ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

БОРИС ТИМОНЬКИН: Курченко хотел купить банк за рубежом — я его отговорил

Posted by operkor на Август 23, 2013

1Новый топ-менеджер ВЕТЭК — о том, почему присоединился к этой группе, как проводит собеседование ее 27-летний лидер и сколько стоят самые высокооплачиваемые банкиры страны. До 1 июля этого года Борис Тимонькин был одним из самых известных и дорогостоящих банкиров Украины. Его назначение главой финансового блока растущей, как снежный ком, нефтегазовой группы (ВЕТЭК)  вызвало в отечественной бизнес-среде эффект разорвавшейся бомбы, а у многих представителей бизнеса – откровенное непонимание. Зачем это хорошо обеспеченному 62-летнему банкиру с фамилией-брендом?

– Давайте по порядку: кто именно предложил вам присоединиться к ВЕТЭК (группа покупает медиахолдинг UMH, который издает Forbes Украина)?

  Участковый милиционер с повесткой приходил. Следователь по особо важным делам вызвал (смеется).

   И кто выполнял роль «участкового милиционера», а кто – «следователя»? Сам основатель ВЕТЭК Сергей Курченко обратился, или кто-то от его имени?

   Общий знакомый – не буду его называть.

   Что вы на тот момент знали о Восточно-европейской топливно-энергетической компании (ВЕТЭК)? Расследование Forbes о ее предшественнице, компании «Газ Украина», читали?

   Не очень много. Слышал фамилию Курченко.

   И верили, что он – конечный бенефициар группы?

   Я в тот момент смотрел на это, скажем так, скептично.

   К тому времени, когда поступил оффер от Курченко, вы уже подумывали об уходе из UniCredit Bank? Некоторые хедхантеры рассказывали нам, что в банке, по их информации, собирались срезать бонусы и вас мог не устроить новый уровень вознаграждения. Или просто надоело – вы ведь в Укрсоцбанке 13 лет проработали?

   С компенсацией было все в порядке. Да и не надоело настолько, чтобы я искал работу. Да, что-то приелось, что-то стало уже привычным, комфортным. А у комфорта всегда есть сильные и слабые стороны.

   То есть желание изменений и новизны все же присутствовало?

   Когда меня спрашивают: «Как тебе работается в ВЕТЭК?», отвечаю: «Интересно». По емкости решений, по простоте и скорости их принятия я словно вернулся в 90-е.

   Действительно, ВЕТЭК словно из того времени. Ностальгируете по «лихим 90-м»?

   Шикарные были времена.

   Вы сейчас о Первом украинском международном банке (ПУМБе), в котором работали с 1993-го по 2001-й?

   Нет, о времени еще до ПУМБа. Это самые острые впечатления в моей жизни.

  Говорят, что Курченко желает лучших топ-менеджеров на соответствующих рынках и не жалеет на них денег.

   Он хорошо платит.

  А как у вас переговоры проходили по цене? Он сказал: скажите, сколько вы хотите, я заплачу, или пришлось торговаться?

  Да нет, ну, «скажите, сколько хотите» – столько бы денег не хватило…

   Ну, вы же разумный человек. Все равно вменяемую сумму запросили бы.

   Я не торговался. На одной из встреч с Курченко, когда я сказал, что мне интересно у него работать, он озвучил сумму предлагаемого вознаграждения – я кивнул. Все.

   И какой была премия к предыдущему фиксу? В два, три, пятнадцать раз больше?

  Что вы! Раз в тридцать! Я шучу. Не пишите, а то толпа народу возле офиса ВЕТЭК выстроится. Драться будут. И так у меня уже половина писем в электронной почте – резюме соискателей.

   Кто, по вашему мнению, сейчас самые высокооплачиваемые CEO на отечественном банковском рынке? Вы – уже не в счет.

   Не в порядке ранжирования: Юшко (Игорь Юшко, председатель правления Сбербанка России в Украине. – Forbes), Дубилет (Александр Дубилет, председатель правления ПриватБанка. – Forbes).

   И какой примерно диапазон фиксированного годового дохода по украинским банкирам экстра-класса?

  От $1 млн, если мы говорим о больших растущих банках с серьезными CEO.

   А с Курченко вы о каких бонусах договаривались? И о какой их структуре?

   В ВЕТЭК пока нет выстроенной и подробно описанной системы бонусов. Есть фикс и есть договоренность, что по результатам реализованных проектов, по итогам года будет дополнительное вознаграждение.

   Какая у вас была еще мотивация переходить в ВЕТЭК, кроме желания чего-то нового и хорошей денежной компенсации?

  Главный стимул – интересная, самостоятельная работа.

   И чем этот лимит самостоятельности больше, чем тот, который у вас был в UniCredit Bank?

   Если вы работаете в большой международной группе, то ни у одного человека в ней нет особой самостоятельности. Включая CEO всей группы. Мне повезло с руководством в UniCredit. Эти люди – сильные, решительные, быстро решающие вопросы, но есть консенсус, матричная структура, многовекторность и т.д. Куда идти – ты не выбираешь. За тебя определяют где-то в Европе. Таких нюансов много. Они могут быть техническими, иногда вроде простыми, но ты не можешь на них повлиять. Задаешься вопросом: почему не могу? Ведь это же бред сумасшедшего. Но так работают все крупные международные компании: Coca-Cola, IBM – какую ни назовите.

   Вы работали с такими харизматичными людьми, как Валерий Хорошковский, Виктор Пинчук (бывшие собственники Укрсоцбанка, которым Тимонькин руководил с 2001 года. – Forbes). Как на их фоне выглядит Курченко?

  Пинчуку я достался по наследству от Хорошковского (улыбается). После того как я сменил ПУМБ на «Укрсоц», поступило предложение вернуться в банк от Рината Ахметова, который в 2003 году установил контроль над этим финансовым учреждением. Но к тому времени ПУМБ еще медленно двигался – там была застойная ситуация, связанная с тем, что западные акционеры (группа Fortis. – Forbes) просто тормозили процесс. А вот «Укрсоц» динамично развивался. Ахметову я ответил, что вопрос перехода к нему на работу – непростой. Потом через пару месяцев пожалел об этом: Хорошковский продавал банк Пинчуку. Это был для меня некомфортный период. Я позвонил Ахметову, сказал, что подумал и согласен, но уже обратной реакции не получил. Такие предложения надо…

  Либо принимать сразу…

   Может быть, не принимать сразу, но хотя бы входить в детальное обсуждение…

  На ошибках учатся: с группой ВЕТЭК вы, очевидно, решили войти в детальное обсуждение, не раздумывая? Как проходило собеседование с Курченко?

  Темная комната, тебя привязывают…

   Забирают паспорт…

  Да. Потом ты проходишь детектор лжи. Дальше тебе вставляют два электрода в голову: сначала пускают слабые разряды тока, затем сильные. Тебе задают вопрос, ты должен быстро ответить. Если врешь – тебя наказывают.

  Ну, мы себе, в принципе, так все и представляли.

  На самом деле, если отставить шутки в сторону, то у Курченко очень быстрая голова…

   Не только вы это отмечаете.

  Он быстро говорит и думает, и часто достаточно парадоксально…

  Какими своими качествами он вас еще подкупил?

  Смелость, в хорошем смысле слова – авантюризм. Возможность ставить высокие задачи – все выше и выше. Нет такого, что много сделали, можем посидеть, отдохнуть. Ну, кроме того, что это не безумные намерения, а идеи, подкрепленные какими-то способностями договориться, выстроить, свести людей, поставить так ситуацию, что именно ты можешь это реализовать. Повторюсь: быстрый разум. С ним в интеллектуальный пинг-понг играть легко. Настойчив, бесспорно. Снова и снова возвращается к идее. Не получается, давай с другой стороны попробуем. Важные качества на самом деле. Редко когда удается что-то взять наскоком…

   Сколько у вас было встреч с Курченко до того, как вы приняли его предложение, и какие вы выставили условия?

   В ходе первых трех встреч мы даже не условия обсуждали, а решали, чем заниматься. Была большая дискуссия, потому что у Сергея были немножко другие планы. Я его кое от чего отговорил: от того, что сразу невозможно сделать. Всего было встреч пять или шесть.

  Долго они длились? Курченко ведь не любит не только медленную езду, но и долгие беседы.

   От тридцати минут до часа.

  Нам рассказывали, что он достаточно быстро озвучивает свои пожелания к кандидатам.

  Да, он – приверженец интенсивных встреч.

  Вот он пригласил вас на первую встречу, и как он сформулировал необходимость в вас? Зачем ему нужен был Борис Тимонькин? Тем более, что он опровергал наличие у него банковских активов, и в интервью нам говорил, что не имеет отношения ни к Реал Банку, ни к банку «Перший».

  Речь шла о том, чтобы купить банковские активы, в том числе за границей. Я потратил довольно много времени, чтобы убедить его не покупать банк за рубежом – это бессмысленно.

  Объясните.

  Приобретение банковских активов за границей связано не с тем, чтобы делать там бизнес. Всех подкупает дешевизна денежных ресурсов в Европе. Там стоимость финансирования 1-2%. Первая мысль: мы будем деньги брать там и вкладывать сюда. На самом деле это невозможно, потому что Центробанк в той стране эту активность очень быстро остановит, вплоть до ликвидации банковской лицензии. Плюс есть реалии, о которых Центробанки европейских стран…

  Не распространяются…

  Я просто наслышан о нескольких экспериментах – россиян, которые открывали банки в Швейцарии, Нидерландах… Когда пытались просто открыть или купить универсальные учреждения, работать реально не давали. Знаю историю финансовой компании, тоже под русским банком большим была – в Вене открылась. Их раз в месяц проверяли: ну, вот как у нас начинают «кошмарить». Налоговики пришли – проверили; ревизоры Центробанка пришли – проверили; еще кто-то пришел – проверил. Не дают работать и все. Ну, если помните, как Клюевы пытались купить банк в Австрии – тебе сразу начинают противодействовать даже в осуществлении сделки. И хорошо, если тебе помешали купить! Хуже, если позволили. И потом ты понял, что просто выкинул деньги на ветер.

  А Курченко с какой целью хотел банк за границей? В первую очередь для получения дешевого финансирования или для имиджа?

  Дешевые ресурсы.

   Он очень быстро от этой мысли отказался под вашим напором?

  Нет, наоборот.

  То есть, грубо говоря, он предложил вам на первой встрече купить банк или банки за границей, а где-то на пятой вы его переубедили?

   Может, на четвертой (улыбается).

  Переговоры Курченко, наверняка, вел не с одним банкиром. Вы знаете, кто, помимо вас, претендовал на должность главы финансового блока ВЕТЭК?

  Меня это не очень интересовало, честно говоря.

  Какие риски вы для себя видели, принимая предложение Курченко?

  Ты работаешь в устоявшемся бизнесе, который такой – глобальный, европейский, в плане стабильности у тебя все хорошо…

  Но скучно…

  Ну, не могу сказать, что скучно, но скучновато. Ты уже повторяешься, ты делаешь тысячи раз какие-то вещи, у тебя выстроено все: расписание… Расклад привычный.

  А тут молодая группа, с вопросами к происхождению капитала, с 27-летним собственником… Кстати, этот вопрос разницы в возрасте – он вас не волновал? Что вам придется подчиняться молодому человеку?

  Это последнее, что меня тревожило, честно говоря. Я легко общаюсь с любым возрастом.

  Ну, одно дело – общаться…

  Если ты идиот, то ты и старый идиот – ну, какая разница?

  Да, но одно дело – подчиненный, другое, когда человек существенно моложе вас и вами руководит. Дает указания, плюс еще без особой экспертизы в банковской сфере.

  Знаете, что для меня важно? Что Сергей: а) не хам; б) не жлоб – в широком смысле этого слова. Он как раз опровергает расхожую фразу: «Если ты такой умный, где твой миллион?». Деньги, в какой-то мере, все-таки мерило успеха.

  Возвращаясь к вопросу «Курченко на фоне олигархов старой формации». На кого он все-таки похож?

  Да на кучу молодняка в бизнес-среде! Прохоров, Ходорковский – сколько им тогда лет было, когда они формировали свой первоначальный капитал?

  В Украине можно вспомнить Жеваго. Как вы считаете, они сравнимы?

  Кстати, да.

  Или Жеваго был более взвешенным, менее эмоциональным?

  Come on! Вы Жеваго ранним не знаете. Очень быстрый был такой парень. Тоже, кстати, очень рано начал, в институте. Это уже когда забуреешь, меняешься…

  Говорят, что Курченко любит брать быка за рога, когда договаривается с людьми о трудоустройстве. Выходи завтра, сразу берись за сложный проект. В вашем случае так же было?

   На третьей встрече, примерно, уже было конкретное предложение. При этом он с пониманием относился к тому, что у меня какие-то сроки есть, что я не могу встать и все бросить, что для меня банковская группа, в которой я работаю, это уже часть моей жизни. Важно было то, что я не волновался за судьбу банка, который покидал: мы прошли кризис, команда притерлась. Я уходил тогда, когда все было понятно: кто на мое место заступит. Не было такой ситуации: «отсюда ушли, туда не пришли».

 

   Как бывший работодатель отнесся к вашему решению? На лице вашего шефа в UniCredit Group выражение «куда ты идешь» не читалось?

  Отнеслись очень приятно, очень уважительно. Мне, во-первых, сказали, что «мы не хотим с тобой расставаться». Мне даже зарплату повысили, хотя я не просил. Руководство группы много хороших, трогательных слов сказало. «Мы хотим, чтобы ты был с нами. Это, конечно, твой выбор, ты – взрослый человек, и мы примем любой твой выбор. Но хотим быть с тобой: если что-то не так – говори», – примерно так. Причем это было на всех уровнях: в Вене, Милане.

   А коллеги по цеху как отнеслись? Звонили же, наверное, интересовались? Поздравляли или, наоборот, недоумевали?

   Большинство поздравляло.

   Переманивать подчиненных из Укрсоцбанка вам запрещено?

  Я подписал обязательство полтора года этим не заниматься. Кстати, я и без такого обязательства, когда ушел в Укрсоцбанк из ПУМБа, этим не занимался. Потом, со временем, несколько человек у нас оказались, но, как правило, это были люди, у которых не складывались отношения в ПУМБе. То есть, не то чтобы мы искали случай и цинично выдергивали кадры.

  Бонусы Курченко вам были обещаны исключительно материальные? Мы писали о том, кто из влиятельных лиц у власти помогает его группе – возможно, вас завлекали и будущими высокими постами в госструктурах?

   Никаких обещаний куда-то продвинуть меня мне никто не давал. Да и намеков никаких не делал.

  Но не могли не раздумывать о том, комфортно вам будет с такой специфической группой или нет? Или, наоборот, обрадовались возможности работать в структуре, которой несложно решить вопросы на государственном уровне?

  Я не воспринимал это как плюс. Я по земле ногами хожу, отвечаю за свои поступки. Ты, образно говоря, покупаешь весь «пакет» – со всем, что в нем есть.

  Одна из составляющих этого «пакета» – вас теперь за глаза могут называть банкиром «семьи». Вас это не смущает?

   Во-первых, буду рад, если так будут называть. Во-вторых, не вижу для этого оснований. Курченко – бенефициар ВЕТЭК действительно. Он сотрудничает, взаимодействует с широким кругом людей, но он – не подставная фигура. Не «вот мы нашли мальчика, который будет представлять нас всех». Он генерирует схемы, идеи, управляет бизнесом, он создает его. Это не та ситуация.

  Вы утверждаете, что он – не классический «Фунт»?

  Он даже не «Суперфунт», он – активный создатель бизнеса.

Источник: http://forbes.ua

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: