ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«КАК ГЛУБОКО ВО МНЕ ЗАСЕЛА КАЗАРМА…». Из дневника Тараса Шевченко. Читаю классика. Часть 2.

Posted by operkor на Март 9, 2013

2 Июля  14. Вчера,  как  я  сегодня  узнал,  несмотря  на  воскресенье  и  хорошую  погоду,  ни  один  из  официю  имеющих  не  появился  на  огороде.  Странная  непонятная  антипатия  к  благоухающей  зелени.  Они  предпочитают  пыль  и  несносную  вонючую  духоту  в  укреплении  прохладной  тени,  цветам  и  свежей  зелени  на  огороде.  Непонятное  затвердение  органов. Настоящие  суровые  сыны  Беллоны.  Одно,  чем  я  могу  растолковать  себе  отсутствие  обоняния  и  зрения  у  суровых  детей  Беллоны,  это  всепокоряющая  владычица  водочка… Вот  тебе  и  огород  с  цветами  и  благоуханием.

 Независимо  от  этой  глубокой  политики,  в  великороссийском  человеке  есть  врожденная  антипатия  к  зелени,  к  этой  живой  блестящей  ризе  улыбающейся  матери  природы.  Великороссийская  деревня – это,  как  выразился   Гоголь,  наваленные  кучи  серых  бревен  с  черными  отверстиями  окон,  вечная  грязь,  вечная  зима!  Нигде  прутика  зеленого  не  увидишь,  а  по  сторонам  непроходимые  леса зеленеют.  А  деревня,  как  будто  нарошно,  вырубилась  на  большую  дорогу  из-под  тени  этого  непроходимого  сада.  Растянулась  в  два  ряда  около  большой  дороги,  выстроила  постоялые  дворы,  а  на  отлете  часовню  и  кабачек,  и  ей  ничего  больше  не  нужно.  Непонятная  антипатия  к  прелестям  природы.

 В  Малороссии  совсем  не  то.  Там  деревня  и  даже  город  укрыли  свои  белые  приветливые  хаты  в  тени  черешневых  и  вишневых  садов.  Там  бедный  неулыбающийся  мужик  окутал  себя  великолепною  вечно  улыбающеюся  природою  и  поет  свою  унылую  задушевную  песню  в  надежде  на  лучшее   существование.  О  моя  бедная,  моя  прекрасная,  моя  милая  родина!    Скоро  ли  я  вздохну  твоим  живительным,  сладким  воздухом? Милосердный  Бог – моя  нетленная  надежда.

 Августа  5

 3

В  5-ть  часов  вечера  приплыл  я  на  самой  утлой  рыбачьей  ладье  в  город  Астрахань ( рисунок той поры).  Все  это  так  нечаянно  и  так  быстро  совершилось,  что  я  едва  верю  совершившемуся.  Я,  как  во  сне  виденную,  припоминаю  теперь  прогулку  мою  в  балку  с  Андрием  Обеременком,  после  которой  на  другой  день,  т.е.  31  июля,  Ираклий  Александрович  внезапно  согласился  дать  мне  пропуск  прямо  в  Петербург.  На  другой  же  день  он  сдержал  свое  слово,  а  на  третий,  т.е.  2  августа  в  9  часов  вечера,  оставил  я  Новопетровское  укрепление.  И  после  трехдневного  благополучного  плавания  по  морю  и  по  одному  из  многочисленных  рукавов  Волги  прибыл  в  Астрахань.

 Августа  23.

 С  15  по  22  августа  был  у  меня  в  грязной  и  пыльной  Астрахани  такой  светлый,  прекрасный  праздник,  какого  еще  не  было  в  моей  жизни.  Земляки  мои,  большей  частью  кияне,  так  искренно,  радостно,  братски  приветствовали  мою    свободу и  дотого  распростерли  свое  гостеприимство,  что  лишили  меня  свободы  самому  вести  свой  журнал  и  взяли  эту  обязанность  на  себя.  Благодарю  вас,  благородные  бескорыстные  друзья  мои.  Вы  подарили  меня  такою  радостию,  таким  полным  счастием,  которое  едва  вмещаю  я  в  моем  благодарном  сердце.  И  память  об  этих  счастливейших  днях  я  вношу  не  в  прозаический  журнал  мой.  Я  внесу  в  сокровищницу  моего  сердца.

1

Фото. Астрахань, 19-й век

15  августа  вечером  Зброжек  случайно  у  Сапожниковых  проговорился,  что  я  в  Астрахани.  И  16  августа  я  возобновил  старое  знакомство  с  Александром  Александровичем.  Это  уже  был  не  шалун — школьник  в  детской  курточке,  которого  я  видел  в  последний  раз  в  1842  году.  Это   уже  был  мужчина,  муж  и,  наконец,  отец  прекрасного  дитяти.  А  сверх  всего  этого,  я  встретил  в  нем  простого,  высокоблагороднейшего,  доброго  человека.  Черта,  характеризующая  семейство  Сапожниковых.  Он, не  знаю как  надолго,  оставляет  Астрахань  и  до  Нижнего  Новгорода  предложил  мне  каюту  на  абонированном  им  пароходе  «Князь  Пожарский».  Пятирублевый  билет,  взятый  мною,  я  возвратил  в  контору  пароходной  компании  «Меркурий»  с  тем,  чтобы  он  был  отдан  первому  бедняку  безденежно.  Капитан  парохода  «Князь  Пожарский»  Владимир  Васильевич  Кишкин  распорядился  так,  что  вместо  одного  бедняка  поместил  на  барже  пять  бедняков,  не  могших  заплатить  за  место  до  Нижнего  даже  по  целковому.  Черта  практически  благородная.

 Августа  28.

 Со  дня  выхода  парохода  из  Астрахани,  т.е.  с  22  августа,  я  не  могу  ни  за  что,  ни  даже  за  свой  журнал,  приняться  аккуратно,  как  это  было  в  Новопетровском  укреплении.  Я  все  еще  не  могу  и  не  желаю  освобождаться  из-под  влияния,  произведенного  на  меня  в  Астрахани  моими  земляками.  И  повторившего  это  чудное  влияние  Александром  Александровичем   Сапожниковым  и  всеми  сопутствующими  ему  его  родственниками и друзьями.  Все  они,  начиная  с  хозяйки (Нины  Александровны)  и  хозяина,  все  они  так  дружески  просты,  так  внимательны,  что  я  от  избытка  восторга  не  знаю,  что  с  собой  делать,  и,  разумеется,  только  бегаю  взад  и  вперед  по  палубе,  как  школьник,  вырвавшийся  из  школы.  Теперь  только  я  сознаю  отвратительное  влияние  десятилетнего  уничижения.  Теперь  только  я  вполне  чувствую,  как  глубоко  во  мне  засела  казарма  со  всеми  ее  унизительными  подробностями.   И  такой  быстрый  и  неожиданный  контраст  мне  не  дает  еще  войти  в  себя.  Простое  человеческое  обращение  со  мною  теперь  мне  кажется  чем-то  сверхестественным,  невероятным. 

 Августа  31.

 Едва  пароход  успел  остановиться  у  Саратовской  набережной,  как  я  уже  был  в  городе,  и  по  указаниям  обоятельной  mme  Соколовской  я,  как  по  писаному,  без  помощи  дорогого  извозчика  нашел  квартиру  Татьяны  Петровны  Костомаровой.  Добрая  старушка,  она  узнала  меня   по  голосу,  но,  взглянувши  на  меня,  усомнилась  в  своей  догадке.  Убедившись  же,  что  это  действительно  я,  а  не  кто  иной,  она  привитала,  как  родного   сына,  радостным  поцелуем  и  искренними  слезами.

 4. Почётные астраханские горожане.

Фото. Почетные граждане Астрахани.

Пароход  простоял  в  Саратовской  пристани  до  следующего  утра,  и  я  с  полудня  до  часу  полуночи  провел  у  Татьяны   Петровны.  И,  Боже  мой,  чего мы  с  ней  не вспомнили,  о  чем  мы  с  ней  не  переговорили.  Она  мне  показывала  письма  своего  Николаши  из-за  границы  и  лепестки  фиалок,  присланные  ей  сыном  в  одном  из  писем  из  Стокгольма  от  30  мая.  Это  число  напомнило  нам  роковое  30  мая  1847  года,  и  мы,  как  дети,  зарыдали.  В  первом  часу  ночи  я  расстался   с  счастливейшею  и  благороднейшею  матерью  прекраснейшего  сына.

 Сентября  2.

 Пятнадцать  лет  не  изменили  нас,

Я  прежний  Сашка  все,  ты  также  все   Тарас. Александр  Сапожников

 Сегодня  в  7  часов  случайно   собрались  мы   в  капитанской  каюте  и  слово  за  слово  из  обыденного  разговора  перешли  к  современной  литературе  и  поэзии.  После  недолгих  пересудов  я  предложил  А.А.  Сапожникову  прочесть   «Собачий  пир»  из  Барбье  Бенедиктова,  и  он  мастерски  его  прочитал.  После  прочтения  перевода  был  прочитан  подлинник,  и   общим  голосом  решили,  что  перевод  выше  подлинника.  Бенедиктов,  певец  кудрей  и  прочее  тому  подобного,  не  переводит,  а  воссоздает  Барбье.  Непостижимо!  Неужели  со  смертию   этого  огромного  нашего  Тормаза,  как  выразился  Искандер,  поэты  воскресли,  обновились?  Другой  причины  я  не  знаю. 

 По  поводу  «Собачьего  пира»  наш  добрый  милый   капитан  Владимир  Васильевич  Кишкин  достал  из  своей  заветной  портфели  его  же,  Бенедиктова,   «Вход  воспрещается»  и  с  чувством  поклонника  родной    обновленной  поэзии  прочитал  нам,  внимательным  слушателям.  Потом  прочитал    его  же  «На  новый  1857  год».  Я  дивился  и  ушам  не  верил.  Много  еще  кое-чего  упруго  свежего,  живого  было  прочитано  нашим  милым    капитаном.  Но  я  все  свое  внимание  и  удивление  сосредоточил  на  Бенедиктове.  А  прочее  едва  слушал.

 Итак,  у  нас  сегодня  из  обыкновенной  болтовни  вышло  необыкновенно  эффектное  литературное  утро.  Приятно  было  бы  повторить  подобную  импровизацию.  В  заключение  этой  поэтической  сходки  А. А.  Сапожников  вдохновился  и  написал  двустишие,  грациозное  и  братски  искреннее.

 Сентября  5.

 Берега    Волги  более  и  более  изменяются,  принимают  вид  однообразный  и  суровый…  Ничего  не  читаю  и  не  рисую.  Рисовать  не  дает  машина  своим  неугомонным   шумом  и  трепетанием,  а  читать – ненаглядные  берега  Волги.  Во  сне  видел  церковь  святыя  Анны  в  Вильне  и  в  этой  церкви  молящуюся  милую  Дуню,  чернобровую  Гусиновскую.  Это,  верно,  вследствие  чтения  «Королевы  Варвары  Родзивилл».  Г.  Попов – историк  нового  и  прекрасного  стиля.  Он,  кажется,  ученик  Соловьева.  Нужно  будет  прочитать  его  в  «Русском  вестнике»   «Турецкую  войну  при  царе  Федоре  Алексеевиче».  Мне  теперь  много  нужно  прочитать.  Я  совершенно  отстал    от  новой  литературы. 

 Как  хороши   «Губернские  очерки»,   в  том  числе  и  «Мавра  Кузьмовна»  Салтыкова,  и  как  превосходно  их  читает  Панченко (бывший  медик  Сапожникова),  без  тени  декламации.  Мне  кажется,  что  подобные,  глубоко  грустные  произведения   иначе и  читать  не  должно.  Монотонное,  однообразное  чтение  сильнее,  рельефнее  рисует  этих  бездушных,  холодных,  этих  отвратительных  гарпий.  Я  благоговею  перед  Салтыковым.  О  Гоголь,  наш  бессмертный  Гоголь!  Какою  радостию    возрадовалася  бы  благородная  душа  твоя,  увидя  вокруг  себя  таких  гениальных  учеников  своих.  Други  мои,  искренние  мои!  Пишите,  подайте  голос  за  эту  бедную,  грязную,  опаскуженную  чернь!  За  этого  поруганного  бессловесного  смерда!   

 (Тарас  Шевченко.  Зібрання  творів. Щоденник. 1857г.) 

 Классика  читал  Николай  Зубашенко                  

 

                               

     

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: