ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ОН СКАЗАЛ: ПОЕХАЛИ, И МАХНУЛ РУКОЙ. Украина метит в космические державы

Posted by operkor на 4 июня, 2013

04_zenit_3SLВ последнее время заметно выросла активность украинских чиновников в космической сфере. В конце мая с их стороны дважды звучали заявления о сделках с Россией и Казахстаном. Желание юного государства сохранить ускользающую репутацию космической державы понятно, а вот геополитическая, экономическая и техническая возможность сотрудничества — не очень.

В конце мая Украина ясно продемонстрировала, что не только не намерена покидать клуб космических держав, но и собирается закрепиться в нем так прочно, насколько это возможно. Сначала в телевизионном интервью вице-премьер Украины Юрий Бойко заявил, что стране «нужен доступ к космодрому Восточный, чтобы участвовать в масштабных проектах по исследованию и освоению космоса».

В связи с этим будет развиваться сотрудничество с Россией как в строительстве космодрома, так и в создании тяжелых ракет, а далее — и их запусков. Затем посол Украины в Казахстане Олег Демин сообщил о достигнутом с Астаной соглашении о совместном развитии Байконура.

С одной стороны, новости эти хороши не только для Украины, но и для ее партнеров. Космическая отрасль всех трех государств создавалась в рамках единого Советского Союза, после распада которого каждому достались маложизнеспособные осколки-инвалиды.

В итоге Украина в последние годы неуклонно снижает количество запусков (с 12 в рекордном 1994 до 3-6 в последние пять лет). Россия вынуждена отвлекать немалые средства на строительство новых космодромов, а также строительство новых производств, замещающих уже существующие на Украине. Казахстан же и вовсе рискует остаться с огромным, но никому не нужным ракетно-космическим комплексом.

Оттого-то Россия в последние годы неоднократно приглашала Казахстан и Украину к участию в реализации различного рода проектов, как уже опробованных (вроде «Морского старта»), так и прорывных — как, совсем недавно, в программе создания тяжелой ракеты-носителя для лунных экспедиций. Интерес «Роскосмоса» к украинским коллегам понятен: здесь, в КБ «Южное» сохранилось немало интересных разработок вроде старого, но не устаревшего двигателя для лунного модуля.

04_zenit_3SLСвоя, необходимая ракетостроению, продукция, есть и на «Хартроне» — харьковском предприятии, поставляющем системы управления. Так что заявление Юрия Бойко, видимо, следует считать выражением принципиального согласия Украины на сотрудничество. А заодно — и предварительным списком условий, на которых она готова сотрудничать с Россией.

И с этого места начинаются вопросы. Прежде всего — сейчас Украина рассчитывает на достаточно широкую интеграцию в космической сфере, как с Россией, так и с Казахстаном (в этом случае ГКУ планирует заменить своими «Зенитами» российскую «Ангару» на комплексе Байтерек — части Байконура и максимально использовать космодром в рамках проекта «Днепр»). Это не было бы проблемой, будь Украина полностью интегрирована в структуры Евразийского экономического союза.

Однако государственная политика страны сегодня ориентирована совершенно в другую сторону. И, если завтра любезный сердцу Киева Брюссель предложит Украине выбор «или-или» (а что такое возможно и не раз уже случалось, даже обсуждать лень) — что будет со всеми запущенными в работу двух- и трехсторонними программами?

Во-вторых, как это ни грустно признавать, научный, инженерный и производственный космический потенциал Украины постепенно деградирует. Да, в России положение немногим лучше, но семейство ракет-носителей «Ангара» — это полностью российская разработка, начатая в 1995 году. Она охватывает все классы ракет от легкого до тяжелого.

Украина же продвигает модификации разработанного еще в советские времена «Зенита», первый пуск которого состоялся в эпохальном 1985 году. А «Днепр», пусками которого планируется загрузить Байконур — это модернизированная версия снятых с боевого дежурства баллистических ракет РС-20 (SS-18 «Сатана»). Летает он на гептиле, из-за которого Казахстан предъявлял России массу претензий (двигатели «Ангары» и «Зенита» работают на кислородно-керосиновой смеси). Главное: РС-20 осталось всего-то около сотни — и все они в России.

Но устаревшие военные разработки («Зенит» тоже родился в погонах) это полбеды. Недаром у советских инженеров бытовала поговорка: работает — не улучшай. Беда в том, что уже, казалось бы, прекрасно освоенные в производстве продукты получаются все хуже. Так, причиной международного конфуза с катастрофой запуска спутника Intelsat-27 1 февраля этого года стал отказ произведенного украинским Южмашем бортового источника мощности ракеты «Зенит-3SL».

Подобные ли неурядицы стали причиной, или вмешались и иные факторы, но Россия постепенно запускает производства, дублирующие продукцию украинских коллег. В частности, производившиеся некогда украинским объединением «Коммунар» системы управления для «Союзов» и «Протонов» теперь будут выпускать предприятия Москвы и Екатеринбурга.

Не все получается и с бразильским космодромом Алкантара, опытом строительства которого так гордится Бойко. Соглашение о строительстве украинского сегмента космодрома было подписано в 2003 году, но первый запуск украинского «Циклона» за это время неоднократно переносился. Последней датой дебютного запуска определен 2014 год.

«На российском Дальнем Востоке такая же ситуация, как в Бразилии, когда мы начинали строительство космодрома с нуля. Украина имеет соответствующий опыт, мы рассказали российским коллегам, какой путь прошли. Наш опыт является залогом того, что мы будем полезны», — уверен Юрий Бойко. Но у России тоже есть подобный опыт — на строительстве космодрома Куру во Французской Гвиане. При этом его строительство началось в 2007 году, а первый запуск состоялся в 2011.

Долгострой украинского сегмента Алкантара отчасти объясняется финансовыми трудностями. Но ведь широкое партнерство, желательность которого озвучил Бойко, требует от партнеров не только интеллектуального, но и финансового вклада. Иначе получается не партнерство, а банальные отношения заказчика и подрядчика по формуле «сделал — свободен», что вряд ли устраивает Киев. Между тем, на всю космическую госпрограмму 2013-2017 годов в бюджете Украины запланировано 2,58 миллиарда гривен — это чуть более трехсот миллионов долларов. Не такие великие деньги для космоса. Тем более — для участия в амбициозных проектах.

Так что же, коль скоро Украина не может предложить России ничего особенного в обмен на полноправное участие в перспективном проекте — хлопоты киевских чиновников и дипломатов останутся втуне? Ни в коем случае. Прекрасно понимая все сложности сотрудничества, в России, тем не менее, настроены продолжать начатую в советский период кооперацию. В ходе апрельской пресс-конференции, на которой было сделано приглашение к участию в серьезных космических программах Украине и Казахстану, глава РКК «Энергия» Виталий Лопота так сформулировал российскую позицию: «У трех стран есть уникальная возможность сжать в один кулак все свои ресурсы и идти вперед».

Илья Никонов

http://www.pravda.ru

фото:www.tourdnepr.com

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: