ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ЗАПИСКИ КОМДИВА. «Было принято решение немедленно прорываться из окружения в районе села Гусарка». Проект «Хроник» «Великая Победа»

Posted by operkor на 12 августа, 2013

 И. Рослый… До поступления в военную академию им. М.В. Фрунзе я командовал 2-м стрелковым батальоном 95-го стрелкового полка 32-й стрелковой дивизии. В 1937 году, успешно сдав экзамены,  был зачислен на 1-й курс этой академии. З0 ноября 1939 года правительство Финляндии спровоцировало войну с СССР. Начались боевые действия. В начале декабря 1939 года меня вызвали к начальнику академии и предложили должность командира полка в действующей армии на финском фронте. В штаб 123-й стрелковой дивизии я прибыл 31-го декабря 1939 года. Командир дивизии комбриг Алябушев ознакомил меня с обстановкой и состоянием 245-го стрелкового полка, в командование которым мне предстояло вступить.

Полки 123-й стрелковой дивизии, преодолев полосу заграждений, во второй половине декабря подошли к передовому краю главной полосы железобетонных и гранитно-земельных укреплений – к линии Маннергейма.

 Одиннадцатого февраля 1940 года, после мощной артиллерийской подготовки, 2-й и 3-й батальоны вместе с танками 112–го батальона 35 танковой бригады и 90 батальона 20-й танковой бригады дружно пошли в атаку. Брешь в укреплении линии Маннергейма была пробита и в нее для развития успеха устремились свежие силы пехоты и танков.

В соответствии с мирным договором между СССР и Финляндией 13 марта 1940 года боевые действия прекратились, а 18 марта 245-й стрелковый полк разместили в казармах на окраине города Выборг.

 Указом Президиума Верховного Совета СССР 245-й стрелковый полк был награжден орденом Красного Знамени, а семерым товарищам из нашего полка было присвоено звание Героя Советского Союза. Кроме того, мне было присвоено звание полковника. Меня пригласили в Москву на заседание Главного Военного Совета, где я рассказал о действиях полка на Карельском полуострове. На военном совете был тов. Сталин.

 В Москву я приехал командиром полка, а уехал оттуда командиром 4-й стрелковой дивизии, которая после финской компании была перебазирована в Закавказский военный округ.

 Ранним утром 21-го июня 1941 года я со штабом дивизии выехал в поле для проведения командно-штабных занятий. А в воскресенье 22 июня 1941 года начались учения. На учения со стороны погранзаставы к нам прибыл пограничник и произнес только одно слово: «Война».

 

 Четвертую стрелковую дивизию направили в распоряжение 18-й армии, которая в то время находилась в районе Михайловки Запорожской области.

 — Четвертая стрелковая дивизия, — начал я свой доклад командарму, — укомплектована по штатам военного времени. В ее составе три стрелковых полка, два артиллерийских, танковый батальон, противотанковый и зенитный артдивизионы, саперный, разведывательный и медико-санитарный батальоны, а также батальоны связи, химзащиты, подразделение тыла. На вооружении дивизия имеет: 54 танка Т-26, орудий — 72, пулеметов — 66, противотанковых орудий — 30, зенитных – 12, тракторов – 49, броневиков – 10, автомашин – 550 и три тысячи лошадей.

 Стрелковым оружием дивизия укомплектована по штату. На всех видах оружия имеется один боекомплект. Личным составом соединение укомплектовано по штатам военного времени. В строю – 14,5 тысяч человек. 65 процентов личного состава принимали участие в боях с Финляндией. В настоящее время части заканчивают разгрузку на станции Большой Токмак и готовы приступать к выполнению боевой задачи.

 — А теперь, товарищ Рослый, запомните задачу, — выслушав меня, начал командарм, – вашей дивизии необходимо на участке Шепетовка – Томаковка сменить 130–ю стрелковую дивизию и организовать прочную оборону, чтобы не допустить прорыва противника в направлении Михайловки. Готовность к обороне к утру 20 сентября, то есть, завтра.

 А это значит, что наша дивизия должна была в течение полусуток преодолеть расстояние в 70 километров и подготовиться к боевым действиям. Все, что могло двигаться более 30 километров в час, было решено выдвинуть на передний край обороны. Это 78 орудий, 44 ручных пулемета и стрелковая рота в составе 120 человек и два артполка. В общем, к встрече с врагом мы подготовились неплохо.

 Наши пулеметчики не обнаружили себя, подпустили наступающих немцев на 100 метров, а затем точным огнем почти полностью уничтожили передовые части, досталось и тем, кто шагал в колоннах.

После 2-х часового затишья немцы открыли очень плотный артиллерийский огонь по переднему краю, и сразу пошли в атаку, которую снова удалось легко отбить. Фашисты отошли и залегли.

 Через три часа тишины появились самолеты. Три группы бомбардировщиков Ю-87 по 12-15 в группе. Новая атака немцев была отбита. Враг поспешно отошел, оставив много трупов на ничейной полосе.

 Подтянув свежие резервы и получив значительную поддержку с воздуха, гитлеровцы с утра 21 сентября перешли в решительное наступление по всему фронту 18-й армии. Главный удар они наносили из Малой Белозерки на Михайловку и даже на Большой Токмак. Три раза в этот день они бросались в атаку и каждый раз с большими потерями откатывались назад.

27 сентября  по приказу командарма наша дивизия перешла в наступление в направлении на Большую Белозерку и Рубановку. К полудню мы овладели Малой Белозеркой и продвинулись вперед на 6-7 километров. Была разгромлена румынская бригада, захвачено много оружия и пленных. Наше наступление приостановилось. Задача по уничтожению мелитопольской группировки не была решена. И, тем не менее, мы задержали наступление немцев на две недели.

 Уже вечером, когда начальник оперативного отдела капитан Терешков принес полученное из штаба армии распоряжение, согласно которому мы должны были сняться с занимаемого рубежа и к рассвету 5 октября сосредоточиться в районе Большого Токмака. А позже прибыл из Ивановки офицер связи и вручил боевое распоряжение, в котором было сказано, что гитлеровцы ударом из Днепропетровска на Синельниково и Орехов, выходят в тыл нашей армии.

 Боеприпасов и горючего оставалось очень мало. Склады с горючим и боеприпасами во время отступления были подорваны и сожжены. Часть машин, которые не имели горючего, пришлось сжечь, а орудия, оставшиеся без машин и снарядов, подорвать.

Было решено немедленно прорываться из окружения в районе Гусарки. Седьмого октября после недолгой подготовки полки пошли на прорыв. Это был неравный бой. Враг явно превосходил нас в огне и, тем не менее, мы прорвали кольцо окружения чуть южнее Гусарки. 

Армия не погибла. Понеся значительные потери и причинив значительный урон врагу, ее дивизии вырвались из кольца фашистских танков и снова встали стеной на пути фашистских захватчиков.

 Готовясь к новым боям, наша дивизия пополнилась людьми, боевой техникой и в конце ноября вновь оказалась на линии огня. Она вошла в состав 12-й армии, оборонявшей направление Красный Лиман – Дебальцево.  4-й стрелковой дивизии была поставлена задача – занять позиции на рубеже Новозвановка, Троицкое, Назаровка и прочно держать оборону. В течение зимы и весны 1942 года противостоящие нам 97-я и 111-я немецкие пехотные дивизии еще не раз прощупывали прочность наших позиций. Но части нашей дивизии закрепились надежно, и атаки противника успеха не имели.

 Сосредоточив свои резервы и усилия на южном крыле советско-германского фронта противник добился успехов в Крыму и под Харьковом. Его танки вышли в районе Миллерово и угрожали окружением Южного фронта. Чтобы этого не случилось, командующий Южного фронта генерал Малиновский решил отвести войска фронта за Дон и там закрепиться. А нашей дивизии была поставлена задача занять рубеж обороны в районе сел Хорошее и Петровеньки и 12 июля удержать противника до темноты.

 Что и говорить, задачу мы получили нелегкую. Предстояло совершить 25 километров марш, занять не подготовленный для обороны рубеж и в течение дня удерживать его от превосходящих сил противника.

 Убедившись, что дела в 101-м стрелковом полку идут хорошо, я отправился в 220-й стрелковый полк. Было около четырех часов утра, когда я встретился с командиром полка подполковником Ивановым. Прибыл с передовой начальник политотдела Наконечный со своим помощником по комсомолу Суворовым.

Не успел он закончить рассказ о ночных работах по созданию обороны, как появился Сердюков, доложил о готовности артиллерии к бою. И еще радостно добавил, что командарм Гречко прислал нам хорошую поддержку – дивизион «катюш». «А как дела с установкой мин», — спросил я у подошедшего Воробьева. «Мины установлены», — доложил дивизионный инженер.

 — Ну, прямо накликали, товарищ генерал, — сказал начальник штаба подполковник Лащигин. – Только что командир 220-го доложил, что перед полком появились мелкие группы фашистов, завязалась перестрелка.

 Было около 9 утра 12 июля 1942 года. Бой нарастал постепенно. Ровно в полдень гитлеровцы начали артподготовку, а через 30 минут двинулись вперед их пехотные цепи. Атака была отбита сравнительно легко. Через час атака повторилась, но и ее удалось отбить с большими потерями для немцев.

 Ударом с воздуха дело не ограничилось. Гитлеровцы открыли сильный артиллерийско-минометный огонь, и через четверть часа прилетело и отбомбилось три десятка «юнкерсов». Дивизия стойко обороняла рубежи. Лишь в одном месте на участке 220-го стрелкового полка фашистам удалось вклиниться в нашу оборону. Обстановка здесь быстро накалялась. Стараясь развить успех, противник бросил в бой свой резерв: полк пехоты и 20 танков. «Вот теперь, — подумал я, — пора».

 Залп дивизионных катюш причинил гитлеровцам большой урон и привел их в смятение, а огонь 40-го артполка и минометов 220-го стрелкового окончательно расстроил их планы.

(Из книги бывшего командира 4-й Бежецкой ордена Суворова стрелковой дивизии Героя Советского Союза И.П. Рослого «Последний привал – в Берлине»)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: