочем, наши политики не одним лыком шиты и способны завести аудиторию так, что никаким поярковым не снилось. Та же Александра Кужель в паре с Инной Богословской представили осенью у Шустера такой дуэт, что пальчики оближешь. И не вставным номером, а на протяжении всей программы так матросили друг друга — любо-дорого было смотреть, даже Лукьянов чуть по башке от Кужель не получил.

 А вот Вадиму Колесниченко не повезло, ангелы-хранители его не оберегли. То на него накинулась рассвирепевшая Александра Шевченко – хорошо хоть не с обнаженным бюстом, — то ему взялся навесить тумаков Вячеслав Кириленко.

 Что же до словесного рукоприкладства, то бишь острой риторики, когда соперника можно оглушить не лопатой или монтировкой, а живым словом, то я бы особо отметил наступательную активность Андрея Ильенко (похоже, Олег Тягнибок передал ему ошейник рычащего пса — защитника национальной идеи, сам перейдя на легкую форму обвинений без пены у рта) и Геннадия Кернеса, призывавшегося на подмогу из Харькова и мочившего на славу, без оглядки на личности и правила грамматики. На смену порядком потрепавшимся Вячеславу Лукьянову и Михаилу Чечетову пришли луженые глотки Евгения Царькова и Олега Ляшко – ребята, похоже, способны поливать кого угодно и сколько угодно, не глядючи на партийную и половую принадлежность…

 Что до восприятия ток-шоу, то порой на язык просилось ликующее «Виват!», губы принимались шептать: а все-таки она вертится! Не зря же от этих программ так балдеют коллеги-журналисты из посаженной на замок путинской России… А случалось, на ум приходят другие пассажи, хоть и прекрасные в своей поэтике, но оставляющие мало надежды. Скажем, подобные этим, из Новеллы Матвеевой:

 С той поры все позабыли, кто украл, а кто украден,

 И одна попона пыли на коне и конокраде,

 Никому из них не страшен никакой недуг, ни хворость,

 По ночам поют и пляшут, да в костры бросают хворост…

Вот такая у нас элита, и свобода слова ей не страшна…

 Кстати о ночи. По сути дела, по времени показа из трех программ удачно устроился лишь Шустер. Сократив шоу до двух с половиной часов, он предусмотрительно втиснулся до полуночи – даже на метро можно успеть. А вот подвинутый развлекухой Киселев переваливает за два часа ночи. И это в пятничный вечер!

 Железно облюбованный Куликовым понедельник также вызывает некое недоумение. Пытаешься представить работягу или бизнесмена после первого трудового дня, который без четверти одиннадцать устраивается у телевизора, чтобы попереживать за судьбу страны до часу ночи, когда завтра с утра пахота.

 Хотя у них есть простой выход: не вставлять распорки в слипающиеся глаза, а на утро спокойно почитать отчет о программе на «Обозревателе»…

Андрей Рушковский

Один ответ к “Дурь каждого видна была в прямом эфире…”

  1. ludmila said

    Про луженые глотки хорошо сказано. А вот о России и о замке-зря. Там идут более цивилизованные программы…А у нас просто скандалы…

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: