ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ПРОШЕЛ ВСЮ ВОЙНУ, А ТУТ… (Проект «Хроник» «Они защищали Родину»)

Posted by operkor на 21 июня, 2013

МаксаковО войне с фашистами отец узнал в первый год обучения в Саратовском Краснознамённом бронетанковом училище. Потребность в горючем и смазочных материалах, связанная с обширной моторизацией и механизацией Красной Армии, привела к созданию самостоятельной службы снабжения горючим армии и флота. И вот в 1938 году и в Саратовском бронетанковом училище был создан такой батальон (инженерный факультет) «Службы питания войск ГСМ», начальником которого был назначен полковник П.П. Лебедько. Срок обучения на этом факультете предполагался в течение пяти лет. 29 сентября 1940 года, после окончания средней школы, отец и был зачислен курсантом этого батальона.

С началом войны в училище началась ускоренная подготовка младших командиров, и уже в марте 1942 года отца, ещё зелёного юнца, в должности начальника снабжения ГСМ в составе дивизиона «катюш» направляют на Калининский фронт. А уже в июне их дивизион перебрасывают на Западный фронт. Здесь в боевых действиях он принимает уже участие в должности техника артдивизиона.

В то время нашими войсками проводилась Ржевско-Вяземская наступательная операция, в которой были задействованы Калининский и Западный фронты. Правда, командованию не удалось полностью осуществить намеченный замысел, однако, в ходе операции удалось отбросить фашистов на 80-250 км и полностью освободить Московскую и Тульскую области. В этой кровопролитной операции принял участие и артдивизион, в котором воевал отец.

Как он рассказывал, их установки перебрасывали к местам наступательной операции во время осенней слякоти и распутицы. «Катюши» устанавливали по возможности на незатопляемых местах и возвышениях. Техника, подвозившая боевые заряды, из-за распутицы не могла добраться до боевых машин, поэтому их приходилось подносить до установок вручную, силами расчетов за три-четыре километра. Сил хватало на подноску зарядов, буквально, на один залп.

2

Из-за распутицы сразу же, после залпа, перебросить «катюши» на новое место возможности не было. Расчеты всеми силами старались замаскировать их, но, увы…

Через некоторое время после залпа, над расположением дивизиона появлялся разведывательный самолёт «Хейнкель» или, как его называли, «рама», а отец говорил, что ещё его называли «костыль». После его барражирования над позициями, начинался артобстрел их позиций. Снарядов немцы не жалели, они всячески старались уничтожить новые советские огневые установки. Это был кромешный ад, вспоминает отец. Особо укрыться было негде – все окопы и блиндажи были залиты водой. В один из таких обстрелов отец укрылся в окопе-одиночке. Почти по пояс в воде, он пережидал огневой налёт. Во время самого разгара обстрела, рассказывал он, его окоп тряхануло так, чуть было не приподняло вместе с окопом в воздух, тут же у него промелькнула мысль: «Всё! Конец!».

После обстрела оказалось, что под его окоп попал снаряд, но по счастливой случайности, не разорвался! В общем, нам, – отцу, мне и моим братьям, крупно повезло. Отцу – потому, что остался жив, а нам – потому, что после войны на свет появились мы.

По рассказам отца, в течение войны Бог его хранил. Он рассказывал: в 43-м во время авианалёта командир расчёта звал его укрыться в блиндаже, но провидение заставило отказаться от этого предложения. И что ж, именно в этот блиндаж попала тяжелая авиабомба и от него осталась только огромная воронка.

Или ещё. В 45-м их дивизион расквартировался в небольшом городке. Ночью отец решил выспаться и отдохнуть, как следует. Для этого он выбрал полуподвальчик небольшого дома, во дворе которого расположились две их установки. Ночью, на каких-то стоящих там ящиках он расстелил шинель, в изголовье поставил свечку и, достав из планшетки небольшую книжку без обложек, принялся читать. Всю жизнь он не мог избавиться от привычки почитать перед сном.

Проснувшись утром, он обнаружил, что свечка догорела дотла, а в сумеречном утреннем свете он увидел, что спал на ящиках с немецкими минами. А если бы от непотушенной свечки ящики загорелись?

Но один случай, когда его во время артобстрела засыпало в окопе, не прошел для него даром. Боевые друзья, заметив видневшуюся из засыпанного окопа руку, откопали его. В медсанбат идти он не согласился: боялся потом не вернуться в свой дивизион. Отлежался, и снова – в повседневные фронтовые заботы – снабжение дивизиона боеприпасами и ГСМ.

Впоследствии оказалось, что отец получил сильную контузию, которая затем всю жизнь его сильно беспокоила. Но, как говорится, Бог всю войну его хранил, и, кроме контузии других ранений у него не было. Демобилизовался он в 1946 году, а уже в следующем родился я – первенец.

Погиб он в ДТП, когда в его «Запорожец» врезался отцепившийся прицеп «КамАза». Случилось это в 1984 году. Пройти всю войну, практически, без царапины, а тут…

Александр Максаков, город Маркс Саратовской области.

(Для «Хроник и комментариев»)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: