ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

СТАЛИНГРАД БЕЗ ПАРАДНОГО ГЛЯНЦА. 2-я гвардейская действовала оптимально

Posted by operkor на 15 марта, 2013

0В советско-российской и западной историографии принято считать, что 6-я немецкая армия Паулюса понесла особенно тяжелые потери в уличных боях в Сталинграде. Истекая кровью, она не смогла полностью захватить город. На самом деле все было с точностью до наоборот.

Как следует из данных о потерях 6-й армии, в августе, когда немцы еще не вошли в Сталинград, они составили 6177 убитыми, 19 582 ранеными и 946 пропавшими без вести. Всего 26 706 человек. В сентябре, когда в городе завязались упорные уличные бои, потери 6-й армии снизились на 1117 человек, составив 5194 убитыми, 19 615 ранеными и 780 пропавшими без вести. Всего 25 589 человек.

В октябре потери продолжили снижаться – до 4055 убитыми, 13 553 ранеными и 736 пропавшими без вести. Всего 18 344 человека, что на 7245 меньше, чем в сентябре. Наконец, за первые две декады ноября, до прекращения уличных боев в Сталинграде, 6-я армия потеряла 1207 убитых, 4658 раненых и 199 пропавших без вести. Всего 6064 человека, что на 5136 меньше, чем потери за первые две декады октября, когда они составили 2513 убитыми, 8289 ранеными и 398 пропавшими без вести.

Количество дивизий в составе 6-й армии весь этот период постоянно увеличивалось за счет передачи соединений из 4-й танковой армии. Скорее всего и соотношение потерь в городских боях для советских войск было менее благоприятным, чем во время боев в донских степях, в том числе за счет больших потерь во время переброски подкреплений через Волгу. Немцы первыми создали штурмовые группы, более четко наладили взаимодействие между родами войск, имели значительно выше уровень подготовки бойцов и командиров. Уличный бой – сложный вид боя, и в нем имеет дополнительные преимущества та армия, которая лучше подготовлена.

Оценки из будущего

Один из кульминационных моментов Сталинградской битвы – попытка деблокирования окруженных 4-й танковой армией Германа Гота в декабре 1942 года. В советской и российской историографии дискуссия идет относительно использования 2-й гвардейской армии Р. Я. Малиновского. Первоначально ее предполагалось задействовать в составе Донского фронта К. К. Рокоссовского для скорейшей ликвидации окруженной группировки.

Быстрое продвижение дивизий Гота от Котельникова к Сталинграду заставило начальника Генштаба А. М. Василевского настоять на повороте армии Малиновского против группировки Гота, а затем с ее помощью ликвидировать котельниковский плацдарм и продолжить наступление на Ростов. В качестве альтернативы Рокоссовский предлагал использовать 2-ю гвардейскую либо по первоначальному плану, либо сразу двинуть ее на Ростов. Это заставило бы Манштейна срочно отвести войска Гота, поскольку угроза уничтожения грозила всей группе армий «Дон», чьи коммуникации с падением Ростова оказались бы перерезаны.

Сегодня, когда известны силы и планы сторон, можно реалистично оценить все возможные планы относительно 2-й гвардейской армии. Вариант, за который ратовал командующий Донским фронтом Рокоссовский, мог оказаться самым неудачным. Получив 2-ю гвардейскую, Донской фронт тотчас начал бы наступление, чтобы уничтожить 6-ю немецкую армию. Паулюс и его штаб быстро поняли бы, что натиск советских войск не сдержать, и по всей вероятности склонились бы к единственно правильному решению – немедленному прорыву из котла.

1Безнадежность положения 6-й армии понял бы и командующий группой армий «Дон» фельдмаршал Манштейн. В сложившейся ситуации он наверняка отдал бы Паулюсу категорический приказ о немедленном прорыве. А ведь в тот момент дивизии Гота все еще находились в 40–50 километрах от кольца на рубеже реки Мышкова и даже удерживали небольшой плацдарм на ее правом берегу в районе Васильевки.

Конечно, всей 6-й армии прорваться бы не удалось, равно как и вывезти большую часть тяжелого вооружения и техники. Однако из окружения скорее всего вышли бы штаб армии, большинство штабов дивизий и корпусов с несколькими десятками танков и штурмовых орудий. Спаслась бы и значительная часть боевых частей, а возможно, и что-то из тылов. В этом случае советская победа была бы не столь полной, какой она оказалась в феврале 43-го. Гитлер не объявлял бы траура и сталинградское поражение вермахта не произвело бы столь ошеломляющего впечатления на Германию, ее союзников и весь мир.

Однако если армию Малиновского сразу бы бросили не против котельниковской группировки, а в наступление на Ростов, реакция Манштейна могла быть точно такой же, как и в случае начала широкомасштабного наступления Донского фронта против сталинградской группировки. Командующий группой армий «Дон» понял бы, что фронт на ростовском направлении удержать не удастся, и отдал бы Паулюсу недвусмысленный приказ прорываться любой ценой и в самые ближайшие дни, пока дивизии Гота в состоянии удерживать рубеж у Мышковы.

Манштейн 23 декабря был вынужден изъять из состава котельнической группировки самую сильную 6-ю танковую дивизию для отражения советского наступления на среднем Дону. Без этой дивизии, которая к началу деблокирующей операции «Зимняя гроза» насчитывала 160 танков и 40 штурмовых орудий, Гот не мог продолжать продвижение к Сталинграду. Однако он какое-то время мог и дальше оборонять захваченный плацдарм. 51 и 5-я ударная армии Сталинградского фронта, основательно потрепанные в предыдущих боях, не смогли разбить котельниковскую группировку.

А пока она удерживала позиции вблизи Сталинграда, сохранялась опасность прорыва окруженных. В то же время само по себе наступление 2-й гвардейской армии на Ростов отнюдь не гарантировало быстрого успеха и могло не привести к немедленному отходу группировки Гота от Мышковы. Это доказывается тем, что до Ростова советским войскам пришлось идти почти два месяца, а также теми большими потерями, которые понесла в ходе наступления 2-я гвардейская армия.

Неспособна к наступлению

В «Краткой военно-исторической справке по 2-й гвардейской армии на 20 декабря 1943 года», любезно предоставленной мне Натальей Родионовной Малиновской, отмечено следующее: «К 18 февраля, в момент боев на Миусе, армия уже не представляла собой силы, способной к дальнейшему наступлению. Армия потеряла свою ударную и огневую мощь.

За время наступления до р. Миус пехота прошла с боями 600 км, захватив 1300 пленных, 14 танков, 589 автомашин, 20 бронемашин, 8 автотягачей, 32 мотоцикла, 57 велосипедов, 148 орудий, 47 минометов, 105 станковых и 441 ручной пулемет, 68 вагонов, 6 радиостанций на автомашинах, 12 складов с боеприпасами, 6 вещевых, 8 складов с продовольствием, 11 складов с вооружением, 2027 винтовок, 1077 лошадей, 1725 повозок, 4000 голов скота.

За это же время только убитыми насчитывалось 32 500 солдат и офицеров противника, сбито 27 самолетов, уничтожено 352 танка, 290 автомашин, 50 бронемашин, 148 орудий, 636 повозок, 77 минометов, 150 станковых пулеметов». Отметим, что немецкие потери здесь значительно завышены.

А каковы были потери 2-й гвардейской армии? На 20 декабря 1942 года она насчитывала 80 779 человек личного состава, а 20 января 1943 года – только 39 110 человек. Следовательно, даже без учета возможных пополнений потери составили не менее 41 669 человек. Однако фактически они были значительно больше.

3К 25 ноября шесть стрелковых дивизий 1 и 13-го гвардейских стрелковых корпусов насчитывали 21 077 человек боевого состава. 3 декабря на момент получения распоряжения о погрузке армии число боевого состава составляло цифру 80 779. Перевозка была произведена в 165 эшелонах. Совершенно непонятно, как за неделю боевой состав 2-й гвардейской армии возрос почти в четыре раза.

Ведь за это время состав армии увеличился на 2-й механизированный корпус, насчитывавший по штату 13 559 человек, а также на 17-й гвардейский корпусной артиллерийский полк, 54-й гвардейский отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион, 408-й отдельный гвардейский минометный дивизион и 355-й отдельный инженерный батальон, которые в сумме вряд ли насчитывали более трех тысяч человек. Скорее всего в данном случае 80 779 человек – это не боевой, а общий состав армии.

После 20 декабря армия получила в качестве пополнения одну стрелковую дивизию, один кавкорпус, тринадцать артиллерийских и минометных полков, одну зенитно-артиллерийскую дивизию, один механизированный корпус, один танковый корпус, четыре отдельных танковых полка, один минно-саперный батальон, одну понтонно-мостовую бригаду. А к 20 декабря 1942 года 2-я гвардейская армия имела два стрелковых и один механизированный корпус, один артиллерийский полк, один артиллерийский и один минометный дивизион, один инженерный батальон.

И это не считая маршевого пополнения. По свидетельству А. И. Еременко, только два мехкорпуса 51-й армии получили три тысячи человек пополнения из тыловых военных округов в 20-х числах декабря. Трудно допустить, что два механизированных корпуса 2-й гвардейской армии за месяц, прошедший после 20 декабря 1942 года, пополнились меньше, чем на три тысячи человек. Понтонно-мостовая бригада по штату насчитывала 1813 человек, минно-саперный батальон – около 400.

Механизированный, танковый и кавалерийский корпуса, а также стрелковая дивизия, даже если их численность была ниже штатной в момент вхождения в состав 2-й гвардейской армии, вместе вряд ли дали прибавку меньше, чем 30 тысяч человек. 4-й кавалерийский корпус 20 ноября насчитывал 10 284 человека. Однако к моменту передачи во 2-ю гвардейскую армию Малиновского он уже понес тяжелые потери. Только в бою 4 декабря его 81-я кавдивизия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести 1897 человек. Поэтому к Малиновскому 4-й кавкорпус пришел, вряд ли имея более чем треть от первоначальной численности личного состава.

Штат танкового полка насчитывал 339 человек, так что четыре полка могли увеличить численность армии на 1356. Артиллерийские и минометные полки в конце 1942 – начале 1943 года насчитывали 758–1120 человек, а зенитно-артиллерийская дивизия – 1345 человек. За счет дополнительных артиллерийских частей численность армии Малиновского могла увеличиться примерно на 13,5 тысячи. Кроме того, было маршевое пополнение.

Даже если предположить, что другие боевые части пополнялись в той же мере, как и два мехкорпуса, к 20 января 1943 года они должны были получить не менее 10 тысяч человек. Но вполне может быть, что и мехкорпуса, и другие соединения получили и больше. Можно не сомневаться, что за период с 20 декабря 1942 по 20 января 1943 года число людей, прошедших через 2-ю гвардейскую армию, составило не 80 779 человек, а как минимум 140,9 тысячи. С учетом этого потери армии составили не 41 669 человек, а как минимум 101,8 тысячи.

Соотношение потерь

2-й гвардейской армии противостояла немецкая 4-я танковая армия. За последнюю декаду декабря 1942 года она потеряла 404 убитых, 1216 раненых и 53 пропавших без вести. В первой декаде января 1943 года 4-я танковая армия потеряла 135 убитых, 425 раненых и 103 пропавших без вести, а во второй декаде января – 394 убитых, 1117 раненых и 50 пропавших без вести. Общие потери немецкой 4-й танковой армии в период с 21 декабря 1942 по 20 января 1943 года составили 3897 человек, включая 933 убитых и 206 пропавших без вести.

Даже если сравнивать их с потерями только 2-й гвардейской армии, то соотношение будет 26,1:1 в пользу немцев. Но в это время против 4-й танковой армии немцев, кроме 2-й гвардейской армии, сражались 51-я армия и 5-я ударная армия, суммарные потери которых вряд ли были меньше потерь 2-й гвардейской армии. Кроме того, в боях против 2-й гвардейской армии участвовали остатки 2 и 18-й румынских дивизий, а также 15-я авиаполевая дивизия, но их суммарные потери во всяком случае были меньше, чем потери советской 51-й армии.

С учетом того что в советских потерях безвозвратная доля была выше, чем у вермахта, реальное соотношение безвозвратных потерь 4-й танковой армии немцев и противостоявшей ей группировке советских войск может быть порядка 35–40:1. Более благоприятным для советской стороны в 1943 году соотношение потерь становится только за счет огромного безвозвратного урона в районе Сталинграда, который составляет 30,3 процента всех безвозвратных потерь немцев в 1943 году.

С учетом всех этих данных мы приходим к выводу, что 2-я гвардейская армия, в декабре 1942 года двинутая против деблокирующей группировки немцев, была использована оптимальным образом с точки зрения победы Красной армии в Сталинградской битве. Все другие варианты ее использования повышали шансы прорыва армии Паулюса из котла и грозили уменьшить масштаб советской победы.

Борис Соколов

vpk-news.ru

фото: militaryphotos.net

 

Один ответ к “СТАЛИНГРАД БЕЗ ПАРАДНОГО ГЛЯНЦА. 2-я гвардейская действовала оптимально”

  1. dmitpress said

    А самое печальное в российском образовании то, что всегда в школах вдалбливалось, что потери наших советских войск были больше, чем немецких. А сейчас всё больше историков говорят об обратном. В России во многом и сейчас не «пропаганда», а анти пропаганда. И есть о чем хорошем рассказать, но делается это крайне редко.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: